вгору
п'ятниця
7 жовтня

Игорь Романенко: Война еще не перешла в затяжную фазу. Все решится осенью

03.07.2022 21:05

IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 640622

Российские войска продолжают вести активные боевые действия на территории Украины и уже заявляют о захвате всей территории Луганской области. ВСУ при этом проводят отдельные контрнаступательные действия и освобождают населенные пункты на юге нашей страны. 

Одновременно с этим в последнее время заговорили об открытии нового фронта в случае прямого вступления Беларуси в войну.

Заместитель начальника Генерального Штаба ВСУ (2006-2010 гг.), генерал-лейтенант запаса Игорь Романенко в интервью "ОстроВу" рассказал об угрозах со стороны Беларуси, когда возможно контрнаступление ВСУ и при каких условиях в этому году возможно перемирие.


Угроза со стороны Беларуси

- В последние дни активизировались разговоры о возможном нападении Беларуси на Украину. Как вы оцениваете такую угрозу?

- Руководство Беларуси под давлением Путина провело значительную работу по подготовке страны к участию в войне. Вооружённые силы Беларуси постепенно доходят до степени военного состояния со всеми вытекающими последствиями. Поставлена задача – увеличить численность ВСБ до 80 тысяч человек, произведена работа по снятию с длительного хранения вооружения и техники, хотя часть из них уже передается РФ. Это тоже сигнал, ведь при подготовке боевых действий необходимость в вооружении и боеприпасах будет увеличиваться, поэтому, с одной стороны, мы видим завершение подготовки ВС Беларуси к участию в войне, с другой – боевые действия сухопутного характера будут отдаляться, так как россиянам крайне необходима такого рода помощь (вооружение и техника, которую они забирают).

Но это не означает, что Лукашенко и Путин отказались от такого подхода. Политическая задача, которую ставит российский президент, превалирует над военной.

С военной точки зрения, даже с увеличением численности ВС Беларуси и созданием там подобия территориальной обороны, а также учитывая отсутствие опыта боевых действий, эту готовность можно оценить как ниже среднего. Но это не означает, что угрозы нет вообще, поскольку Путину необходимо не просто участие РФ в этой войне. Его пропагандистская машина уже воюет с НАТО, но для полной картины не хватает союзников, первым из которых должна стать Беларусь.

С учетом этой геополитической ситуации вероятность открытия этого фронта остается значительной. Но если Беларусь и может что-то начать и быть при этом эффективной, то только при участии большого числа российских войск, которых мы пока не видим.

Вместе с этим сохраняется возможность и осуществляется подготовка воздушного нападения ВС Беларуси на Украину. Проводятся тренировочные полеты авиации Беларуси и РФ, заведена бригада оперативной-тактического комплекса "Искандер-М" и дивизион С-400.

Вопрос только в политическом решении. Путин добивается, чтобы Лукашенко сделал публичное заявление (о вступлении в войну, - ред.).

- Как вы думаете, почему Путину до сих пор не удалось уговорить Лукашенко вступить в войну?

- Он не столько уговаривает, сколько осуществляет давление. Лукашенко прекрасно понимает, что вступление в эту войну может обернуться трагически для него и государства. При вступлении в войну у него будет катастрофически мало шансов удержаться у власти. Поэтому та группировка, которая у них сегодня есть, она в основном подготовлена для проведения диверсионно-разведывательной деятельности, провокаций и воздушных ударов.

- Если говорить о сухопутном нападении Беларуси, как это может выглядеть?

- Основные направления известны – это Волынская и Ровенская области, чтобы перерезать поставки западного вооружения в Украину. Более того, были заявления Лукашенко о том, что якобы осуществлялись ракетные удары Украины по территории Беларуси. То есть обстановка нагнетается, и, как правило, такое может осуществляться перед тем, как перейти к более активным боевым действиями. На сейчас это могут быть действия ДРГ, информационно-психологические операции. На большее они пока не решаются.

- Вступление Беларуси в войну может переломить ее ход?

- Конечно, это усугубит организацию ведения боевых действий для ВСУ. Но этот сценарий анализируется, просматривается и ведется соответствующая подготовка. Мы готовимся ко всем сценариям.

Россияне также готовят свои резервы. Есть информация о формировании танкового корпуса численностью до 200 танков и 400 боевых машин. Но в лучшем случае он будет готов во второй половине августа. И просто так белорусы не будут начинать сухопутные военные действия, так как для них это обернется большими последствиями.

Путин хочет втянуть в войну не только Беларусь, но и другие страны ОДКБ (Армения, Казахстан, Таджикистан, Киргизия - ред.), чтобы это выглядело как война союза против НАТО.

- Некоторые эксперты говорят о том, что не стоит бояться белорусскую армию. Вы согласны с такой оценкой?

- Я с этим не согласен. Белорусская армия среднего уровня, да и по количеству она представляет некую угрозу. Это иллюзии, что там много призывников, которые не будут воевать, к этому нужно относиться критически и объективно. Я всегда привожу в пример пропаганду СССР, когда перед началом Второй мировой войны она говорила, что в Вермахте много пролетария, что они поддерживают социалистический строй, поэтому не поднимут оружия. Мы знаем, чем все обернулось в 1941 году.

Государство есть государство, это инструмент принуждения, поэтому, если Беларусь начнет эту войну, ее граждане будут втянуты. И это будет непросто.

Ситуация на фронте

- Как оцениваете текущую ситуацию на фронте?

- Со стороны противника продолжается проведение второй фазы наступательной операции. Для ВСУ – это оборонительная операция. Идут тяжелые бои, особенно в восточной операционной зоне. Противнику удалось захватить Северодонецк, идут штурмовые действия противника и попытки оперативного охвата Лисичанска и войск, которые там находятся.

Мы знаем, что россияне планировали четыре "котла": в районе Днепра, который не был осуществлен, следующей – южнее Изюма, который также не состоялся, и оставшиеся попытки – это "котлы" в районе Славянска -Краматорска и Северодонецка-Лисичанска. Успехов там нет.

В связи с тем, что ВС РФ сохраняют больший потенциал, чем ВСУ, им медленно, но удается продвигаться.

- Когда может измениться ситуация?

- Вопрос в том, чтобы украинские войска получили тяжелое западное вооружение, о котором было заявлено еще на первом "Рамштайне" три месяца назад. Тогда это приведет к приостановлению продвижения противника, и он будет вынужден перейти к обороне по всему фронту. Такими действиями может характеризоваться второй этап наступательной операции противника.

- И дальше начнется контрнаступление ВСУ?

- Когда благодаря западным поставкам наш потенциал будет превышать российский, тогда будут силы для проведения контрнаступления. А пока мы по возможности осуществляем контрнаступательные действия на отдельных направлениях. Но это отдельные эпизоды, а не стратегические действия по освобождению наших территорий.

- Оккупанты захватили почти всю территорию Луганской области. Почему у них получилось?

- Потенциал ВС РФ на начало войны превышал наш в три раза. Война – это не игрушки, не иллюзии и не дилетантство, которое очень многие позволяют себе в оценке действий. На севере страны мы уничтожили треть этого потенциала, но остается еще две трети, плюс они провели скрытую мобилизацию, расконсервировали технику. РФ – это могущественное государство с соответствующими возможностями. Нельзя это игнорировать и заниматься шапкозакидательством.

Кроме того, западная помощь поступает в недостаточном количестве. Например, американский генерал Бен Ходжес говорит о том, что Запад обеспечил ВСУ только на 10% для приостановления продвижения российских войск.

- Следующая на очереди – это Донецкая область?

- Следующее на очереди – это то, как мы сможем противостоять российской армии. Политическая задача Путина известна – это захват Донецкой и Луганской областей в административных границах. По Луганщине – задача практически выполнена, по Донетчине – ВСУ контролируют 45%. Силы россиян иссякают, но их достаточно для осуществления продвижения.

- Возможно ли продвижение россиян на юге Украины? Включая Николаев и Одессу.

- Возможно все, но на текущий момент у них нет сил, чтобы одновременно вести боевые действия в восточной и южной операционных зонах. На юге Украины мы не просто обороняемся, но и проводим отдельные контратаки.

- Вы положительно оцениваете нынешние контрнаступательные действия ВСУ?

- Конечно. Например, это занятие превалирующих высот на местности. С военной точки зрения это правильные действия, не говоря уже о том, что происходит деоккупация наших территорий. Вопрос только в том, что для широкомасштабных действий такого плана у нас не хватает сил.

- Что нужно Украине для контрнаступления. Только вооружение? С личным составом нет проблем?

- С личным составом не будет проблем, когда он будет в необходимом количестве и готовым к применению зарубежной техники. Этого пока не происходит, техники поставляется мало.

Тех же HIMARS поступило аж четыре машины. Они относятся к системам залпового огня, но сейчас боеприпасы поставляются на отдельные пуски, и мы очень надеемся, что придет время и они будут использоваться по прямому назначению – то есть производить залповый огонь. С учетом того, что каждая ракета может наводиться индивидуально, эффективность такого применения будет значительно повышена.

- Когда мы говорим о контрнаступлении, какие это могут быть сроки?

- Самое главное в подготовке контрнаступления – это поставки западного вооружения. Как известно, после первого "Рамштайна" мы ждали поставки в середине июня, но эти декларации не были реализованы. Поэтому, по самым оптимистичные прогнозам, поставки такого характера могут произойти во второй половине августа и позже. Со всеми вытекающими последствиями. Кроме того, должно пройти еще время для обучения личного состава.

Что касается больших желаний о том, как бы побыстрее закончить войну и перейти к контрнаступлению…у войны есть объективные законы, эмоции и дилетантство только мешает, этим заниматься не стоит.

- Успехи ВСУ на острове Змеиный – что это означает в стратегическом плане?

- Силы и средства, которые россияне размещали на острове Змеиный и "вышках Бойко", включали в себя системы разведки и мониторинга воздушного, подводного и надводного пространств. Кроме того, на Змеином были сосредоточены средства нанесения ударов (в частности, "Грады") и зенитно-ракетные комплексы. Мы разрушили всю эту систему.

- В МВД заявили, что ключевая цель войны для россиян — это захват Одессы и полный контроль над Черным морем. Освобождение Змеиного нивелирует такую опасность?

- В полной мере нет. Угроза сохраняется.

- Можно ли сказать, что война перешла в затяжную фазу?

- Война еще не перешла в затяжную фазу. Все решится осенью, если осуществятся массированные поставки западного вооружения. Ведь россияне тоже готовятся, собирают личный состав, но с вооружением у них есть проблемы. Они сейчас собираются уговаривать Северную Корею, Китай и страны ОДКБ передать им вооружение. Конечно, потенциал будет менее современный, но этими силами можно будет дальше воевать.

Поэтому, если к осени мы успеем сравняться с российским потенциалом, то можно будет вести разговор о том, что мы начнем очищать нашу территорию от российских войск и проводить контрнаступление. Тогда затяжной фазы не будет, и мы перейдем к завершению боевых действий и перемирию.

- Перемирию или завершению войны?

- Войну закончить можно тогда, когда путем воздействия прогрессивных государств удастся сместить путинский режим и поменять социальную ситуацию в РФ. Хочу напомнить, что мир между Японией и РФ юридически не заключен с 1945 года. Они не воюют, но и официального мира нет.

Перемирие может быть в этом году, если нам поставят вооружение, мы подготовимся и проведем контрнаступление. Если этого не случится, то все может растянуться на более длительные сроки.


Беседовал Владислав Булатчик, "ОстроВ"




Новини партнерів