вверх
Воскресенье
9 Мая

"В экстренной ситуации Украина не может рассчитывать на добрую половину жителей Мариуполя." Обзор западных медиа

19.04.2021 18:18
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 610317

Западные издания продолжают обсуждать концентрацию российских войск у границ Украины и в Крыму. Хотя тон публикаций становится все более тревожным, подготовка к военному вторжению России в Украину до сих пор рассматривается как одно из, но не первое, объяснение происходящего. Многие обозреватели задаются вопросом, как США и странам ЕС подобает ответить на новые проявления российской агрессии.

Так, например, в The Times  предположили, что “сейчас западная политика должна быть направлена на увеличение цены военной конфронтации, с угрозой ощутимых финансовых санкций, большими тренировками для украинских солдат и шагами по сокращению энергетической зависимости от России. Западу следует предостеречь Зеленского от попадания в российскую ловушку превентивной атаки, в которую попал в 2008 году Михаил Саакашвили, своенравный лидер Грузии. Сдержанность в интересах Киева в той же мере, что и в интересах остального мира.”

Большинство корреспондентов западных медиа коснулись, конечно, проблемы “Северного потока-2”. Проблему в очередной раз актуализировали новые объявленные Штатами санкции в отношении РФ, среди которых не нашлось места мерам, направленным против скандального российско-немецкого проекта. The Wall Street Journal  сообщил, что “Байден против трубопровода, который обошел бы пути поставок, которые ведут через Украину, чтобы поставлять российский природный газ союзнице США Германии, подрывая Украину и усиливая контроль России над энергетическим рынком Европы. Проект, однако, явно не затронула серия санкций и других штрафных мер против Москвы, объявленных в четверг. Администрация Байдена подготовила пакеты санкций против проекта, которые пребывают на рассмотрении и включают некоторые из самых агрессивных подходов для расправы с трубопроводом, но не решилась их ввести, рассказали действующие и бывшие чиновники Государственного департамента.”

Многие медиа посвятили действиям России по отношению к Украине и реакции Запада на них редакционные колонки, но ни одно из них не было столь скептично и язвительно, как WSJ. В американском издании напомнили, что “Путин никогда не был одним из тех, для кого имеют вес “международные обязательства,” так что не рассчитывайте, что его испугает G-7, даже когда министры иностранных дел потребуют, как уже потребовали, чтобы он соблюдал “процедуры, введенные Частью III Венского документа.” Международное право: какая симпатичная беллетристика. Государственный секретарь Энтони Блинкен был несколько более убедительным в субботнем выпуске Meet the Press на NBC: “Таким образом, вот вопрос: намерена ли Россия продолжать действовать агрессивно и безответственно? Если да, президент дал понять, что за это придется заплатить, это будет иметь последствия.” Это звучит как ультиматум и мы посмотрим, насколько всерьез воспринимает это Путин. Он может предположить, что G-7, которая не может даже согласиться остановить трубопровод “Северный поток-2” из России в Германию, может преимущественно демонстрировать возмущение, но ничего не делать. Китай и Иран будут также наблюдать, чтобы увидеть, как Байден, сидящий теперь в Овальном офисе, определит “последствия”, если Путин назовет G-7 блефом.”

О том, как могла бы ответить на новый-старый вызов Германия, написал в статье для Süddeutsche Zeitung  бывший посол США в Украине Стивен Пайфер. По его мнению, “во-первых, хотя Меркель позвонила Путину, другие главы государств и правительств до сих пор этого не сделали. Канцлеру следует убедить коллег как президента Франции Эммануэля Макрона и премьер-министра Италии Марио Драги поговорить с Путиным по телефону, чтобы отправить тот же четкий сигнал. Во-вторых, Меркель следует позвонить Зеленскому и попросить коллег позвонить ему, чтобы выразить поддержку независимости, суверенитету и территориальной целостности Украины. Такие звонки могут успокоить нервы в Киеве и в то же время отправить четкий посыл Москве.”

“Германия до сих пор не предоставила Украине никакой серьезной военной помощи, и никто не ожидает от нее этого, - продолжал американский дипломат. - Соединенные Штаты и некоторые другие члены НАТО могут, однако, отправить дополнительную военную помощь, включая оборонительное вооружение. В третьих, однако, Берлину стоит продемонстрировать поддержку или хотя бы понимание этого, особенно ввиду крупной численности российских вооруженных сил, задействованных против Украины. Страны НАТО не пойдут на войну за Украину, но они могут дать украинцам средства самозащиты.”

“В четвертых, Соединенные Штаты и Великобритания в последние дни ведут разведывательные полеты над Украиной и Черным морем, чтобы получить более четкую картину и сигнализировать, что они отслеживают ситуацию. Германии следует предложить разведывательный полет в рамках Соглашения об открытом небе, возможно, совместно с другими участниками соглашения, над Беларусью и Россией вдоль украинской границы. Москва определенно откажется, но запрос сам по себе продемонстрировал бы интерес Берлина к тому, что она делает. В пятых - и это, возможно, самое важное, - Берлину следует указать Москве на суть санкций, которые последуют в случае российской атаки. “Северный поток-2”, похоже, пребывает под угрозой все равно, как в связи с внутренним давлением в Германии с целью его остановки, так и из-за давления Конгресса на Белый дом с целью введения санкций против любой компании, которая работает над трубопроводом, независимо от государственной принадлежности.”

Пайфер напоминал, что “Германия играла ведущую роль в ЕС в разработке санкций против России в последние семь лет. Сейчас она может сотрудничать с другими членами ЕС - а в идеале и с Вашингтоном - для составления списка чувствительных санкций, нацеленных и введенных против российского суверенного долга, крупных государственных компаний и людей, близких к Путину, если российские вооруженные силы начнут наступление против Украины. Передача такого списка в частном порядке россиянам может помочь предотвратить наступление. Если Москва только бряцает своим оружием, эти меры окажутся ненужными. Но они не навредят. Однако если Кремль всерьез рассматривает большее, чем просто бряцание оружием, эти меры могут повлиять на ее расчеты. Время действовать настало сейчас. Если Россия начнет войну против Украины в ближайшие недели, это погрузит Европу в худший кризис за десятилетия. Германия и ее западные партнеры будут затем жалеть, что не сделали больше, чтобы это предотвратить.”

Об ожиданиях украинцев от Запада написала в колонке для Foreign Policy вице-премьерша по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина. По ее словам, “чтобы избежать ошибок прошлого, НАТО следует изменить свою геополитическую грамматику. Альянс должен сформировать свою российскую стратегию не по отношению к Украине и Грузии, а с ними. Точно так же следует, чтобы Киев был в повестке дня, когда НАТО обновит свое видение евроатлантического сотрудничества на следующее десятилетие. Форсирование интеграции Украины в альянс должно стать одним из ключевых элементов этой обновленной стратегии, что приблизит победу демократической системы Запада на постсоветском пространстве. Текущий подход НАТО к Украине, исходящий от более глубокой интеграции в обмен на большее количество реформ, неудовлетворителен и игнорирует гравитационную силу Кремля. Как члены НАТО видят будущее своих восточных соседей - это критический вопрос, и альянс уже отстает. У Москвы есть собственный геополитический замысел относительно региона и не только, и она систематически выполняет его с 1991 года.”

Заместительница главы украинского правительства настаивала, что за 13 лет, что прошли после памятного саммита НАТО в Бухаресте, Украина прошла через серьезные трансформации, как ментальные, так и институциональные, и сегодня гораздо более готова к присоединению к Альянсу. “В свете институциональной и политической трансформации Украины, лидерам НАТО давно пора начать консультации для разработки пути к членству, как они обещали в 2008 году, - написала она. - Наша общая цель - противостоять нашим оппонентам в регионе: авторитаризму и агрессии. Нет лучшего начала, чем поддержка попыток Украины усилить восточный фланг НАТО, продвинувшись с планом действий относительно членства. Если НАТО не хочет проиграть России в своей игре на шахматной доске, альянс должен действовать. Москва, как бы то ни было, своей очереди не пропустит.”

"Это не обыденные учения"

Как уже отмечалось, значительную долю публикаций об Украине составляли попытки угадать намерения или предсказать дальнейшие действия Москвы, но определенности они не добавили. “Цель российского наращивания остается неясной, - констатировал The Economist. - Это определенно не обыденные учения. Например, система военной связи дальнего действия, запущенная под Воронежем, примерно в 200 км от границы с Украиной, используется только для очень крупных частей и таким образом “свидетельствует о масштабе развертывания, отмечает Janes, компания, которая специализируется на военной разведке. Некоторые части переместились на тысячи километров. Том Баллок, аналитик в Janes, говорит, что войска, похоже, до сих пор стягиваются к границе.”

“Ко всему этому, как отмечает Майкл Кофман из CNA, аналитического центра в Вашингтоне, перемещения одновременно и “решительно демонстративны”, что исключает неожиданное нападение, и организованы таким образом, который свидетельствует против крупной военной операции, - говорилось дальше в тексте британского издания. - Части располагаются возле учебных полигонов вместо того, чтобы перемещаться на плацдармы наступления или рассредотачиваться, что упрощает их нахождение и наблюдение. Неясно также, что Россия на самом деле захватывала бы. “Не думаю, что есть какая-то достаточно важная цель, требующая наземной операции со всеми последствиями,” - говорит Роб Ли из King’s College London.”

В The Guardian  отмечали, что “Украина превратила свою армию в эффективную силу на Донбассе, где она была вынуждена инвестировать в нее существенные ресурсы и где могла бы наилучшим образом удерживать фронт против более крупных российских сил. Но аналитики говорят, что это станет недостатком, если ей придется иметь дело с вторжением с двух сторон, возможно, из Крыма и из севера, где Россия организовала базу всего в 150 милях от границы, с танками, ракетной артиллерией и даже баллистическими ракетами ближнего действия. “Российская армия сильно изменилась с 2014-15 годов,” - сказал Кофман, отметив “грандиозный уровень модернизации,” подготовку, боевой опыт, современное снаряжение и новое размещение тактических частей вдоль украинской границы, а также расширенные логистические возможности… Москва будет, вероятно, добиваться “короткого и острого” конфликта, сказал Кофман, избегая тяжелой войны за территорию и минимизируя важность крупных боевых резервов Украины.”

Ко всему прочему, как констатировали в Atlantic Council, войска у границы с Украиной скапливаются также со стороны Беларуси, когда отношения между Минском и Киевом резко ухудшились. Насколько резко, продемонстрировал сам аналитик Atlantic Council, напомнив, как, “принимая первые минские мирные переговоры в сентябре 2014 и в феврале 2015, в которых участвовали главы Украины, России, Германии и Франции, и которые привели к текущему шаткому перемирию, Лукашенко пытался позиционировать себя честным посредником между Москвой и Киевом. Лукашенко подчеркнуто отказался признавать Крым частью России и даже высмеял логику Москвы, оправдывающую аннексию, говоря, что Монголия могла бы так же просто претендовать на крупные части территории России. Он также сохранил нейтральный статус относительно войны на Донбассе. Явно имея в виду Украину, Лукашенко утверждал, что никогда не позволит использовать территорию Беларуси для нападения на другое государство, и давал понять, что Беларусь не заинтересована в том, чтобы быть частью путинского так называемого “Русского мира”. В кулуарах мирных переговоров в Минске в феврале 2015 года включенный микрофон уловил разговор между Лукашенко и тогдашним президентом Петром Порошенко, когда они говорили о Путине. “Он играет нечестную и грязную игру,” - сказал Порошенко о кремлевском лидере. Лукашенко понимающе кивнул, ответив: “Я знаю, я знаю. Все это понимают.” Двусторонние отношения были в то время настолько теплыми, что когда в сентябре 2015 года украинская и белорусская национальные футбольные команды играли во Львове, их фаны шагали вместе с плакатами, на которых было написано “За нашу и вашу свободу” и “Братство совести”. Они также скандировали слоганы, высмеивающие Путина, и вместе сдали кровь для раненых украинских солдат.”

“Все изменилось в результате глубоко проблемных президентских выборов в Беларуси в 2020 году, которые вызвали беспрецедентные протесты против режима по всей Беларуси и сделали Лукашенко все более зависимым от Путина. Вопреки факту, что Лукашенко недостает общественной поддержки для этого промосковского движения, он фактически - и как будто с энтузиазмом - обернул свою страну на второй фронт в войне Путина против Украины.”

Температура на местах

Корреспонденты Der Spiegel оказались немногими из тех, кто смог описать ситуацию на местах, причем как в России, так и в Украине. Как рассказали они, “Азовское море между оккупированным Россией Крымом и украинским южным побережьем показывает, насколько угрожающе развиваются события. На борту серо-стального “Донбасса” в 5,5 тысяч тонн, древнего флагманского судна Украинского флота, начальник штаба Николай Тиманов признает, что порт Мариуполь является чем-то вроде открытого фланга украинцев: “Россияне могут быть здесь немногим более чем через час, батальон морской пехоты они уже переместили на свою базу в Ейске - сейчас сюда приближаются суда из Каспийского моря.”

“Евгений Шук - бывший снайпер с крепким рукопожатием и новой ролью в украинской армии: он возглавляет военную разведку мотострелковой бригады на окраине Мариуполя, - говорилось далее в репортаже немецкого издания. - Город с 450-тысячами жителей на украинском побережье, преимущественно русскоязычных, считается цитаделью сторонников Путина. В экстренной ситуации Украина не может рассчитывать на добрую половину его жителей, это очевидно из его разведданных, говорит Шук. Руководство города, близкое к олигарху Ринату Ахметову, также ведет закулисную игру: “С нашей точки зрения, опасность атаки меньше, чем опасность того, что конфликт разожгут “подводные лодки”, то есть, российские смутьяны в городе.”

Журналисты Der Spiegel также отметили, что “с апреля 2019 года Москва выдала жителям сепаратистских территорий более 440 тысяч российских паспортов. И пока кремлевские войска с тяжелым вооружением на границах Украины, вероятно, заклинают войну, уже применяется то, что начальник генерального штаба Валерий Герасимов еще в 2013 году оценивал как ключевой инструмент гибридной войны: "мягкая сила" в форме выдачи гражданства.”

“В Новошахтинске, - продолжали они, - городе со 100-тысячным населением на юге России недалеко от границы с самопровозглашенной “Луганской народной республикой”, спрос на него не слабеет. В эту среду бело-синий автобус остановится перед двухэтажным зданием на окраине города, охраняемом Национальной гвардией. 46 женщин и мужчин вошли в здание как украинцы и вернулись меньше чем через час с новыми красными паспортами как россияне.”

По наблюдениям журналистов, “люди не проявляют большой радости в связи с новыми паспортами. Это выглядит скорее как исполнение неотвратимого. В настоящее время Россия контролирует большую часть экономики в Луганске. “Любой, кто работает в государственных компаниях и органах власти, пытается получить паспорт,” - говорит 26-летняя Анастасия. Она работает в государственной газовой компании в Луганске. В Москве она видит союзницу, спасительницу. “Прошло уже семь лет, мы ждем, когда мы, наконец, станем государством.” Она хотела бы, чтобы Луганск стал частью России сегодня, а не завтра. Но стоит ли российской армии вмешаться, как она поступила некогда в Крыму? “Это вопрос, на который должно ответить наше политическое руководство,” - говорит Анастасия. Она подавляет мысли о возможной войне: “Я не хотела бы об этом думать.” Процедура в Новошахтинске быстрая и производительная. Стоило только автобусу с Анастасией и другими отбыть обратно в Луганск, следующая машина прибыла в противоположном направлении. Она выгрузила следующую уйму будущих россиян.”

Одним из немногих, кто еще акцентировал внимание на одной из главных причин положения, в котором находится в настоящее время Украина, был аналитик Atlantic Council, который, в частности, написал, что “нынешнее международное внимание к Украине не продлится долго. Если российского вторжения не произойдет в следующие несколько недель, внимание куда-нибудь сместится и единственный в Европе активный конфликт снова пропадет из заголовков. Однако угроза российского паспортного империализма продолжит нависать над Украиной. До тех пор, пока этот вопрос не начнут решать, он будет периодически использоваться Кремлем при малейшем желании, служа инструментом шантажа Украины и дестабилизации более широкого региона.”

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”




Новости партнеров