вверх
Среда
25 Мая

"Солдаты воевали за свою страну. Теперь их страна должна воевать за них". Западные медиа об Украине

04.05.2022 21:16
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 635166

Москва проигрывает в Украине, констатируют западные обозреватели. Вместо триумфа, у союзников Украины это вызывает, однако, страх. Все популярнее опасения, что в ситуации, когда ему уже нечего будет терять, президент Российской Федерации применит ядерное оружие.

Все, что любит Путин

Преступления российских войск в Украине, все более агрессивно-истеричное поведение российских чиновников на международной арене, но главное - яростное и мастерское сопротивление украинских бойцов и мирных жителей оккупантам склонили, наконец, страны Запада к передаче и наращиванию поставок Украине вооружений, о которых она просила.

"У Москвы есть сейчас 92 батальонных группы, которые воюют на Донбассе - по сравнению с 85 неделю назад, но все равно гораздо меньше 125, которые она имела на первом этапе войны, сказал чиновник Пентагона, - говорилось в статье The New York Times. - Каждая батальонная группа имеет от 700 до 1000 солдат. У России до сих пор есть крупная огневая сила в регионе, но многие из этих батальонов сильно пострадали в ранних боях вокруг столицы, Киева, и были брошены назад в бой на Донбассе до того, как восстановили свою полную боеспособность, сказал чиновник Пентагона."

"Некоторые военные эксперты дали еще более мрачную оценку перспективам России. Доктор Майк Мартин, приглашенный научный сотрудник, специализирующийся на изучении войны, в King’s College London, сказал ВВС, что наступление России “в некотором роде провалилось” и что бои за восток Украины могут завершиться в срок от двух до четырех недель. Ранние провалы России, ее неспособность совершить “какой-нибудь дерзкий маневр” в текущих боях и развивающееся мастерство Украины на поле боя являются причинами “крупного стратегического сдвига” среди стран Запада, сказал он, с расширением поставок оружия за пределы целей защиты Украины к целям нанести поражение России и довести до упадка ее армию."

Россия не просто выдыхается на поле боя: ей становится все сложнее пополнять резервы. Новые экономические санкции ЕС дают всходы.

"Уже действующие санкции - те, что были введены ЕС в марте, - воспроизведенные Швейцарией, запретят компаниям перепродавать нефть “Роснефти” за пределами Европы, - написали в The Wall Street Journal. - Это включает продажи на крупном рынке Азии, в первую очередь - в Индии, которая впитала часть спроса на российскую нефть после вторжения Москвы в Украину. Трейдеры все еще смогут ввозить сырые и очищенные продукты “Роснефти” в ЕС и Швейцарию, которые были исключены из запрета, чтобы не усугублять дефицит дизельного и другого топлива. Но многие компании в Европе быстро находят нероссийские источники нефти."

"Санкции были нацелены также на “Транснефть”, обширную государственную систему трубопроводов, которая доставляет нефть в порты, что создало дополнительное препятствие транспортировке российского топлива. Если у “Роснефти” продолжатся трудности с продажей, это преподнесет еще больший шок экономике, большей частью уже отключенной от западных финансов и коммерции. Компания называет себя крупнейшим налогоплательщиком России, на которого приходится пятая часть бюджетных доходов. В целом, по данным International Energy Agency, в 2021 году федеральный бюджет на 45 процентов состоял от поступлений от продажи российских нефти и газа."

В WSJ пояснили, что "основными сферами деятельности “Роснефти” являются добыча нефти и газа и очистка сырой нефти и для получения пригодного для использования топлива. Она с давних пор привлекает к продажам всего этого ряд трейдеров, включая Trafigura Group Pte. Ltd., Vitol и Glencore PLC, которые, в свою очередь, поставляют нефть покупателям во всем мире. Трейдеры, однако, отходят от российского рынка до начала действия санкций."

"В отличие от США, Россия не имеет достаточно места для хранения нефти, поэтому сокращение спроса быстро скажется на всей цепочке поставок и вынудит производителей сдержать добычу, - отметили также в американском издании. - Как только скважины будут перекрыты, их будет сложно снова запустить в их прежней мощности. Производство уже упало после вторжения 24 февраля, но масштаб потерь оценить сложно, потому что Москва ограничивает обнародование данных относительно ряда секторов. “Роснефть” и более мелкие частные производители столкнутся с долгосрочными проблемами, которые станут следствием запрета на продажу западных деталей и технологий России, говорят аналитики."

Никто не готовился

Специфические вызовы, однако, война поставила и перед промышленниками Соединенных Штатов, написали в The Wall Street Journal.

"Один из вызовов увеличения продукции в том, что военно-промышленная база меньше, чем была когда-то, - говорилось в его тексте. - Годы бюджетных сокращений и слияния предприятий оставили США с только двумя производителями ракетных двигателей. В 1995 году их было шесть. Количество компаний-субподрядчиков, по данным Управления правительственной отчетности, сократилось до тысячи с пяти тысяч. Raytheon Technologies Corp., второй по величине поставщик и производитель “Джавелинов” и “Стингеров” для Пентагона, сообщил во вторник, что недостаток ракетных двигателей может распространиться на следующий год."

"Глава корпорации Грег Хайес сказал, что Пентагон не покупал новые “Стингеры” почти двадцать лет. Хотя в прошлом году они перезапустили производство “Стингеров” для зарубежных покупателей, некоторые детали, которые больше не производятся, нужно переконструировать. “Это займет некоторое время,” - сказал Хайес на совещании инвесторов. Эллен Лорд, ответственная за закупку вооружения в администрации Трампа, сказала, что США отправили в Украину уже четверть своих запасов “Стингеров”. Пентагон сообщил, что на данный момент он выделил Украине около 1400 “Стингеров”."

"Лишь бы не было войны"

Помощь Украине и украинцам - в том числе, с определенными оговорками, военную - поддерживает большинство граждан США и стран ЕС. Повсюду остается, однако, заметное количество людей, в основном - левых пацифистов, которые убеждены, что предоставление Украине средств самозащиты только продлевает войну. От предположений о том, как, по их мнению, эта война должна завершиться, сторонники этой идеи, правда, воздерживаются, а предложений "просто сдаться", кажется, поступает все меньше.

Отвечая на новый коллективный призыв в Германии прекратить снабжать Украину оружием, чтобы вернуть миру мир, корреспондент Die Zeit  отметил, что авторам призыва в таком случае "пришлось бы, по меньшей мере, иметь дело с последствиями для людей в Украине, которые повлекла бы за собой капитуляция. Их можно увидеть в областях, которые были захвачены российскими войсками: изнасилования, пытки, мародерство, жестокие военные преступления, насильственные депортации (в том числе детей) куда-то в Россию, перемещение в "фильтрационные лагеря" для выбраковки "нацистов" (как таковых воспринимают всех украинцев, которые не считают себя принадлежащими к “великому русскому народу”)."

С размытым призывом не допускать эскалации выступил также британский The Guardian  - правда, против текущих поставок оружия его редакционный коллектив не возражал. Тем не менее, авторы текста настаивали, что "у России есть мало механизмов, чтобы предотвратить прибегание Путина к ядерному оружию, если он решит, что ему нечего терять. В колонке для The Guardian в прошлом месяце Кристофер Чиввис из Carnegie Endowment for International Peace написал, что в сценариях военной игры, в которой он участвовал и в которой рассматривалось, что будет, если Россия ударит по Украине ядерным оружием, единственный путь деэскалации был когда “открытыми оставались четкие политические пути выхода из тупика и линии коммуникации между Москвой и Вашингтоном. Во всех других играх мир был, по сути, разрушен”."

"Перед лицом крупных военных неудач Путин переориентировал Россию на сжимании хватки вокруг востока и юга Украины. Сжимание может стать еще более сильным, прежде, чем ослабнет. Осуществление целей Киева относительно ограниченными средствами работает, хотя Россия способна наносить неизбирательные удары по гражданским. Украинцы имеют полное право определять свои военные цели. Как и их союзники в НАТО, - настаивали в The Guardian. - Одна из их целей - не увеличить вероятность того, что война станет потенциально ядерным конфликтом. Западным лидерам следует решительно отвергать любые провокационные или эскалационные запросы. Ничто не может быть опаснее."

Ограничена пока и решимость союзников вводить некоторые дальнейшие санкции. В частности, среди американских чиновников нет пока единодушия относительно фактически личных санкций против президента РФ. Предположительно мать троих детей Владимира Путина Алина "Кабаева, бывшая ритмическая гимнастка и олимпийская чемпионка, известная в мире спорта благодаря ее чрезвычайной гибкости и международному допинговому скандалу, как подозревают, играет роль в сокрытии за границей личного состояния Путина, говорят чиновники США, и остается потенциальной мишенью для санкций. Чиновники США, обсуждающие этот шаг, считают, что введение санкций в отношении Кабаевой будет воспринято как настолько личный удар по Путину, что еще больше усилит трения между Россией и США," - рассказали в The Wall Street Journal.

"Департамент финансов и Госдепартамент обычно работают над подготовкой санкционных пакетов вместе, руководствуясь разведывательной и другой информацией. Зачастую до объявления пакета его должен одобрить Совет национальной безопасности. В случае с Кабаевой Департамент финансов подготовил санкции против нее, но СНБ принял в последний момент решение убрать ее имя из списка, который готовились обнародовать," - сообщили в WSJ.

"Сложность в том, чтобы угадать, какое влияние, если оно вообще будет, окажет введение санкций в отношении Кабаевой, сказали чиновники США о продолжающихся по этому поводу правительственных дискуссиях. Они признали, что такие санкции не изменят фронтовой динамики в Украине. Есть также вероятность, что Путин “ответит агрессивно”, сказал чиновник Управления по контролю за зарубежными активами Департамента финансов США."

Бытовой героизм

В Украине, между тем, идет страшная война. В более или менее безопасных регионах западные журналисты с места рассказывают о подвигах простых украинцев. Так, например, в тексте The New York Times  речь шла о жителях Демидова в Киевской области.

"Они стягивают сырой линолеум со своих полов и вылавливают картошку и банки с огурцами из затопленных подвалов, - начинался текст. - Вывешивают пропитанные водой ковры, чтобы сушить на бледном весеннем солнце. По всему Демидову, селу на север от Киева, жители борются с последствиями сильного наводнения, которое в обычных условиях было бы еще одним несчастьем для людей, на которых напала Россия. В этот раз, однако, это была тактическая победа. Украинцы затопили село намеренно, вместе с широкими просторами полей и болот вокруг него, создав трясину, которая сдержала российское танковое наступление на Киев и выиграла армии драгоценное время для подготовки защиты. Жители Демидова заплатили за это реками илистой зеленой воды, которая залила многие их дома. И они не могли бы быть более довольными. "Все понимают и никто не жалеет об этом ни на секунду," - сказала Антонина Костюченко, пенсионерка, чья гостиная теперь - заплесневелое пространство со следами воды на стенах примерно на фут. "Мы спасли Киев!" - с гордостью сказала она."

"Демидов был затоплен, когда войска открыли ближайшую дамбу и направили воду хлынуть в село, - пояснили в американском издании. - Повсюду в Украине военные без колебаний взрывали мосты, бомбили дороги и выводили из строя железнодорожные пути и аэропорты. Цель была замедлить российское продвижение, завести войска врага в ловушки и вытеснить колонны танков на менее благоприятную территорию. На этот момент по всей Украине разрушено 300 мостов, сказал министр инфраструктуры страны Александр Кубраков. Когда россияне попытались захватить ключевой аэропорт за пределами Киева в первый день вторжения, украинские вооруженные силы обстреляли взлетно-посадочную полосу, оставив ее в воронках и неспособной принимать самолеты с российским спецназом."

"Хотя некоторые люди жаловались на медленную уборку, которая, как ожидается, займет недели или месяцы, большинство жителей села сплотилось в почти радостном коллективном стремлении высушить свои дома, - свидетельствовали в NYT. - Даже при том, что дворы затопила паводковая вода и мимо домов дрейфовали пластиковые бутылки, женщины варили борщ и приглашали людей зайти и поесть, а соседи грузили дизельное топливо в резиновую лодку. 60-летний Роман Быховченко, охранник, сушил сырые ботинки на столе во дворе. Когда он зашел в кухню, через трещины в половицах забулькала вода. Все равно, об ущербе он говорит: "Оно того стоило". Костюченко, пенсионерка, извинилась за ворох полотенец, разбросанных на полу, когда демонстрировала ущерб, нанесенный ее дому. "Простите, что здесь такой беспорядок," - сказала она. Она вздохнула, посетовав, что ее сад, теперь - мелкий пруд, вряд ли будет засажен в этом году. Но затем пошутила, что, может быть, попробует выращивать рис."

А The Washington Post  рассказал о владелице одного из приютов для животных на Киевщине, 77-летней Асе Серпинской, которой удалось спасти почти всех своих примерно 800 котов и собак в период боевых действий и оккупации части области. "Субтильная, с мягкими седыми волосами, Серпинская говорит, что родилась упрямой. По ее словам, ее замужество - свидетельство этому. Она познакомилась с Валентином в 18, и хотя ее родители не одобряли, она вышла замуж все равно. В окруженном российскими войсками Гостомеле 78-летний Валентин, борющийся с четвертой стадией рака, вел машину ночью через вражеские блокпосты, чтобы привезти ей генератор, который спас приют," - говорилось в статье WP.

"Вторжение России в Украину 24 февраля перевернуло жизни по всей стране. Когда российские войска продвинулись к Киеву, чиновники прогнозировали, что город может быть захвачен через несколько недель. Когда Валентин разбудил Серпинскую в 7 утра, он сказал ей, что это началось. “Первая мысль, которая пришла мне в голову, это что нужно бежать в приют, - вспоминает она. - Я сознательно шла на войну. Мои люди были там, мои собаки были там.” Для некоторых приютов вторжение означало трагедию. В пригороде Киева Бородянке владелица правительственного приюта оставила животных в клетках и бежала. Без еды и воды 335 из почти 500 собак погибли. На вопрос, почему никто не эвакуировал животных, Наталья Мазур, директриса приюта, спросила, почему люди не были эвакуированы. Серпинская была потрясена, когда увидела фото с истощенными телами животных. Когда она прибыла в приют в Гостомель 24 февраля, первым делом она открыла все клетки, чтобы животные могли свободно перемещаться. “Почему не открыть клетки и там, - сказала она. - Это было бы так просто”."

Команде приюта удалось спасти также животных из соседнего зоопарка, включая льва, говорилось в статье The Washington Post. "Когда снаряд упал в близлежащий частный зоопарк с экзотическими животными, Серпинская с ужасом смотрела, как как его здание охватывало пламя. Владельцы оставили его, ее команда пробивалась через дым, спасая павлинов и черепах. “Остался только лев, - вспоминает она, нахмурившись. - Пять недель мы ходили туда под снарядами и пулями кормить льва, потому что он был закрыт в клетке, а у нас не было ключей”."

"Конечно, никто не хочет умирать"

В то же время западные репортеры и обозреватели с сочувствием и ужасом продолжают описывать осаду войсками Путина Мариуполя.

"На видео видно ребенка в самодельном памперсе из клейкой ленты и пластиковых пакетов, спящего в сырой и заплесневелой комнате. Пожилая женщина с перевязанной головой одета в форменную куртку, какие раньше носили рабочие металлургического завода; у нее неконтролируемая дрожь. Маленькие дети жалобно просят. “Мы хотим домой, - говорит девочка. - Мы хотим увидеть солнце.” Это сцены из видео, которое распространил на днях полк “Азов” - часть вооруженных сил Украины, - сообщив, что они были сняты в лабиринтах бомбоубежищ под обширным металлургическим заводом “Азовсталь” в Мариуполе, Украине. Российские солдаты контролируют остальной город, вокруг завода продолжаются бои. Завод стал последним убежищем для тысяч украинских военных и гражданских, оказавшихся в западне. Возможности для бегства нет, на спасение шансов мало," - написали в The New York Times.

"Независимые журналисты, которые вели хронику осады Мариуполя для западных медиа, выехали полтора месяца назад из-за слишком большой опасности. На смену пришли воюющие стороны, чтобы заполнить вакуум освещения из первых уст, распространяя контент с места и, в случае с “Азовом”, прося о помощи сотни тысяч своих подписчиков в социальных сетях. При почти полном отсутствии телефонной связи, электричества или доступа в интернет, видео “Азова” дают то, что может быть одним из редких мелькнувших видений жизни на металлургическом заводе. Утром в четверг бойцы “Азова” сообщили, что российские войска разбомбили полевой госпиталь на заводе, убив раненых солдат и погребя людей под обломками. Сообщения об атаке вызвали новые призывы украинских чиновников и генерального секретаря Объединенных Наций Антониу Гутерреша о гуманитарном коридоре для эвакуации гражданских. Провизия на заводе, как говорилось, заканчивается. “Это вопрос не дней, это вопрос часов, - сказал на пресс-конференции в пятницу мэр Мариуполя Вадим Бойченко. - Если Мариуполь - это ад, “Азовсталь” хуже”," - процитировали в NYT.

В немецком Der Spiegel  написали, что "книга военных преступлений пишется в эти дни, страница за страницей, и целая глава будет называться "Мариуполь". На металлургическом заводе портового города на Азовском море застряли сотни, возможно, тысячи людей, атакуемых российскими войсками, денно и нощно: с моря, с суши и, по-видимому, также противобункерными бомбами с воздуха."

Корреспондентки и корреспонденты издания сумели поговорить с некоторыми мариупольцами, которые либо смогли вырваться из города, либо остались в окружении. Среди последних - писательница по имени Валерия, которая воюет в "Азове". "Условия ужасные, - рассказала она о своем убежище под "Азовсталью". - На этой территории есть госпиталь, но нас постоянно бомбят или обстреливают артиллерией. Врачи оперируют с фонариками, потому что электричества нет. Медсестры и санитары работают круглосуточно. В наш лазарет приносят солдат с отсутствующими конечностями или ранениями шрапнелью. Нет медикаментов - ни анестетиков, ни антибиотиков. Даже когда операция успешна, есть большой риск, что люди получат гангрену или заражение крови. Многие солдаты выживут, только если будут эвакуированы немедленно. Другие умирают у нас на глазах. Еды недостаточно, воды недостаточно. Мы не знаем, чем кормить раненых. Бойцы служили своей стране - теперь их бросили. Так не должно быть. Солдаты воевали за свою страну. Теперь их страна должна воевать за них."

Елена, 57-летняя рядовая медико-санитарной службы, свидетельствовала Der Spiegel, что "пока у нас есть вода, но очень мало пищи. Улицы лежат в руинах, Россия бомбит все. Нет интернета, потому что поражены вышки. Настроение подавленное. В нашем убежище еще есть свет, в других больше нет. У них также больше нет продуктов питания и медикаментов. Здесь душно и сыро, я не могу дышать. Я боюсь ночей, когда наихудшие обстрелы. Мы больше не можем защищаться. Я чувствую страх и безысходность."

Находящийся на "Азовстали" Михаил Вершинин, глава патрульной полиции в Донецкой области, на вопрос, как долго могут продержаться защитники Мариуполя, ответил: "Столько, сколько возможно. Люди здесь очень хорошо знают свои перспективы. Если кто-то где-то снаружи в стране думает, что мы рассчитываем на капитуляцию, то это неправда. Конечно, никто не хочет умирать, но если это неизбежно, люди сделают это здесь. Они уже это делают, каждый час, каждую минуту люди борются с врагом."

Обзор подготовила Софья Петровская, "ОстроВ"




Новости партнеров