вверх
Воскресенье
5 Июля

Больше всего от коронавируса пострадали дети. Луганский дневник

24.06.2020
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 592597

На вопрос о том, как у нас обстоят дела с коронавирусом, ответить однозначно - сложно. Он есть, он никуда не делся, и число заболевших растет, пусть и медленно.

И у нас есть умершие, в том числе и два врача. Поэтому говорить о том, что коронавирус – пустяк, никак нельзя. Но, вместе с тем, здесь столько всего происходит, что всем как бы уже и не до коронавируса.

Да и попробуйте-ка отыскать того, у кого кто-то болел или заразился этой заразой, тогда вы поймете, что для большинства это весьма мифическая хворь, в которую условно верят, но почти ничего не делают, чтобы уберечься. А как можно верить в то, чего не видел воочию, на что невозможно протестировать себя, и чем не болеет никто из твоих знакомых?

Маски остались как условность – на продавцах (часто под подбородком) и в сумках у покупателей. То есть маски есть, но их не всегда удаётся найти сразу. «Масочку оденьте, пожалуйста», - вежливо говорит продавец покупателю, отпуская ему товар. И покупатель, включаясь в эту игру, начинает её искать: в сумке, в карманах, снова в сумке. Ах, да вот же она. А товар уже взвешен, деньги приняты, и очередь не соблюдает никакой социальной дистанции – тоже кто как. Чаще никак, потому что в этой игре маски надевают непосредственно перед актом покупки товара – то ли для того, чтоб не заразить продавца, то ли от того, что все здесь играют в эту игру во взаимовежливость.

И маски по-прежнему продают везде. Но тоже ведь момент - в самом начале они стоили под сотню рублей, а сейчас хорошую тряпичную маску можно купить за 35 рублей – прям, бери впрок на какой-то другой важный случай.

Кто-то успел, конечно, озолотиться на этих масках. Дело ведь здесь не в навыках кройки и шитья. Просто кто-то шил и ждал, а кто-то метнулся по торговым сетям, дал объявление, выложил в Вайбере и на OLХ. В общем, вы мою мысль поняли – здесь кормили не столько руки, сколько ноги и голова. Были и те, кто просто начал продавать давно украденное – что можно вынести из больницы: маски, перчатки. Вот их и стали продавать по рынкам те, кто годами не знал, куда все эти излишки деть.

Из минусов – больше всего от последствий коронавируса пострадали дети. Не в том прямом смысле, что они чаще болели, как раз нет. Но рикошетом вирус ударил именно по ним – пришкольных лагерей так и не открыли. Когда разрешили запустить спортивные секции, до отпуска тренеров осталось пара недель, и ещё одна фишка – тренера, кому за шестьдесят, оказались особенно уязвимы, от этого эти секции так и не открыли. То есть, если кружки и внешкольное образование работали официально, в лучшем случае они открылись в середине июня, чтобы протянуть до 1 июля, во всех остальных случаях всё было как на сердце ляжет – кто-то ходил заниматься тайком домой к преподавателям, кто-то вовсе перешёл на дистанционное обучение по скайпу, а кто-то решил выждать до сентября. И когда открыли бассейны, в них пошли просто толпы – узнавать, как туда записать детей. Если раньше интерес к спорту был перманентным – когда сезон, когда тепло, когда дело к лету, то сейчас в водные секции ринулись все от того, что для многих это единственна возможность как-то занять ребёнка. Ясно, что весь спорт существует без масок. И это тоже занятно – на рынке нужно надевать маску, а на пробежке нет.

А вообще всё, что происходит вокруг вируса, напоминает кривое зеркало. Если в России объявили карантин, - будьте уверены, эта тема день-два дойдёт и до нас. Не точь-в-точь, это ясно, но тоже дойдёт. И у каждого был люфт - тот самый день-другой, чтобы что-то успеть: выехать, вернуться, затариться необходимым.

Так же и с отменой карантина. Если Россия отменила у себя, у нас отменят само собой, и к количеству заболевших это отношения не имеет никакого. Поэтому следить нужно за событиями в России, чтобы понять, что произойдёт здесь.

Так же, собственно, и с парадом. Россия объявила парад, и мы кивнули в ответ: есть! Только один момент, в Москве нет нашей умопомрачительной жары, но этого ведь никто не брал в расчёт. И маршировали денно и нощно те несчастные, кому в этом году идти в парадном строю. Один нюанс – в масках и в перчатках, помимо обязательного снаряжения, потому что вирус.

Пока шли тренировки, возле ВАУШа (Луганское высшее военное авиационное училище штурманов - ред.) дежурило по две «скорых» - приводить в чувства потерявших сознание. Но вопрос в другом, кто пойдёт на площадь по такой жаре зрителем? Вся площадь – сплошь раскаленный бетон. Ни тени, ни деревца. Многочасовое шествие на жаре - для гипертоников и сердечников смерти подобно.

А вообще, каждый день приходят сообщения от друзей, которые проводят время по озёрам и водохранилищам. Весело, ясное дело, без масок. И отгремели школьные выпускные, и тоже всё честь по чести – в ресторанах и в бальных платьях. А какие же маски к таким нарядам?

И если говорить о детях, то завис вопрос летнего оздоровления – границы закрыты, и, вопреки всем прогнозам, 15 июня (как вещали самые знающие) их не открыли. Но, при этом активно реализуются путёвки в Крым от местного «профсоюза» – обещая заезды с 1 июля. А самые дальновидные ездят отдыхать по месту. Как оказалось, здесь тоже много озёр и водохранилищ, где, на худой конец, тоже можно провести время и порыбачить. И если какая-то отрасль и испытывает подъём, то это магазины велосипедов и рыбных снастей. Кататься, и рыбачить можно даже в разгар мировой пандемии, а выбора-то больше и не осталось.

Из неожиданного – дефициты. Как-то вдруг пришло понимание того, как много мы зависели от Украины. И то тут, то там продавцы разводят руками: товара нет, закончился, ждите. Как оказалось, запчасти, химикаты, косметика завозилась или, проще говоря, заносилась в руках в «республику». И все будто бы были готовы ждать, но такие вот бреши с дефицитом обнаруживаются всё чаще и там, где этого ждешь меньше всего.

Но за эти шесть лет буквально все открыли в себе новую добродетель – терпение. И если нужно ждать, все будут ждать. Привычно иронизируя над собой, «правительством» и мировой пандемией – слишком далёкой, чтобы оказаться правдой.

Ольга Кучер, Луганск, специально для "ОстроВа"


Новости партнеров