вверх
суббота
3 декабря

Роман Свитан: Перелом в войне наступил после того, как Украина начала применять HIMARS

21.07.2022 11:42

IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 642281

После того, как россияне захватили Северодонецк и Лисичанск и отчитались о полном захвате Луганской области (что не является правдой – два населенных пункта еще находятся под контролем ВСУ), интенсивность боевых действий несколько снизилась. Многие даже заговорили об оперативной паузе перед подготовкой рашистов к новому наступлению на Донецком направлении.

Отдельно стоит отметить работу американских HIMARS, которые уже поразили десятки крупных складов с боеприпасами и топливом, а также вражеские пункты управления. По словам Главнокомандующего ВСУ Валерия Залужного, благодаря этому вооружению Украине удалось стабилизировать ситуацию на поле боя. 

Вместе с этим появились сообщения о том, что на недавних переговорах в Стамбуле по экспорту украинского зерна РФ поставила Украине условие прекратить боевые действия на юге страны и таким образом приостановить контрнаступление. Официального подтверждения этой информации нет. Как и опровержения.

Полковник запаса, военный эксперт Роман Свитан в интервью "ОстроВу" рассказал о текущей ситуации на фронте, почему россияне не смогут захватить всю Донецкую область и как "зерновые" переговоры с РФ могут помешать контрнаступлению ВСУ на юге Украины.


Ситуация на фронте

- Давайте поговорим о ситуации на фронте. Многие говорят об оперативной паузе, вы с этим согласны?

- Оперативной паузы как таковой нет. Практически на всей линии фронта последние месяцы происходили обмены ударами – наступательные и контрнаступательные действия на малых расстояниях. То есть, работали в основном ротно-тактические группы, а то и просто ДРГ. Кроме нескольких точек, например, Северодонецк-Лисичанск.

- А что происходит сейчас?

- Сейчас у нас первая линия горячего фронта – от Северска до Бахмута. А если точнее – от Белогоровки под Северском до Углегорской ТЭС южнее Бахмута. Это та линия фронта, на которой постоянно, без каких-то перерывов и пауз, проходят бои: наступательные со стороны россиян и иногда контрнаступательные со стороны украинских войск. Но в целом эта линия фронта стоит примерно на одном и том же месте.

Вторая точка, где идет горячая фаза, это наступление россиян со стороны Изюма на Славянск. Там также происходят обмены ударами, в основном артиллерийскими. Иногда выходят ротно-тактические группы, которые наша артиллерия с успехом поражает.

И третья горячая точка – от Харькова до Старого Салтова. Там стоит группировка российских войск, у которой задача - срезать наше предполагаемое наступление в направлении Купянска. Это большой железнодорожный узел, куда сходятся поставки вооружения и боеприпасов российской группировки. Поэтому наши силы, которые уже второй месяц пытаются вести наступательные действия на Купянск, постоянно атакуются со стороны Белгорода. Это фронтальный удар, который не дает развить наступление на Купянск.

- А что с контрнаступательными действиями украинских войск?

- Да, действительно, наши военные проводят контрнаступательные действия в районе от Херсона до Кривого Рога. На этой линии фронта контрнаступательные действия ВСУ приносят успех. Идет движение линии фронта ближе к реке Днепр. Мы практически второй месяц подряд придавливаем россиян к Днепру.

- Почему это важно?

- Днепр является широкой и мощной преградой, через которую есть только два моста: в районе Новой Каховки и Херсона (Антоновский мост). И наше движение к этим мостам создает почву для деоккупации Херсона и всего правобережья.

Кроме того, последние несколько недель от Васильевки (южнее Запорожья) до Новотроицкого (южнее Донецка) ВСУ проводят успешные контрнаступательные действия. Некоторые российские группировки там уже выбиты с позиций. Движение фронта последние пару недель идет со скорость 2-5 км в день. И оно постоянное.

Есть определенный замысел – в таком режиме пробовать выдавливать российские войска там, где они просаживаются. Можно говорить о рыхлости линии фронта от Херсона до Донецка, поэтому там возможны контрнаступательные действия. Плюс работает наша артиллерия.

- Вы упомянули о двух крупных мостах на юге Украины, по которым, я так понимаю, российские оккупанты завозят вооружение. Почему ВСУ их еще не уничтожили?

- Это можно было сделать после поступления на вооружение HIMARS – подорвать Антоновский мост, который и так заминирован, и мост в районе Новой Каховки. Почему это не делает наше военное руководство - большой вопрос (интервью записывалось до ударов ВСУ по Антоновскому мосту 19-20 июля – ред.). Через Антоновский мост идут боекомплекты, которые выстреливают в сторону Николаева. Перерезав эту нитку, мы бы могли уменьшить обстрелы Николаева, потому что он как раз на 90% обстреливается артиллерией. И почему мы это не делаем -очень большой вопрос.

- У вас есть предположения?

- Я могу только предположить, что есть какая-то политическая договоренность между определенными группами, которая возможно была достигнута во время переговоров в Стамбуле. Скорее всего, эта договоренность подразумевает обмен территориями.

- Можете объяснить подробнее?

- Договорённость может заключаться в том, что россияне уходят из Херсона через этот мост, а мы в обмен на это не входим в Донецк.

- А мы уже можем войти в Донецк?

- Конечно. Сколько существует возможность взорвать Антоновский мост, ровно столько времени мы можем заходить в Донецк - мы рядом. Чтобы зайти в Донецк, нужна одна рота. Он не является непреступной крепостью. В любой город можно зайти, просочиться диверсионными группами. Одна ДРГ может долго удерживать какой-нибудь квартал. Но мы даже этого не делаем, хотя Донецк у нас на расстоянии до 8 км.

На данный момент в Донецке практически нет войск, которые могли бы противостоять заходу ВСУ. Донецк сейчас пустой, туда можно заходить без проблем.

Я думаю то, что мы не входим в Донецк и не взрываем Антоновский мост в Херсоне - это либо уже достигнутая договоренность, либо она предполагается. Но это не военная договоренность. Любой военный знает, что сначала нужно взрывать мосты.

Как российские войска выдавили нас из Северодонецка? Они взорвали три моста, после чего нам перестало поступать вооружение, и мы вышли. Таким же образом наше военное командование должно было взорвать эти два моста на юге, дождаться, когда они выстреляют имеющиеся боекомплекты, и брать их "тепленькими". Они тогда вынуждены будут переплывать Днепр вплавь. Еще месяц назад это можно было начать.

- Неужели наше политическое руководство могло пойти на такой шаг?

- Я думаю, что в Стамбуле были заключены определенные политические договорённости, которые в принципе были озвучены: россияне уходят из-под Киева и Херсона, забирают себе Донбасс и Крым и дальше идет политическое урегулирование. Выход российских войск из-под Киева 100% был по договорённости, потому что практически ни одна колонна при отходе не была обстреляна ВСУ. После этого вскрылись зверства россиян в Ирпене и Буче, украинское и мировое сообщество были в шоке от увиденного и после этого остановился процесс дальнейших переговоров. Переступить через Бучу смогли только "зерновики", которые на прошлой неделе договаривались в Стамбуле.

- "Злые языки" говорят, что главные требования россиян по вывозу зерна – это перемирие на юге, на которое Украина якобы согласилась. Насколько это реалистично?

- Скорее всего, учитывая действия, которые произошли в день переговоров, для вывоза зерна из украинских портов РФ выдвинула два условия: послабление американских санкций и прекращение наступления на Херсон. Дело в том, что контрнаступательные действия ВСУ на Херсон оцениваются всеми аналитиками (в том числе и российскими) как 100% успешные.

Но эта сделка не состоялась. Если бы она прошла успешно, то документ тут же подписали бы, а не перенесли на более поздний срок. Но украинская делегация не была уполномочена подписывать такое условие как прекращение наступления на Херсон. Поэтому, после этого и состоялся ракетный удар по Виннице. Когда ведутся переговоры с террористами, и, если не выполняются их условия, они убивают одного заложника. РФ поступила так же.

Американцы при этом выполнили условие и ослабили санкции в тот же день (Вашингтон разрешил, в частности, проводить сделки с российскими компаниями в сфере поставок удобрений, продовольствия, посевных материалов, лекарств и медицинского оборудования, - ред.).

На сегодняшний день вопрос состоит в том, пойдет ли украинское руководство на условия россиян не наступать на Херсон. Кстати, из-за этого и не взрывается Антоновский мост. Если мы его взорвем, это будет означать наше 100%-е наступление на Херсон.

- Вы считаете, украинское руководство может пойти на условия россиян и отложить контрнаступление на Херсон?

- Конечно, может. Над нашим политическим руководством довлеют договорённости, достигнутые ранее в Стамбуле, до Бучи.

Россиянам все равно на наше зерно. Это способ шантажа. Самое интересное, что носителями этого шантажа являются хозяева этого зерна, которые сейчас принуждают политическое руководство пойти на этот шаг.

- Чем это чревато в стратегическом плане?

- Если политическое руководство Украины примет решение не наступать на Херсон, россияне укрепятся, перебросят на правый берег железобетонные укрепления и боекомплекты. И уже через месяц взять эту линию укрепления будет практически невозможно. Этот месяц даст россиянам укрепиться на правом берегу и сделает невозможным бескровное освобождение наших территорий. Им как раз не хватает этого месяца.

Ситуация на Донбассе

- Почему россияне не могут захватить всю территорию Луганской области? Верхнекаменка и Белогоровка до сих пор остаются под контролем ВСУ.

- Просто в районе Белогоровки хороший рубеж обороны. С одной стороны он прикрыт Северским Донцом, с другой стороны находится подъем. То есть это хороший укрепрайон, потому мы за него и держимся. А россияне бьются об этот укрепрайон, потеряли там много людей, и будут продолжать это делать, потому что без этого они не смогут продвигаться в сторону Славянска.

- Почему им так важен Славянск?

- По той же причине, почему Новая Каховка важна для Крыма.

- Вода?

- Верно. В новой Каховке находится станция водоподъема днепровской воды, которая идет на Крым. Поэтому россияне будут биться за Новую Каховку, а не за Херсон.

Такая же картина наблюдается в районе Славянска. Там находится поселок Райгородок – водозабор Северского Донца и дальше канал идет через Часов Яр, Торецк, Горловку и на Верхнекальмиуское водохранилище под Донецк. Это важный водозабор для Донбасса.

Сейчас воды нет во многих городах Донецкой области, включая Донецк, поэтому им важно взять этот водозабор. И у них сейчас единственная задача, которую они нарисовали и более-менее могут выполнить, это взятие этого водозабора.

- Насколько это выполнимая задача?

- Если они сейчас соберут все войска со всего фронта и бросят на решение этой задачи, они смогут ее как-то выполнить. С другой стороны, такой сценарий будет означать концентрацию российских войск в одном месте, что будет хорошей целью для наших HIMARS.

Теоретически они могут взять этот водозабор, но удержать – нет. ВСУ их просто уничтожат вместе с этим водозабором.

Пусть они концентрируют войска в одном месте, а мы в это время будем работать по всей остальной линии фронта, где у них не хватает войск – в районе Херсона, Харькова, Изюма и так далее.

- Смогут ли россияне полностью захватить Донецкую область?

- Россияне на 100% не смогут взять всю Донецкую область. Максимум, что у них может получиться, это подойти к этому водозабору. Подойти, но не взять. Подачи воды не будет.

- Такие города как Славянск и Краматорск им не взять?

- Это нереально. Там очень большая агломерация Славянск-Краматорск-Дружковка-Константиновка, которую нереально взять. Это все является таким себе одним огромным городом с большим количеством промзон. Если они Белогоровку не могут взять, то какой Славянск?

- Военно-политическое руководство РФ это понимает?

- Они это прекрасно понимают, но у них нет другого выбора. Военные докладывают политикам, что не могут выполнить задачу, на что политическое руководство принимает решение торговаться зерном, ударами по городам, убийствами людей. Россияне прекрасно понимают, что не удержат Херсон и юг Украины. На данном этапе они хотят оставить себе хотя бы Крым, Донецкую и Луганскую области. Они уже выдохлись.

Количество резервов, которое они могут организовать в определенный момент времени, разбивается нашими войсками. Допустим, россияне собирают батальонно-тактическую группу, так вот мы ее разбиваем за неделю. Мы сейчас даже больше "выжигаем" людей, чем они могут поставить в строй. И это не только людской, но и технический ресурс.

Новые угрозы

- Несколько дней назад министр обороны РФ Сергей Шойгу приказал российским оккупантам усилить свои действия на всех участках фронта. Что это может значить?

- Они прекрасно понимают, что у нас сейчас положительное сальдо в сторону уничтожения их технических средств. Поэтому идет команда нарастить силы и средства, которые могут быть выдвинуты на фронт. Плюс идет команда на места готовить батальонно-тактические группы. Сейчас почти все российские области начнут формировать такие БТГ по типу наших ТРО. Шойгу просто дал политическую команду, а регионы уже сами выполняют, как могут.

- Эти БТГ могут изменить ситуацию на фронте?

- Ситуацию они точно не изменят. Линия фронта не изменится. Наши их будут переламывать дальней артиллерией еще на заходе. У нас уже есть HIMARS, артиллерия, авиация становится на крыло. К тому времени, как они сформируют эти батальонно-тактические группы, у нас уже будет много HIMARS.

Вы поймите, что мы можем с каждым днем уничтожать все больше и больше российской техники, а у них ресурсы заканчиваются, они не могут нарастить поставки и производство. Они уперлись в конечные цифры по расконсервации техники.

- Не могу не вспомнить недавное заявление владимира путина о том, что "мы еще даже не начинали воевать в Украине". Как вы его прокомментируете?

- Человек, который заявляет, что мы еще ничего не начинали, уже понимает, что у него ничего нет. Кроме этого заявления, не осталось ничего. Это последнее, что можно сказать в эфире.

- А как же всеобщая мобилизация и применение ядерного оружия?

- Что касается мобилизации, то она и так сейчас происходит, только без слова "всеобщая". Сегодня в каждом военкомате стоит задача по набору людей на доформирование воинских частей. Только сейчас это происходит добровольно и за деньги. Но процесс и так идет, его увеличить невозможно, ведь у тех же военкоматов есть пропускная способность.

РФ не объявляет всеобщую мобилизацию, потому что она не нужна. От слова совсем. То количество людей, которое им нужно для выполнения боевых задач, у них и так есть. От всеобщей мобилизации не увеличится количество танков. Нет смысла набрать людей, дать им автоматы в руки и отправить под наши HIMARS и танки.

Что касается применения ядерного оружия, если бы это было возможен, путин с него бы начал. Он прекрасно понимает, что это повлечет его личную смерть. Будет нанесен ответный удар странами НАТО по всей российской верхушке. Первый выпущенный снаряд приведет к ответному удару. Никому в мире не нужен ядерный конфликт. Я думаю, что путину это объяснили многие мировые лидеры.

- Беларусь может чем-то помочь путину?

- Белорусской армии как таковой не существует. Есть определённые силы специальных операций, которые больше натасканы на усмирение мирного населения. Белорусская армия никогда не воевала, поэтому она не несет нам никакой угрозы. И они это прекрасно понимают. Любая их волна разобьется о нашу бригаду, которая стоит вдоль северных границ. Поэтому они не будут идти в Украину. Это все равно, что головой об стену биться.

У них есть военно-воздушные силы, но они также нигде не воевали. Максимум, что они могут сделать, это предоставить свои самолеты россиянам. Но если они залетят на территорию Украины, то тут же столкнутся с нашими ПВО. Еще одна угроза со стороны Беларуси – это ракетные пуски с их территории по нашим городам. Там стоят российские "Искандеры", и это проблема.

Но больше они ничего не могут нам сделать. Максимум, на что сейчас способна белорусская армия, это побегать вдоль границы туда-сюда, поменяться и выставить фанерные танки.

- В наземную операцию белорусской армии вы не верите?

- Белорусская армия 100% не пойдет.

- РФ может привлечь белорусскую армию для боевых действий на Донбассе?

- В Украине уже есть белорусские контрактники, которые заключили контракты с РФ. Их находили мертвыми. Это граждане Беларуси, которые решили таким образом подзаработать. Но они там как наемники. Переброска белорусских войск в Украину невозможна. Белорусское государство этого не допустит. Да и сами войска могут отказаться выполнять эту задачу.

- Перелом в войне - когда он может состояться и как будет выглядеть?

- После того, как Украина начала применять HIMARS, наступил перелом в войне. Когда мы начали взрывать их логистические цепочки, взорвав почти все дивизионные склады и пункты управления, после этого наступил перелом в войне. Они остановились в наступлении. Единственное место, где они все пытаются наступать, это участок от Северска до Бахмута.

И этот перелом необратим. У нас увеличивается количество HIMARS, ракет и их номенклатур. Мы сейчас будем выжигать их логистику. Когда появятся ракеты с дальностью до 300 км, можно будет нанести удары по Керченскому мосту или по севастопольской бухте. А дальше россияне смогут только запугивать нас и заниматься обороной.

- А что с контрнаступлением?

- Оно уже идет. Как только в Украину зашли HIMARS, у нас началось контрнаступление, которое проводится мелкими контрнаступательными действиями. Этот режим называется выдавливанием. И он дальше будет так продолжаться. Как такового мощного контрнаступления, о котором все рассказывают, не будет.

- Вы согласны с руководством Украины, что война может завершиться к концу года?

- Да, согласен, но только горячая фаза. Война у нас завершится только после распада РФ. До этого момента мы всегда должны находиться в боевой готовности. Украина не сможет сама развалить россию, это может сделать только мировое сообщество. Надо повторить тот комплекс мер, который был предпринят для развала СССР.

Вопрос деоккупации всей украинской территории, включая Крым и Донбасс, может решиться к концу года.

- Звучит оптимистично. Обычно говорят о выходе наших войск на границы по состоянию на 24 февраля.

- Нарратив "до границ по состоянию на 24 февраля" является российским. Им важно, чтобы мы у себя в голове оставили эту границу, чтобы этим манипулировать. Для военного человека нет этой границы «на 24 февраля», у него есть присяга защищать суверенитет Украины и ее территориальную целостность.

С нынешними темпами поставок вооружения и обучения ВСУ до конца года реально освободить всю территорию Украины. И сейчас этот процесс будет лавинообразный: с заходом новой партии HIMARS будет виден все больший эффект на линии фронта.

Если будет принято решение начать заходить в Донецк и не рассказывать "сказку" про 24 февраля, то фронт у россиян посыплется. Кроме того, у российского политического руководства будут проблемы связать их "операцию" во что-то единое, когда они потеряют Донецк. У них рухнут все договоренности, потому что во всей это войне Донецк – это ключевая точка. Какой смысл будет держать Мариуполь, если потеряли Донецк? Так что, я думаю, до конца года с большинством дел мы закончим. Но! – при условии сохранения нынешних темпов поставок вооружений.

Беседовал Владислав Булатчик, "ОстроВ"