вверх
воскресенье
2 октября

Купоно-гривна? Что ждет национальную валюту, если…

22.07.2022 10:26

IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 642353

Высокая долговая нагрузка на украинскую экономику была серьезной проблемой еще до российского вторжения. В условиях войны она многократно обострилась и усилилась. Поскольку большая часть получаемого внешнего финансирования – не безвозмездная помощь, а новые кредиты. Правительственный подход к решению этой проблемы вызывает много вопросов.


Госдолг Украины: платить нельзя простить

Казалось бы, не должно быть дилеммы в том, где ставить запятую в словосочетании, вынесенном в подзаголовок статьи. Но в Кабмине и Минфине ее никак не решаются поставить в нужном месте.

Еще 4 июля премьер Денис Шмыгаль на донорской конференции (проходила в швейцарском Лугано) сделал очень неоднозначное заявление. По его словам, правительство Украины (в лице Минфина) не обсуждает реструктуризацию госдолга. Но при этом надеется на соответствующую инициативу самих кредиторов.

Любой, кто хоть однажды брал кредит в банке, понимает всю абсурдность данного заявления: кредитор сам никогда не предложит заемщику списать часть долга, уменьшить проценты или хотя бы отсрочить выплаты.

Очевидно, что выходить к зарубежным кредиторам с подобными предложениями в рамках реструктуризации должен именно украинский Минфин. По одной простой причине: частичное списание долга либо уменьшение процентных выплат нужны ему. А не держателям украинских облигаций.

Не менее странно в условиях падения бюджетных доходов из-за вторжения и колоссальных военных расходов выглядит утверждение Шмыгаля о том, что "нагрузка по уплате тела долга и процентов на Украину как государство сегодня действительно умеренная"

Сам же премьер в июльском интервью СМИ привел следующие данные. Весь месячный бюджет Украины - около 250 млрд грн. При этом расходы на содержание армии – порядка 156 млрд грн. в мес. И только 70-100 млрд грн. поступают в виде налогов и сборов. Остальное – займы.

На фоне такой финансовой ситуации сэкономить для госбюджета 350 млрд грн, которые предстоит выплатить по госдолгу до конца года – было бы действительно неплохо.

Потому что секвестировать бюджет, т.е. урезать предусмотренные в нем расходы, (как это в июльской публикации в СМИ предложил сделать председатель правления Национального банка Украины Кирилл Шевченко) – абсолютно нереально. За вычетом военных расходов на все остальные статьи приходится только 94 млрд грн. Вряд ли тут можно еще где-то сэкономить. А все капитальные госпрограммы развития были остановлены в феврале.

Тем не менее, правительство долгое время даже не пыталось поднять перед кредиторами вопрос о реструктуризации госдолга. "Очень важно сейчас иметь доверие от всех наших партнеров", -пояснил Д.Шмыгаль.

Иными словами, в Минфине и Кабмине опасались, что заемщику, который просит о реструктуризации, кредиторы в дальнейшем денег не дадут. Такие опасения выглядят необоснованно, исходя из опыта работы крупнейших украинских компаний.

"Метинвест" и ДТЭК Р.Ахметова, "Интерпайп" В.Пинчука – ранее успешно проводили реструктуризацию своего корпоративного внешнего долга. И что – после этого банки перестали их кредитовать? Конечно же, нет. Аналогичные примеры можно приводить и по крупнейшим зарубежным корпорациям. Поэтому вопрос, почему реструктуризация госдолга у правительства ассоциируется с утратой доверия кредиторов – остается открытым. Эксперты же придерживаются иного мнения.

По словам финансового аналитика Алексея Куща, одной из важнейших задач для экономической стабильности Украины во время войны является реструктуризация внешнего и внутреннего госдолга.

Необходимо получить отсрочку долговых выплат как минимум на 10-15 лет при полном списании части долга, минимум 50%. Также надо добиваться от кредиторов уменьшения ставки по ранее взятым рыночным займам до 1-2%, - полагает А.Кущ.

Продолжение правительством долговых выплат на довоенных условиях он назвал "финансовым мародерством". Утверждение эмоциональное, но по сути оно недалеко от истины.

Тем не менее, в конце июля все-таки "лед тронулся" в нужном направлении. Глава Минфина Сергей Марченко сообщил о предложениях украинского правительства, направленных держателям украинских гособлигаций внешнего займа.

По его словам, предлагается отсрочить все выплаты (как по процентам, так и в части погашения займов) по 13 выпускам облигаций. Это позволит сэкономить $2,5 млрд ежегодно. Сейчас речь идет об отсрочке на 2 года.

Очевидно, что инициатива Минфина очень "мягкая" по сравнению с той реструктуризацией, которая на самом деле нужна Украине. Т.е. правительство не ставит вопрос о частичном списании долга и уменьшении процентных выплат. Только об отсрочке платежей.

Стоит отметить, что добиться необходимых условий Киеву действительно очень сложно. Держатели коммерческого долга Украины (т.е. зарубежные инвестфонды и банки, купившие украинские облигации) в первую очередь будут ориентироваться на позицию официальных кредиторов, среди которых главным является Международный валютный фонд.

А там пока явно не желают идти на малейшие послабления для Украины. "Украина аккуратно обслуживает свой долг. И мы рассчитываем, что это продолжится", - заявил спикер МВФ Джерри Райс 14 июля на брифинге в Вашингтоне. По его словам, по данному вопросу нет никакой другой позиции Фонда – кроме той, которую он озвучил.

Такой жесткий и нелояльный подход официального кредитора создает очень серьезные проблемы в переговорах с коммерческими кредиторами.


Резервный айсберг Нацбанка

Между тем к реструктуризации госдолга Украину подталкивает ситуация с международными валютными резервами (МВР) Нацбанка. Они стремительно "тают", подобно ледовым айсбергам, отколовшимся от побережья Антарктиды.

По данным самого НБУ, за июнь его МВР сократились на 9%, до $22,76 млрд. В предыдущие месяцы наблюдалась аналогичная картина.

Уменьшение МВР вызвано масштабными продажами валюты на межбанковском рынке. Например, в мае НБУ продал валюты на $3,4 млрд, а купил в резервы только $56,4 млн.

Несложно сообразить, что если ничего не изменится, к концу года НБУ просто не сможет предоставить Минфину валюту для выплат по внешнему долгу. Ее просто не останется для этих целей.

Продавать валюту миллиардами НБУ вынужден для удержания гривны от стремительного обвала, вызванного работой" печатного станка" самого же Нацбанка. Т.е. необеспеченной эмиссией гривны, за счет которой правительство пытается закрыть огромные "дыры" в госбюджете.

С начала полномасштабной войны и до середины июля НБУ "напечатал" 225 млрд грн. Как результат, уже в середине июля официальный курс просел до 36,57 грн/$ по сравнению с 29,25 грн/$, зафиксированным 24 февраля.

Ситуация осложняется уменьшением притока валюты в Украину от экспорта и от заробитчан – создавая предпосылки для дальнейшего обвала. В апреле объем частных денежных переводов из-за границы уменьшился на 14,7% по сравнению с апрелем довоенного 2021 г., до $1 млрд. В целом за январь-апрель снижение составило 10,5%, до $4,07 млрд.

Очевидно, что тенденция имеет простое объяснение: массовый выезд украинцев из своей страны после начала войны. Те, у кого родственники ранее уже находились на заработках в Польше, Италии, Чехии и т.д. – просто поехали к этим родственникам. Соответственно, теперь заробитчанам для них не надо отправлять переводы в Украину. Как правило, многие из выехавших получают там социальные пособия, многие уже устроились на работу. Но помощь своей стране, воюющей и за их свободу и имущество, выражается, в лучшем случае, участием в проукраинских митингах и патриотизмом в Фейсбуке…

На проблеме падения украинского экспорта "ОстроВ" неоднократно останавливался ранее. Теперь к ним добавилась еще одна. С 9 июля Кабмин отменил категории т.н. "критического" импорта, под который валюта у Нацбанка должна быть, даже если камни начнут падать с неба.

К группе критического импорта были отнесены, в частности, отдельные продукты питания, медикаменты, топливо. Одновременно НБУ снял ограничения для продажи валюты под "некритический" импорт.

Отмену "критического" импорта можно объяснить. Теперь НБУ может продавать на межбанковском рынке больше валюты – которую ранее был вынужден резервировать для "критического" импорта. Т.е. снят предохранитель, удерживавший МВР Нацбанка на определенном уровне.

Кроме того, Кабмин 9 июля снял вообще все ограничения на импорт – включая антидемпинговые пошлины. Дело в том, что налог на добавленную стоимость (НДС), который взимается при импорте товаров – до войны был главным наполнителем бюджета.

Вероятно, таким образом Кабмин хочет сейчас увеличить налоговые поступления. Кроме того, за счет притока импорта в правительстве надеются как-то сдержать рост цен внутри страны.

Но! Цены растут в т.ч. из-за девальвации гривны. Которую "разогревает" отток валюты из страны по оплате импортных торговых операций. Если к этому оттоку добавить еще и колоссальные выплаты по внешнему долгу (только в сентябре предстоит выплатить $1,4 млрд) – гривна просто повторит судьбу купонных денег середины 1990-х гг…


Виталий Крымов, "ОстроВ"




Новости партнеров