вверх
Суббота
19 Июня

“Сейчас тише, но мы не знаем, чего ждать дальше. Мы живем в страхе” Западные медиа об Украине

24.05.2021 21:42
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 612289

Объявленные США санкции в отношении компаний, связанных с “Северным потоком-2”, удивили обозревателей: некоторых приятно, большинство - наоборот. Колумнисты ведущих немецких медиа, например, прокомментировали его если не удовлетворенно, то нейтрально, американских - преимущественно раздраженно.

“В январе 2021 года администрация Байдена унаследовала санкции против “Северного потока-2”, принятые месяцем ранее Конгрессом и уходящим президентом США Дональдом Трампом. Эти меры были нацелены на подрядчиков и инвесторов трубопровода в рамках попытки препятствовать завершению $11-миллиардного проекта, связывающего Россию и Германию. Но вместо того, чтобы ввести эти санкции, команда Байдена оттягивала их месяцами, в то время как медиа сообщали о напряженных лоббистских усилиях Германии. Теперь администрация Байдена объявила, что санкции будут введены против подрядчиков, но не против компании, которая управляет этим проектом, Nord Stream 2 AG, или ее главы, Маттиаса Варнига, гражданина Германии, тесно связанного с Владимиром Путиным,” - говорилось, например, в тексте Atlantic Council.

“Этот шаг вызвал одобрение в Германии и был со сдержанным энтузиазмом встречен в Москве, - говорилось дальше в тексте. - “Мы считаем это конструктивным шагом, который мы с радостью продолжим обсуждать с нашими партнерами в Вашингтоне,” - сказал журналистам министр иностранных дел Германии Хейко Маас. Пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков описал его как “позитивный сигнал”. В Вашингтоне инициатор санкций сенатор Тед Круз и другие выразили обеспокоенность. “Решение администрации воздержаться от санкций посылает неудачный сигнал, что Соединенные Штаты не готовы делать то, что поручил им Конгресс: применить сокрушительные санкции, чтобы остановить трубопровод. Проекты вроде трубопровода “Северный поток-2” являются угрозой энергетической безопасности Европы. Такого рода слабость только поощряет агрессию Путина. Он не платит существенной цены за его вредоносные действия, а администрация Байдена подобными решениями только поощряет его. Это именно что неправильный посыл.”

В американском аналитическом центре отмечали, что “санкции США против судов, которые задействованы в строительстве трубопровода, все еще могут остановить строительство… Администрация Байдена сохраняет право отменить любое освобождение от санкций, что теоретически обеспечивает бессрочный рычаг в отношении Варнига, Газпрома и России.” Однако, как обращал внимание сотрудник Atlantic Council, “подход США к “Северному потоку-2”, проявившийся на этой неделе, рассчитан, похоже, на обход политически чувствительного вопроса введения санкций непосредственно против немцев или немецких компаний, чтобы сохранить американо-немецкие отношения.”

Решение Белого дома в отношении российского трубопровода не вызвало радости также в Польше: в Варшаве, как и в Киеве, к проекту с самого его старта относились резко отрицательно. В правительственном аналитическом центре Ośrodek Studiów Wschodnich  также написали, что “Вашингтон все еще обладает инструментами, которые могли бы значительно усложнить завершение строительства и введение в эксплуатацию “Северного потока-2”. Во-первых, теоретически там могли бы в ближайшие месяцы решиться на отмену гарантированных в настоящее время Варнигу и компании Nord Stream 2 AG исключений. Там могли бы также наложить очередные санкции на компании, ангажированные в сертификацию трубопровода или его обслуживание, что осложнило бы и как минимум задержало начало эксплуатации газопровода. Последние шаги, однако, похоже, указывают на отсутствие у Белого дома политической воли на решительное противодействие завершению строительства СП2.”

В OSW отметили, что “срок объявления новых ограничений - на следующий день после разговора Блинкена с министром иностранных дел Германии Хейко Маасом и незадолго до встречи с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым.” Авторка текста предположила, что “приоритетом нынешней администрации остается налаживание отношений с Германией. Вашингтон, похоже, рассчитывает на достижение соглашения по вопросу “Северного потока-2” с Берлином, а также на немецкие предложения, которые должны минимизировать негативные последствия проекта для Украины и ЕС. Компромисс может служить также укреплению американско-немецкого сотрудничества в других важных для США сферах. В то же время действия, связанные с санкциями, являются в определенной мере производными целей американской внешней политики, касающейся отношений с Россией. Дополнительным фактором, отбивающим у Вашингтона желание каких-либо решительных шагов в отношении трубопровода является ожидание предварительно назначенной на июнь встречи Байдена с Путиным.”

Об опасностях, которые несет завершение трубопровода Украине, в публикациях о решении администрации Джозефа Байдена если и упоминали, то вскользь. Западным журналистам, между тем, не давала покоя ситуация на востоке Украины, над которым все еще нависает угроза открытого военного вторжения войск РФ. The Washington Post  опубликовал репортаж из Бердянского на юге Донетчины. “Работы здесь нет, - начинался он. - Море закрыто для рыболовства и плавания. Пляжи и поля усеяны противопехотными минами. Чтобы хотя бы достичь с территории под контролем правительства села Бердянское, в миле от линии фронта тлеющей войны с пророссийскими сепаратистами, нужно преодолеть три военных блокпоста вдоль грунтовой дороги.”

Как отметил корреспондент американского издания, “этой весной возросли опасения, что семилетний конфликт принимает опасный оборот, в связи с тем, что Россия усилила военное присутствие у украинской границы. В прошлом месяце Россия отвела часть войск, но Кремль послал Западу месседж о влиянии в регионе, включая восток Украины. В местах вроде Бердянского недавняя вспышка противостояния также продемонстрировала тревожную неопределенность: это части Украины, но с ощущением возрастающего присутствия и влияния на них России. Среди очевидных целей Кремля - больший контроль над Азовским морем, к которому выходят как Россия, так и Украина, но которое фактически находится под властью Москвы.”

“В Бердянском, в семи милях от стратегического порта Мариуполя, дома, некогда высоко оцениваемые за вид на море, наряжены выцветшими знаками “Продажа”. Другие разрушены или оставлены. С деревьев свисает рваная леска. Из прифронтовых окопов временами стреляют, что напоминает бои Первой мировой войны. Больше 20 украинских солдат были убиты в этом году, преимущественно снайперами, говорят военные чиновники.”

“15-летняя Катя пробегает по тропинкам, о которых она знает, что они не заминированы, в прифронтовое село-привидение Широкино, в котором она отдыхала в летних лагерях, будучи маленьким ребенком. “Эта неопределенность пугает. Если тут что-нибудь начнется, что будет с нами? Что мы будем делать? Уезжать? Куда? Мы не знаем,” - говорит Катя, дававшая комментарии на условиях, что будет названо только ее имя, из соображений безопасности. По селу стреляли в 2014 и 2015 годах. Мила, другая жительница Бердянского, вспоминает свою 87-летнюю мать, выползающую из кухни во время атаки, за секунды до удара по кухне и обрушения потолка. Мила была ранена, с тех пор она может управлять только одной рукой. “Сейчас тише, но мы не знаем, чего ждать дальше, - сказала Мила, которая из соображений безопасности тоже назвала только свое имя. - Мы живем в страхе,” - процитировали в The Washington Post.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”




Новости партнеров