вверх
воскресенье
25 сентября

«Необходимы системные удары по украинской критической инфраструктуре». Российские СМИ об Украине

20.09.2022 13:15

IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 647500

Российские СМИ продолжают ретранслировать открыто агрессивные антиукраинские взгляды и мнения, продолжая закреплять в сознании россиян образ Украины как «неонацистского» государства. Первую скрипку в этой пропаганде по-прежнему играют официальные СМИ. Так, рупор Федерального собрания РФ - «Парламентская газета» - опубликовала статью некоего Максима Григорьева, который называет себя «директором фонда исследования проблем демократии, членом Общественной палаты РФ», а также – что особо интересно – «членом Международного общественного трибунала по преступлениям украинских неонацистов и их пособников». В статье под призывным пафосным заголовком «Дать ответ на террористическую деятельность Украины» Григорьев раскрывает, по каким именно причинам «достижение целей специальной военной операции на запланированном временном отрезке становится исключительно сложно»...

«Невозможна без тотального подавления...»

Григорьев в «Парламентской»  сходу заявляет, что «продемонстрированная Украиной за время специальной военной операции политика носит предельно осмысленный террористический характер по отношению как к собственным, так и к российским гражданам».

А дальше следует банальный, но грозный пересказ кремлевских нарративов: «Опросы более 450 жертв и свидетелей украинских военных преступлений, проведенные с марта этого года сотрудниками и членами Международного общественного трибунала по преступлениям украинских нацистов и их пособников, показывают весь возможный спектр злодеяний - начиная от убийств малолетних детей и престарелых украинскими снайперами, огня на поражение по семьям, которые пытались эвакуироваться на свободную от Украины территорию, массового дистанционного минирования мирных районов Донбасса до взятия заложников и использования «живого щита» из собственных граждан. Киев не гнушается обстрелами мирных жителей с целью создать кровавую пропагандистскую картинку для показов заблаговременно подъехавшим западным журналистам. Все это явно демонстрирует, что киевский режим воспринимает собственных граждан в качестве биомассы, которой можно пожертвовать ради собственных целей»...

Или вот: «Развернутый Украиной террор и убийства лидеров общественного мнения на освобожденных территориях имеет явный аналог - убийства, организованные украинскими националистами после 1945 года на советской территории... Нельзя не отметить и массовые попытки организации Украиной терактов на российской территории - не только с помощью бандитского подполья, но и засылками диверсионных групп. Подлое убийство Дарьи Дугиной является примером излюбленной тактики украинского национализма - убийств интеллигенции, столь часто практиковавшихся им в своей истории... Показательны и украинские обстрелы российской территории - Белгородской, Брянской и Курской областей. Атаки на мирные объекты с убитыми и ранеными российскими гражданами ясно демонстрируют украинские намерения. Нет сомнений в том, что, если бы у Киева была соответствующая военная техника, такие налеты носили бы массовый характер - президент Украины В. Зеленский прямо говорил о «мощных ударах по российской территории».

А вот и главная мысль от «члена трибунала» Григорьева: «На этом фоне форма ведения специальной военной операции c отказом от ударов по украинской критической инфраструктуре становится основной причиной увеличения сроков операции».

На примере «операции НАТО в Югославии» Григорьев убеждает, что «даже двадцать лет назад, не говоря уже о современных условиях, аналогичная военная операция была невозможна без нанесения ударов по критической инфраструктуре...».

«Невозможна без тотального подавления ПВО, массового применения авиации по всей территории театра военных действий, поражения не только военных заводов, но и объектов, где ведется ремонт боевой техники, поражения объектов связи, включая (возможно, в первую очередь) те, что обеспечивают доступ к Интернету, а также сотовой связи, телевизионных вышек. В этом же ряду - поражение ключевых объектов энергоснабжения, ТЭЦ и ТЭС, мостов, железнодорожных и автомобильных дорог, объектов водоснабжения, объектов топливно-энергетического комплекса и так далее», - с жаром убеждает Григорьев.

И еще раз подчеркивает: «Без такого рода системной работы достижение поставленных Президентом Российской Федерации В.В. Путиным целей (обеспечить защиту от геноцида со стороны украинского неонацистского режима, демилитаризировать и денацифицировать территорию Украины) на запланированном временном отрезке становится исключительно сложно».

«Но наиболее важным является то, что отсутствие системных ударов по украинской критической инфраструктуре - это потерянные жизни мирного населения Донбасса и жизни наших (России, ДНР и ЛНР) солдат и офицеров», - строго предостерегает «член трибунала». То есть, модель дальнейших действий РФ в Украине ясна…

«Алгоритм не отлажен»

Газета «Московский комсомолец»  жалостливо сообщает, что «в связи с ухудшением оперативной обстановки на Украине и непрекращающейся бомбежкой Донбасса в Россию снова потянулись беженцы». При этом газета не боится признать, что «алгоритм эвакуированных из Украины семей до сих пор не отлажен».

«По подсчетам же российских экспертов, всего из Украины в Российскую Федерацию бежали порядка 2-2,5 миллиона. Только детей вывезли более 300 тысяч. С какими трудностями столкнулись первые беженцы? Сколько из них обрели вторую родину надолго, сколько хотят сегодня вернуться домой, где помогли бы и стены - если бы от тех хоть что-то осталось?», - ставит вопросы «МК» и пересказывает истории некоторых украинских беженцев.

«Выдали по 10 тысяч рублей подъемных на каждого члена семьи. Еще десять от президента, по 10 тысяч родителям к 1 сентября. И это вся материальная помощь, дальше крутись как хочешь», - рассказывает 42-летняя Лариса из Мариуполя, мама двух школьниц, воспитывает их одна. Говорит, что работу искала долго. Высшее ее образование не пригодилось. Пошла работать в магазин. Хозяин понимает ее ситуацию, но тоже не может платить много и оформлять официально. Он и без того помог получить медицинскую книжку. Работает женщина по графику 3/2. С 8 утра до 9 вечера. Предстоящий отпуск за свой счет - на 10 дней. Но все равно не жалуется. Из Москвы, правда, пришлось уехать в глубокую провинцию, там дешевле снимать жилье. За квартиру отдает 7 тысяч, получает на руки примерно 15. «Дома я зарабатывала в три раза больше. Стараюсь просто не думать об этом, чтобы не разреветься... В том городе, где мы поселились, каждый сам за себя. Такой уклад жизни. Мы ни с кем пока не подружились. Я стараюсь особо не афишировать, кто мы и откуда. А окружающие не очень стремятся сблизиться. И в общем-то я людей не виню, всем сейчас непросто».

«МК» не скрывает: «Это только казалось, что пройдет три месяца, максимум полгода, и беженцы настолько придут в себя, что смогут решать все вопросы самостоятельно. На самом деле ситуация настолько бьет по психике, что многие ментально буквально превращаются в маленьких детей, которым нужна бесконечная поддержка для того, чтобы продолжать жить дальше. Сами они ничего не могут... Говорят, что желающих курировать бедствующих украинцев сейчас гораздо меньше, чем было весной, - человеческие ресурсы тоже не бесконечны, а вот заявки от нуждающихся семей не заканчиваются. Сложно работать с людьми «в травме», кто-то не очень адекватно общается, срывает договоренности, из кого-то двух слов клещами не вытянешь».

«Беженцы разные, как, впрочем, любые люди, - рассказывают волонтеры. - Некоторые всех, включая нас, винят в своих бедах. Есть такие, кто всем недоволен, вещи им не нравятся, одежда не подходит. Тут, конечно, нужно понимать, что мы имеем дело не с бомжами, а с людьми, которые многое потеряли и которые не знают, что будет завтра. Есть такие, кто не может остановиться, хочет выговориться. И надо стараться самим не спятить, чтобы все это бесконечно выслушивать».

«Куча заявок на теплое одеяло от беженцев, которые обходились без одеял летом, а сейчас начали мерзнуть и простужаться. Мы спрашиваем, не хотите еще обогреватель? Они отвечают: не, спасибо, он же электричество тратит, а чем мы платить будем». Детям-школьникам просят достать хотя бы подержанные столы, чтобы учить уроки. Делают домашние задания на полу. Очень нужны любые б/у телефоны и компьютеры для школы. XXI век на дворе, требуют презентации, доклады. А когда в семье элементарно нечего есть… Существует и буллинг. Потому что дети, к сожалению, жестоки. Мальчику с лишним весом дети в школьном дворе кричали: «Жирный, это ты, что ли, в подвале сидел и голодал?» И тут требуется психологическая помощь для одной стороны. И элементарные объяснения для другой. Да, петь гимн и поднимать флаг, безусловно, важно, но, может, стоит к ним присоединить еще и уроки терпимости и гуманизма, ведь это в сегодняшнем мире не менее важно, чем воспитание патриотизма»...

Есть ли «беженцы, у которых все получилось, которые не ропщут и не жалуются?», - вопрошает «МК», и утверждает: «Разумеется, есть, хотя и не так много».

Газета пересказывает историю «счастливых людей» - семьи Лисенковых из Мариуполя, оказавшихся в «далеком Тобольске».

«Мужа взяли на работу на крупное предприятие. Мы были счастливы, - не сдерживает радость в разговоре со мной по телефону мама Светлана. - Мало того, нам дали служебную квартиру со всей обстановкой, так еще и сказали, что сможем выкупить ее через несколько лет. Я устроилась помощником повара в школе. Младший, Леша, учится тут же, Саша поступил в колледж...»...

«И еще она говорит о том, как красив далекий сибирский Тобольск с его непростой историей. Разве ж могли они сюда попасть хоть когда-нибудь, если бы не обстоятельства. Не было бы счастья, как говорится... Вот только с российским гражданством пока ничего не получается. В тех документах, что оформили сразу после приезда, оказался неправильный перевод с украинского. И все пришлось начинать заново...», - заключает сердобольный «МК».

«Сжигают ящики с буквой Z»

«Аргументы и факты»  утверждают, что «в Красном Лимане боятся возвращения ВСУ».

«Красный Лиман, будучи под Украиной, именовался просто Лиманом. Декоммунизация, которую фашиствующая Украина запустила по всей стране, коснулась и названий населенных пунктов. Когда союзные силы взяли Лиман под свой контроль, то тут же вернули прежнее название, присвоенное городу при советской власти. Сейчас Красный Лиман вновь стал одной из самых горячих точек донбасского фронта. ВСУ, накапливающие силы в окрестностях города, постоянно атакуют оборонительные укрепления союзных сил», - вводит «АиФ» в курс дела.

«...ВСУ попытались прорваться, но, получив по носу, отступили. Сейчас сюда стянуты серьезные силы. Город в любом случае останется под нами», - на условиях анонимности рассказывает один из военнослужащих».

«АиФ», однако, констатирует, что за две недели «ситуация на этих территориях изменилась кардинально»: «Красный Лиман сейчас как будто бы действительно вымер. По пустым улицам города, где еще две недели назад можно было встретить людей и автомобили, теперь лишь ветер гоняет осеннюю листву. Редкие люди уныло катят свои велосипеды к зданию городской администрации, где также нет никого, кроме представителей комендатуры. Здесь еще раздают хлеб всем желающим. Если бы не было этого, то вряд ли кто-то из жителей вообще рискнул бы выходить из своих укрытий на улицы. Шум тяжелой артиллерии в городе не смолкает. ВСУ мощно накладывают по городу снарядами и получают в ответ. По словам представителя военной комендатуры города, украинские националисты сумели полностью уничтожить единственную работавшую в городе больницу. В ней в том числе оказывали помощь российские врачи, приехавшие в Донбасс добровольно в свой собственный отпуск. Сейчас персонал больницы распущен, а врачей эвакуировали. Фактически в Красном Лимане получить первую медицинскую помощь можно лишь в военной комендатуре».

«Мирные же жители Красного Лимана просят солдат лишь об одном - ни в коем случае не оставлять город украинским военным», - убеждает «АиФ» - «Мы теперь очень боимся, что Россия нас оставит. Все, кто остался в городе, мы все очень просим не оставлять нас и не отдавать на растерзание этим отщепенцам (ВСУ - ред.). Слухов по городу ходит предостаточно. Говорят, что украинцы придут, но их здесь не ждут и не хотят больше видеть. После Изюма и Купянска немного страшновато стало», - говорит местная жительница Наталья».

Пенсионер Николай, по версии «АиФ», тоже очень боится «возвращения нациков»: «Люди опасаются. Они сжигают даже ящики из-под гуманитарной помощи, на которых нарисована буква Z. Люди боятся, что нацики вернутся, и тогда за такие ящики их просто убьют. Удивительно, что в украинской армии считают, что мы должны просто сдохнуть от голода, но ни в коем случае не брать гуманитарную помощь от россиян», - говорит Николай».

«По мере того, как находимся в городе, обстановка заметно ухудшается. Артиллерия работает все интенсивнее, а это значит, где-то начали активничать украинские военные. Наши сопровождающие настойчиво просят нас покинуть город, дабы не попасть под обстрел. Уезжаем по пустым улицам обратно в мирный Луганск, а одинокие прохожие бредут по осенним улицам нам навстречу. Они ждали Россию, когда союзные силы наступали, и никуда не уйдут, даже если в город войдут украинские нацбаты. Эти люди хотят быть с Россией. Именно поэтому мы не имеем права их оставить», - заявляет корреспондент «АиФ», спешно сматываясь из Лимана.

«Смыслообразующие ценности СВО»

«Аргументы недели» опубликовали мнение некоего Рамиля Гарифуллина - «доцента Института психологии и образования», размышляющего – не смейтесь – «о российском смыслостроительстве в связи со специальной военной операцией (СВО) в Украине».

Гарифуллин полемизирует с известным российским политическим проходимцем Захаром Прилепиным. Тот на днях заявил о своих опасениях относительно объявления в России всеобщей мобилизации на войну в Украину. «...Чтоб эта потенциальная мобилизация не обвалила год спустя Москву и Россию, нам надо начинать хотя бы культурную, медийную мобилизацию», - заявил Прилепин.

Доцент Гарифуллин с этим не вполне согласен: «Захар Прилепин призывает к медийной мобилизации. И я не оспариваю актуальность этого, лишь поднимаю вопрос об эффективности. Предложенный Прилепиным способ решения проблемы усиления мотивации к мобилизации не учитывает сложности механизмов эффективного влияния кино и песни в современных информационных условиях и реальных фактах, которые сейчас происходят. Сначала необходима эффективная и повышающая мотивацию россиян концепция смыслостроительства в связи с СВО. В результате каждый россиянин глубоко до своего сердца осознает смысл и смыслообразующие ценности СВО в Украине. И только на основании этой сильной концепции можно будет писать сильные сценарии для кинематографа и сочинять песни, в которых звучали бы идеи этой концепции».

«Чьи смыслы победят? Ответ прост: победят смыслы тех, кто имеет простые и убедительные смыслы. Ответ на вопрос: «Ради чего всё это?», должен быть простым и сильно-мотивирующим. Этот ответ должен быть сформирован, не благодаря манипуляции масс с помощью искусства, а благодаря глубокому убеждению масс с помощью различных инструментов влияния, в том числе благодаря искусству. Над этим мощно работают Запад и Украина. Услышал в одной телепрограмме, что на Западе уже появились антироссийские художественные фильмы об СВО. Это манипуляция методом искусства», - просвещает и предостерегает доцент Гарифуллин.

«Россия должна как-то конкурировать с этим западным влиянием. Увы! По влиянию западный кинематограф сильнее российского. Таким образом, необходимо искать иные инструменты влияния», - как-то вдруг безысходно заключает он.

Обзор подготовил Михаил Карпенко, «ОстроВ»




Новости партнеров