вверх
Среда
20 Июня

Из жизни пенсионеров в "ЛНР"… Луганский дневник

09.02.2018 12:00
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 541707

Есть две новости. Как и полагается, хорошая и плохая. Хорошая – минимальные пенсии в «республике» подняли с января до 2904 рублей. Было 2730 рублей. По словам председателя местного пенсионного фонда, получателей такой вот увеличенной пенсии в «республике» 220 тысяч человек.

Да, это и есть хорошая новость. Я не о том, что 220 тысяч будут получать эту пенсию, а о том, что пенсию подняли почти на 200 рублей, и 200 рублей это 20 нарезных нерезаных батонов – что для большинства пенсионеров их месячная норма потребления хлеба.

Теперь к плохим новостям. 200 рублей - ничтожно мало. Хоть здесь, конечно, как посмотреть. Вспоминая моих бабушку и дедушку в их пенсионном возрасте, я не помню, чтобы они жили так тяжко как живёт большинство пенсионеров сейчас, остро нуждаясь почти во всём.

Бабушка шила себе платья в ателье, дедушка был одет по сезону и некоторой моде. Они покупали всё самое необходимое в дом и вполне прилично питались. Мне не запомнилась ни тотальная бедность, ни давящая тема безденежья или пустой холодильник. Бабушка с утра спешила на рынок, чтобы выбрать что-то свежее и лучше, а дедушка совершал свой променад по рынку днём, возвращаясь летом с неизменным арбузом или отменными помидорами – он умел покупать и то, и другое. В общем, живя на свои пенсии, никто из них не бедствовал.

Сейчас в моей семье два пенсионера, и я могу точно сказать, что в обоих случаях их положение едва ли не плачевное, потому что пенсии не хватает ни на что. Коммуналка в «республике» показательно дешёвая. Скажем так, плата за коммунальную квартиру из трёх комнат выйдет пенсионеру в зимний период в 800 – 900 рублей (я говорю об отоплении). Плюс свет-газ-вода-домофон – это ещё рублей 500. Всё вместе обойдётся около 1500 рублей. То есть на проживание в месяц выйдет меньше половины одной пенсии. Не густо, да?

Я хорошо понимаю, что всё в этой жизни очень относительно. У меня есть приятели, у которых все члены семьи получают пенсии – двое по возрасту и один по инвалидности. До 2014 года они успели сделать в своей квартире ремонт, провести автономное отопление, купить зеркальный фотоаппарат и новый компьютер. Да, я не шучу. Технику брали в кредиты, на ремонт собирали, откладывая с тех же пенсий. Не успели кое-что из намеченного – началась война. Но факт – имея только доход в виде пенсий всех членов семьи, они вполне сносно питались, покупали лекарства, оплачивали коммуналку.

С лета 2014 года они не покупали ничего себе кроме минимума лекарств по необходимости. Конечно, перемена слишком очевидна – раньше как пенсионеры они могли не только выживать, но и вполне прилично жить.

Ещё пример – звонок моей тётушки с вопросом, что ей подарить моему ребёнку на Новый год. Она живёт на одну пенсию, поэтому мой ответ был очевиден – спасибо, ничего не нужно. Но она так не может, поэтому долго и мучительно выясняла у меня, что же ей купить ребёнку – конструктор, машинку, кубики? Но я знаю цены на всё и качество, никак не соизмеримое с ценой. И я предвижу её изумление от того, что крошечная машинка мейд ин Чайна будет стоить её недельного бюджета. Выслушивая мои уклончивые ответы: «Спасибо, ничего не нужно», она резюмировала: «Для меня лучший подарок – продукты. Я вижу в этом смысл, поэтому я не ориентируюсь в том, что может быть нужно ещё».

И это всё тоже реальность жизни в «республике» - денег не хватает ни на что. Одежду покупают по крайней необходимости и в секондах. Для очень многих самая главная мечта – поесть то, что хочется и столько, сколько хочется.

Выходит, не весело, когда человек ограничен даже в таком вот просто и примитивном пищевом желании. Сегодня при мне в кассе местного «госбанка», оплачивая коммуналку, местный пенсионер сетовал на жизнь: «Я не могу жить на свою пенсию – мне её не хватает ни на что. Могла ли я подумать, честно работая всю жизнь, что буду нищенкой на старости… Рядом со мной живёт вор-карманник. Он всю жизнь по тюрьмам. И у нас с ним одинаковая пенсия. Я – учитель музыки, работавшая всю жизнь с детьми, и он, воровавший всю жизнь. Лучше бы я тоже воровала…».

Таких монологов вокруг сейчас очень много. Их произносят, не взирая на то, что охочих слушать не много: на рынке, у окошек в «госбанке», на остановках, в транспорте. Пенсионеры сожалеют о том, что всю свою жизнь, как им сейчас кажется, они честно работали, что не накопили богатства, что не имеют связей или возможностей улучшить своё положение. И для многих единственным выходом остаётся оформление украинской пенсии с рисками для жизни и своего здоровья.

Собственно, вариантов для выживания не густо – вынести в комиссионку то, что может продаться – это хрусталь, серебро, сервизы известных фабрик. Но сколько этого добра набёрется в обычной семье? И сколько можно выручить за это, с учётом комиссионных поборов магазина? Не густо. Можно было бы наняться няней, но сейчас такое количество желающих работать, что выбрать кандидата на работу можно из молодых, образованных и энергичных.

И ещё, у очень многих появилась обида на всех – правительство, войну, жизнь, людей вокруг, состоятельных соседей, обладателей большего дохода, гуманитарку… И многие попросту сломались – считая, что смысла бороться уже нет.

Да, ещё один штрих – после 2014 года пенсию в «республике» всем назначают минимальную. Те самые 2904 рубля. Связано это с тем, что не приняты местные «законы», и всем обещан пересмотр размера пенсии в каком-то обозримом будущем. И снова, исходя из размеров местных пенсий, я могу точно сказать, что не видела в местном цирке бабушек с внуками – пригласить внука в цирк выйдет в половину пенсии (билеты в первые ряды 600 рублей).

Похожая ситуация с походами в кино и кафе-мороженое. Я практически никогда не вижу там идиллии в виде бабушек и внуков. А ведь эту тему так любят использовать в рекламе и добрых фильмах. И даже в этом существенное отличие жизни местных пенсионеров от жизни когда-то моих бабушки и дедушки, когда они читали книги, ходили в библиотеку рядом и кино, своими силами делали ремонт и умудрялись откладывать на подарки детям и внукам. И никому из них тогда не приходило в голову, что нужно было не работать всю жизнь, а воровать, чтобы на старости не было обидно от прожитой понапрасну жизни.

Ольга Кучер, Луганск, для "ОстроВа"