вверх
вторник
27 сентября

Закат медиа-империи? Почему Ахметов «закончил» с телевидением

15.07.2022 10:14

IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 641732

11 июля информационное пространство Украины испытало настоящий ураган: Ринат Ахметов выступил с заявлением об уходе SCM из медийного бизнеса. Дискуссия о том, почему бизнесмен принял такое решение, породила несколько разных теорий. Одни считают, что это какая-то многоходовка и Ахметов просто перевел свой бизнес в другую страну, другие утверждают, что из-за войны, телевидение стало самому богатому украинцу просто не нужно. «ОстроВ» решил разобраться с одним из самых громких событий недели.

Почему еще рано «закрывать» МГУ?

Украинские народные аналитики в социальных сетях – профессионалы в раздувании паники-истерики на ровном месте. Причем, здесь нет градации между тем, в какой именно соцсети люди обсуждают событие: Фейсбук, Инстаграм, Твиттер или Телеграм. Везде большинство юзеров изначально исказило главный посыл заявления. Он заключался в том, что СКМ возвращает государству лицензии на телевизионное вещание. Но восприняли это как – «Ахметов повесил свои телеканалы на государство!!!». Чисто по-человечески можно посочувствовать директору по стратегическим коммуникациям СКМ Наталье Емченко, которой пришлось убить не один день, чтобы всем все разъяснить, просто потому что люди не вчитываются в текст заявления.

Комментируя свое решение, Ринат Ахметов сказал о том, что вернуть государству лицензии на телевещание и остановить свои онлайн-медиа он был вынужден из-за вступления в силу, так называемого, закона «об олигархах».

«Такое решение продиктовано вступлением в силу закона «О предотвращении угроз национальной безопасности, связанных с чрезмерным влиянием лиц, имеющих значительный экономический и политический вес в общественной жизни (олигархов)». Как крупнейший частный инвестор в экономику Украины я неоднократно говорил, что не был, не являюсь и не буду олигархом. Короткий шестимесячный срок, определённый законом для продажи медиа активов, и российская военная агрессия против Украины не дают возможности компании SCM продать медиабизнес на рыночных условиях».

Что было понятно из первоначального заявления? Что Ринат Ахметов хочет играть по закону и пошел на принцип – если нужно лишиться медиа-активов, чтобы не быть олигархом, то это не проблема. При этом отказ от лицензий на телевещание еще не означает, что «Медиа Группа Украина» прекращает свою деятельность. Да, сайты «Сегодня» и «Украина 24» были остановлены и перестали обновляться. С утра 12 июля на всех телеканалах МГУ (Медиа Группа Украина) прекратился показ собственного контента, зрители могли видеть только телемарафон «Єдині Новини». Но даже это еще нельзя рассматривать как финал.

Будем откровенны: вряд ли кто-то в сегодняшних условиях в Украине был бы готов приобрести такой крупный медиа-актив за его реальную стоимость. Конечно, политику война не отменяла и многие заинтересованы в своих телеканалах (особенно Офис Президента), но кто будет платить реальные деньги, если Ахметову практически не оставили возможности торговаться. А для него - чем даром, да с унижением, то лучше вообще никак.

Тем более, что нет смысла инвестировать сейчас в медиа, если выборы неизвестно когда, а критиковать власть априори играть на руку врагу. Ну и телевидение, согласно соцопросам, стремительно теряет свое влияние, уступая в этом Интернету.

К тому же, давайте говорить честно: для Рината Ахметова медиа-активы были стратегически важными, но УБЫТОЧНЫМИ. Да, у нас в стране телевидение – убыточная история. Но если до 24 февраля убытки хотя бы частично компенсировались определенным объемом доходов с рекламного рынка, то вот уже почти полгода этого рынка, а соответственно, и доходов, нет. Расходы в МГУ сократили почти сразу – часть людей ушла в отпуск за свой счет, кто-то работал за «бюджет поддержки» (урезанная часть зарплаты, но хоть что-то), кто-то покинул компанию сам.

В чем была стратегическая важность? Когда вы владеете большим медиа-холдингом, вы можете «кормить» аудиторию смыслами, подавать информацию под правильным для вас углом. Ваши интересы лоббируются и защищаются, оппоненты получают череду имиджевых ударов, а вы продолжаете строить и развивать свой бизнес, активно стимулируя население становиться его частью. То ли клиентом, то ли сотрудником. Либо же просто формировать общественное мнение о своем бизнесе и себе, как бизнесмене.

Что уж и говорить, если президент Владимир Зеленский, из года в год признаваемый самым влиятельным человеком в стране, еще не так давно получил такой информационный нокдаун от «МГУ», что его рейтинг обвалился до уровня Петра Порошенко. В попытках спастись, президент, даже говорил о госперевороте 1 декабря, в который, якобы, пытались втянуть Ахметова.

В шоу Савика Шустера, которое выходило на ТРК «Украина», постоянно тусовались все кому не лень, от Данилюка до Порошенко. «Дресс-кодом» была готовность рассказать что-нибудь нехорошее про Зеленского и его окружение. Таковы были реалии, а Шустер – их проводником. Очень недешевым, кстати.

Но вернемся к вопросу о том, почему рано списывать МГУ. Даже без телевидения этот актив еще может быть полезен для его акционеров. Что нам говорит об определении интернет-СМИ закон 5599 «Про запобігання загрозам національній безпеці, пов'язаним із надмірним впливом осіб, які мають значну економічну або політичну вагу в суспільному житті (олігархів)»?

«3) інтернет-засіб масової інформації – засіб масової інформації, що регулярно поширює інформацію у текстовій, аудіо-візуальній чи іншій формі в електронному (цифровому) вигляді у мережі Інтернет через веб-сайт під сталою назвою як індивідуалізуючою ознакою».

То есть, Ринат Ахметов в теории может «продать» «Медиа Группу Украина» за символические средства трудовому коллективу, так сказать, «сыграть в каналы Медведчука». Денег, чтобы вернуть лицензию на телевещание, у них, конечно же, не будет, но раз в собственности «МГУ» останется технический комплекс и штат людей, можно сохранить вещание в YouTube…

Общее телесмотрение в Украине с каждым годом уменьшается. Из открытых данных известно, что например, в январе-августе 2019 года показатель телесмотрения снизился на 5% по сравнению с аналогичным периодом. И нет ни одной предпосылки считать, что в 2020-2022 годах ситуация изменилась в пользу телевидения. Более того, пропагандистский Единый марафон, скорее всего добьет телевидение. Люди все больше отдают предпочтение именно онлайн-СМИ, получению информации из социальных сетей, а YouTube вытесняет классический «ящик». Так что, телеканалы Ахметова могут спокойно переезжать в диджитал. Формально руководить активом может трудовой коллектив (акционерный совет из менеджеров и продюсеров), а интересы Ахметова продолжат звучать в эфире. Но уже не по телевизору.

Другое дело, насколько это нужно сегодня собственнику. Сейчас толкать вперед свою информационную повестку нет смысла. В стране война, все сосредоточены на скорейшей победе Украины над оккупантом. Говорить о продвижении бизнес-интересов сейчас, как минимум, некорректно. Точно так же, как о влиянии на парламентариев. Да и какой там бизнес, когда металлургия в стране работает только на 10% от довоенных объемов, а флагманские заводы в Мариуполе уничтожены российскими оккупантами. Ситуация тяжелая, а закон, закручивающий гайки всем, ее только усложняет.

В СКМ закон 5599 назвали дискриминационным, ведь по большому счету, весь крупный бизнес загоняют под палку СНБО. Каждому из них можно предъявить, что они влияют на политические партии, медиа, владеют крупными активами (иначе какой же это крупный бизнес) и являются монополистами. С каждым неугодным бизнесменом теперь можно быстро разобраться и заставить его выкручиваться, но уже угрожая действующим законом. Удобная позиция для создания очередного коррупционного потока…

Что говорят в «Медиа Группе Украина»?

За последние дни автор этих строк провел около двух десятков коротких и не очень бесед со знакомыми из «МГУ». Общий знаменатель у этих разговоров можно вместить в ёмкую фразу: «нет понимания»/ «неизвестно, что дальше»/ «непонятно, что делать». Под угрозой потерять работу во время войны оказалось 4000 человек. И действительно неизвестно, чем они теперь должны заниматься, с учетом того, что Ринат Ахметов, возможно, не единственный, кому придется избавиться от медиа-активов. А значит, устроиться на работу в другой медиа-холдинг –миссия невыполнимая.

Пожалуй, выход на рынок труда такого количества людей – единственный негатив для Ахметова во всей этой истории. Но и претензий к нему от них лично будут несправедливыми. Даже в ковид, когда замерла деловая и экономическая жизнь, максимум, которым отделались сотрудники «МГУ» - пришлось уйти в оплачиваемый отпуск. У кого не было достаточно дней, те, конечно, были вынуждены брать за свой счет. Но в целом, компания вышла из ситуации победителем, сохранив людей и репутацию одного из самых надежных работодателей на рынке. Теперь ситуация в стране хуже, чем была во время Ковида. И конкретно у собственника «СКМ», в который входит «МГУ», она значительно ухудшилась. В том, что кто-то останется без работы, не было сомнений уже в марте. Но под ударом оказались все. И не Ахметов в этом виноват. Если у кого и есть претензии, то адресовать их надо в Кремль.

Много говорили о том, что якобы это все хитрый ход, и Ахметов перевел медиа-бизнес в Польшу, куда «МГУ» накануне продала пакет украинских телеканалов, мотивируя это большой украинской аудиторией в Польше. Но тут все ломается о заявление той же Натальи Емченко, которая, в ходе дополнительных разъяснений по ситуации, пояснила, что этот бизнес тоже останавливается.

«Вихід будь-яких власних проєктів та виробництво контенту на всіх телеканалах, виданнях, онлайн-майданчиках Групи припиняється. Разом із відмовою від ліцензій на мовлення каналів медіа-групи припиняється дистрибуція цих каналів за кордоном, в тому числі у Польщі», - написала Емченко в Facebook.

Неужели Ахметов закроет «Шахтер»?

Следом за активами «МГУ» была отозвана и лицензия на вещание «Шахтер ТВ». Это тут же вызвало массу разговоров о том, что следующим активом, которым пожертвует Ахметов, будет ФК «Шахтер». Исключать сегодня, конечно же, нельзя вообще ничего. Но закрытие канала, у которого также была лицензия на телевещание, не означает, что клуб ждет коллапс.

Почему футбольному клубу «Шахтер» пока ничего не грозит? Как известно, футбол – это страсть Ахметова. Чего не скажешь о телевидении, которое было для него всего лишь инструментом. Пожалуй, должно произойти что-то страшное, чтобы Ахметов отказался от «Шахтера». У клуба остаются все страницы в соцсетях – в 2022 году это уже намного большие охваты, нежели у телевидения. Одного YouTube-канала с головой хватит для освещения клубной жизни. Вот только и тут может возникнуть противоречие закону про олигархов, ведь YouTube-каналы частных компаний, конечным бенефициаром которых является один человек, тоже можно трактовать, как влияние на медиа. И здесь у «СКМ», скорее всего, не будет другого выхода, как включать все юридические мощности для попытки защитить частную собственность. Потому как в противном случае дело с трактовкой влияния Ахметова на медиа может дойти до откровенного маразма.

Футбольным болельщикам, конечно же, ждать сладкой жизни не придется. Уже не будут играть за «Шахтер» дорогостоящие бразильцы, но часть лидеров команде пока удалось сохранить. В откровенный цирк превратилась история с уходом/приходом главного тренера, но это уже вопрос к соответствующим службам.

В СМИ пишут, что у клуба образовались долги по трансферам футболистов за прошлый год. Тогда за некоторых игроков «Шахтер» должен был якобы выплатить суммы в несколько траншей, но война повлияла и на этот процесс. Но даже с этим клуб продолжает жить и сыграет в Лиге чемпионов УЕФА в сезоне 2022/2023. Что принесет ему определенные средства, которые точно позволят прожить как минимум еще один год.

Позиции Рината Ахметова сегодня не выглядят такими сильными, как еще год назад. Но даже при этом его компании продолжают работать, платить налоги в бюджет Украины и выделять помощь ВСУ для отражения российской агрессии. Странно выглядит, когда украинское общество возбудила новость об отказе от телевизионных лицензий одной медиа-группы, в то время, как 20% страны оккупировано врагом, а каждый день война уносит жизни, как военных, так и мирных жителей. Телевидение, политика, футбол, развлечения, все это вернется в нашу жизнь ровно тогда, когда с нашей земли будет изгнан оккупант. И только тогда разговоры о продаже, передаче или ликвидации каких-то медиа будут иметь какой-то смысл.

Даниил Вереитин, «ОстроВ»




Новости партнеров