вверх
Вторник
30 Ноября

"Масштаб одержимости России Украиной не стоит недооценивать." Обзор западных медиа

20.10.2021 17:45
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 620899

Ажиотаж на европейском газовом рынке заставил некоторых обозревателей беспокоиться об Украине. Своими комментариями российские топ-чиновники укрепили на прошедшей неделе давние подозрения о намерениях Кремля использовать природные ресурсы и трубопроводы как инструмент давления и шантажа. Как написали, например, в The Economist, “в июле Путин написал сочинение, в котором развил свое утверждение, что Россия и Украина являются одним народом. При том, что он уже аннексировал Крым, украинский полуостров, и содействовал захвату значительной части востока Украины этническими российскими сепаратистами, украинцы воспринимают его угрозы всерьез. В марте и апреле он сосредоточил у границы свыше ста тысяч солдат, затем отвел их. Сейчас, с приближением зимы, у украинцев возник новый повод для беспокойства: что Россия снова перекроет газ.”

“В 2009 году она перекрыла поставку газа в Украину на две недели, - продолжали в британском издании. - Это стоило России состояния, поскольку газу нужно было пройти через Украину, чтобы достичь покупателей в Европе. Вскоре, однако, Россия сможет прокачивать газ в Германию через новый трубопровод, “Северный поток-2”, который обходит Украину. Как только он будет открыт - вероятно, скоро, хотя он стоит перед правовыми и дипломатическими вызовами, - Путин сможет перекрыть поставки в Украину едва ли не в любой момент.”

The Economist отметил, что “технически Украина покупает газ не напрямую у России, а у стран, в которые он поставляется, как Венгрия. На самом деле она берет российский газ на востоке и замещает его собственным, производимым на западе Украины, для дальнейшего транзита. Так что если поставки через Украину прекратятся, у востока страны возникнут проблемы.”

Одержимость российских чиновников

В Atlantic Council  о российской газовой нагайке неоднократно писали раньше, а в этот раз обратили внимание на очередную антиукраинскую филиппику. “Похоже, новое развлечение российской элиты - написание оскорбительных сочинений об Украине, - говорилось в тексте американского аналитического центра. - Президент России Владимир Путин задал тон летом 2021 года своим сказом в пять тысяч слов, в котором он ставил под вопрос законность украинских границ и обнажал собственные имперские амбиции. Бывший президент и премьер-министр России Дмитрий Медведев опубликовал только что собственную “джинсу” об Украине. Будучи значительно короче путинского, этот последний текст, можно сказать, еще более ядовитый. В колонке для российской ежедневной газеты “Коммерсант” 11 октября Медведев выделил пять причин, по которым, как он считает, “бессмысленно” участвовать в переговорах с нынешними украинскими властями. Он оформил это поразительно провокационным и грубым языком, что дает возможность представить степень российской ярости против демонстративного отказа Украины признать кремлевское превосходство.”

В тексте Atlantic Council подчеркивалось, в частности, что российский чиновник впервые позволил себе высказаться относительно этнического происхождения президента Украины. “В одном сомнительном антисемитском пассаже Медведев объявил, что “нынешний президент этой измученной страны - человек, имеющий определенные этнические корни”, а затем перешел к сравнению Зеленского с немецкими евреями, вынужденными сотрудничать с нацистским режимом, - цитировал аналитик. - Такая позорная тактика за последние семь лет стала обычной частью антиукраинских информационных атак Кремля, но раньше высокопоставленные российские чиновники редко опускались так низко.”

“Статья Путина была беспардонной в оправдании российских имперских претензий на Украину и широко интерпретировалась как декларация войны против украинской государственности, - продолжали в Atlantic Council. - Медведев был во многом еще более однозначен, обвинив Украину в мнимой враждебности к России, отвергнув в то же время саму идею переговоров с нынешним украинским правительством как бессмысленную и вредную. Что важно, в колонке не было ни слова ни о пространстве для компромисса, ни о признании потребности в мире. Напротив, Россия явно верит, что время и история на ее стороне, и готова вести долгую войну на много лет, чтобы заставить Украину вернуться в орбиту Кремля.”

“Последовав так скоро за статьей об Украине от Путина, статья Медведева - это сигнал к пробуждению для любого, кто до сих пор цепляется за надежду на урегулирование конфликта в Украине путем переговоров, - заключал автор текста. - Международному сообществу нужно теперь с опозданием признать, что российское руководство не намерено жить мирно рядом с суверенной и независимой Украиной. Напротив, они смотрят на потерю Украины как на экзистенциальную утрату для России и готовы идти чрезвычайно далеко, чтобы предотвратить то, что они считают потенциальной геополитической катастрофой наравне с крахом Советского Союза. Масштаб одержимости России Украиной не стоит недооценивать. Он уже погрузил мир в новую Холодную войну. Если надлежащие меры сдерживания не будут срочно приняты, это приведет к действительной войне в сердце Европы.”

Выстрел в ногу?

Впрочем, газовый кризис дал повод не только для сочувствия, но и для критики Украины. Так, автор другого текста на сайте Atlantic Council  отметил, что “при рекордном урожае и высоких международных ценах на сельскохозяйственную продукцию, железную руду и сталь, этот год должен был стать годом сильного экономического роста Украины, но он не стал. Международный валютный фонд только что спрогнозировал, что мировая экономика вырастет в 2021 году на 5,9 процента, но экономика Украины, как рассчитывается, - всего на 3,5 процента, несмотря на четырехпроцентное падение в прошлом году. Увальню вроде Украины, при открытом европейском рынке, разумная политика должна была принести рост в семь-восемь процентов.”

“Увы, нынешнее украинское правительство предпочитает стрелять себе в ногу. В прошлом году оно отпугнуло иностранных инвесторов, создав сумятицу на энергетическом рынке. Оно пообещало слишком многим инвесторам высокие зеленые тарифы, но вдруг заключило, что не сможет по ним платить. Сначала оно издало законы о более низких тарифах. Потом накопило крупные долги. В результате Украина получила сокращение прямых иностранных инвестиций, поскольку как украинские, так и иностранные инвесторы поняли, что это правительство не предлагает стабильных и предсказуемых рыночных условий,” - продолжался текст.

“Создав беспорядок на энергорынке, партия “Слуга народа” президента Зеленского, похоже, намерена добиться того же на рынке газа. Лидер фракции Давид Арахамия предложил закон о “временном” запрете частным газовым компаниям продавать газ по коммерческим рыночным ценам. В результате это привело бы к восстановлению катастрофической постсоветской политики субсидирования, которой положили конец реформы 2015-16 годов.”

По мнению автора текста, “главной жертвой этой политики стала бы украинская общественность. За последние два десятилетия многие обозреватели настаивали, что с ее обширными газовыми запасами Украина должна быть способна в течение пяти лет обеспечить себе газовую независимость.” Как отметил он, Украина потребляет немногим более 30 миллиардов кубометров газа в год, однако добывает всего 20, и этот показатель не меняется в течение вот уже трех десятков лет.

“Главная причина этой стагнации - сложные процессы государственного регулирования, затрудняющие развитие внутренней добычи газа, и неэффективность государственного “Нафтогаза”. Ситуация стала особенно критической в этом году, когда добыча “Нафтогаза” резко упала в связи с хаосом с политической подоплекой в высшем руководстве компании. К счастью, частные производители смогли компенсировать падение в “Нафтогазе”, нарастив свою добычу почти до трети от общеукраинской. Нынешнее украинское правительство отреагировало на это, отдав почти все лицензии на добычу газа в стране “Нафтогазу”, который показал себя наименее эффективным, предложив в то же время частным компаниям ценовой потолок, чтобы удержать их от добычи и инвестирования.”

Отдавая все-таки должное если не управленческим решениям руководства Украины, то хотя бы логистическим возможностям страны, аналитик констатировал, что “мир переживает сейчас крайний дефицит газа. В марте 2020 года газовые цены в Европе были на уровне 130 долларов за тысячу кубометров. Недавно колебания цены достигали 2000 долларов, сейчас они продолжают колебаться вокруг 1200 долларов. К счастью, Украина хорошо устроилась с более чем 18 миллиардами кубометров в хранилищах, которых хватит на всю зиму.”

Критика распространялась на украинские решения скорее стратегического, чем тактического порядка. “На Российской энергетической неделе 13 октября Владимир Путин дал понять, что Украине не стоит ожидать от России поблажек, - продолжался текст Atlantic Council. - “Увеличение в этом году через ГТС Украины сверх наших контрактных обязательств по транзиту составит примерно 10 процентов. Там больше увеличивать нельзя, - прокомментировал Путин. - Опасно увеличивать, там десятилетиями не ремонтировалась ГТС, там можно, если давление увеличишь, оно лопнет вообще, Европа совсем лишится этого маршрута.”

“Утверждениям Путина не хватает достоверности, - заключал его автор. - В 2019 году Россия прокачала через Украину 84 миллиарда кубометров. В 2020 году этот показатель составил 65 миллиардов кубометров, но в этом году российский контракт предусматривает только 40 миллиардов кубометров. Россия, без сомнения, могла бы транспортировать через Украину 90 миллиардов кубометров, как делала это раньше, но Путин хочет монополизировать транспортировку российского газа через российские трубопроводы и жаждет как можно более скорой сертификации “Северного потока-2” Европейским Союзом. В 2020 году Россия экспортировала в Европейский Союз 130 миллиардов кубометров. Весь нынешний недостаток газа в Европе можно объяснить сокращением Россией транзита через Украину с 2019 по 2021 на 44 миллиарда кубометров.”

"Рискованно и капиталоемко"

И чтобы уж наверняка заставить всех заинтересованных задуматься, Ośrodek Studiów Wschodnich  дотошно опроверг утверждения о скором превращении Украины из транзитерки российского газа в поставщицу собственного производства водорода. Сомнения автора касались не только способности украинского государства и бизнеса наладить в скорые сроки производство, но и - самое, пожалуй, главное - возможности его транспортировать. Как подчеркнул он, “водород является самым легким элементом, гораздо более реактивным и взрывоопасным, чем метан (подземный газ), к тому же он вызывает коррозию металла.”

Отложив в сторону вероятность использования существующей газотранспортной системы, автор аналитического отчета обратил внимание, что “по мнению экспертов, вопросы транспортировки водорода можно решить с помощью морских путей. Сейчас японцы испытывают возможности использования для этого судов. Представляется, однако, что их использование за пределами Черного моря малореально: Турция не соглашается на проход через ее проливы танкеров-газовозов (кроме прочего, по этой причине провалился проект терминала СПГ в Украине), поэтому, вероятно, не согласилась бы и на использования их судами с потенциально гораздо более опасным (с точки зрения взрывов) водородом, чем природный газ. Другая идея - использование Дуная, дающего доступ к пяти государствам. Ее сторонники, однако, не поднимают вопроса безопасности таких поставок, а на этом водном пути лежат несколько столиц. Неизвестно также, во сколько обошлись бы речной флот и береговая инфраструктура.”

Таким образом, пришли к заключению в польском государственном аналитическом центре, “процесс водородной трансформации Украины, в частности, превращение ее экспортера этого топлива, будет растянут на годы, если не десятилетия, и возможен только при огромной финансовой поддержке со стороны иностранных субъектов. В настоящее время непонятно, откуда могли бы происходить эти средства. Заявленный американо-немецкий фонд с целевым бюджетов в размере миллиарда долларов - инструмент однозначно недостаточный. Более того, начальное формирование водородного потенциала было бы рискованным и капиталоемким, и к тому же не принесло бы наверняка существенных доходов.”

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”




Новости партнеров