вверх
Воскресенье
9 Мая

«Москва не успокоится, пока не нарвется на революцию у себя дома». Российские СМИ об Украине

13.04.2021 05:14
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 609888

На прошлой неделе военная истерия в российских СМИ, достигла, кажется, апогея. Очень точно эту ситуацию описала неоднократно бывавшая в Донбассе известная российская оппозиционная журналистка и активистка Виктория Ивлева. У себя в Фейсбуке она пишет: «Пугают войной на всех телеканалах, гордятся войной на всех каналах, обожествляют войну, подлые мерзавцы! Не видели ее вблизи, не нюхали кровь и блевотину, не валялись в окопной грязи, не плелись с беженцами по бесконечным дорогам, не видели как страшно выглядят танки в полях подсолнухов, не чувствовали мгновенность смерти. Вот и славят ее, губительницу, жизни мучительницу. А коли и впрямь начнется - то ведь побольше и посильнее чем в 2014 грянет, коронавирус дитём неразумным покажется… Славят, славят войну слетевшиеся стервятники. Ждут»...

«И на вражьей земле мы врага разгромим...»

«Новая газета»  в связи с раздутой Кремлем истерией напоминает ура-патриотическую песенку из пропагандистского советского фильма 1938 года «Если завтра война»: «Мы войны не хотим, но себя защитим - Оборону крепим мы недаром, И на вражьей земле мы врага разгромим Малой кровью, могучим ударом!». Кинематографическая фантазия, призванная сплотить народ в преддверии маленькой победоносной войны на территории врага, потом больно аукнулась стране, которая, посмотрев такое кино, искренне поверила: «...Если завтра война, если завтра в поход,/ Будь сегодня к походу готов!».

Однако, предупреждает «Новая», «сегодня готовы к «походу» те, кто, разумеется, ни сами воевать не собираются, ни детей в очередную кровавую мясорубку не пошлют: телепропагандисты, которые уже много дней подряд грозят «братской» Украине, США и всей Европе «могучим ударом».

«Новая» пересказывает происходящую на российском ТВ шизофрению:

«Маргарита Симоньян в ток-шоу НТВ «Своя правда» комментирует публикацию в британской The Times с поражающей воображение откровенностью и простотой: «Если Россия, как утверждает блистательное издание, которое никогда не врет, действительно размещает 4 тысячи военных на границе с Украиной, я очень рада. Если нет, то мне грустно. Потому что моя позиция, которую я высказала, когда мы были на Донбассе, остается прежней: Россия-матушка, забери Донбасс домой. Я считаю, что этого хотят подавляющее большинство людей в России. Этого хотят, может быть, вообще все люди, оставшиеся на Донбассе… Я считаю, что это было бы в наших интересах».

Артем Шейнин в ток-шоу Первого канала «Время покажет», напротив, глумится над этим заголовком в украинских и западных газетах. По его мнению, не Россия, а Украина и Запад активно готовятся к войне, а общество там одурманено милитаристской пропагандой.

У Соловьева в студии милитаристский угар достигает апогея. «Киев уверен, что может шапками закидать, заграница им поможет… Понимать нужно, с чем идет эта война. С нацизмом. Украинский нацизм - это прямой наследник гитлеровского нацизма, кое в чем пошедший даже дальше… Сегодня Украина - это абсолютное зло, которому мы не можем позволить существовать. Они все разгоняют истерию войны».

Умудренный жизнью режиссер Шахназаров, постоянный участник соловьевских камланий, не думает, что Украина начнет войну, а Америка Украине в случае чего поможет. «Если загнать Россию в тупик, - глубокомысленно изрекает он, - вариант войны возможен, но они его боятся. Украинская армия будет разгромлена очень быстро».

Дмитрий Киселев в «Вестях недели» пророчит: «Готовит Запад сейчас нам ни много ни мало войну… Масштаб войны пока не очень понятен. Но Америка надеется, что, во-первых, сможет масштабом военного конфликта управлять. Во-вторых, что война не затронет территорию США. И в-третьих, что война принесет США, как обычно, выгоду… Они считают Россию опасным соседом… О какой агрессии говорит Энтони Блинкен со взглядом мороженой трески?»...

«Новая газета» констатирует, что «оскорбления в адрес украинских и западных политиков в российском государственном эфире стали привычным делом»: «Заявления первого президента Украины Кравчука о том, что в случае российского вторжения он сам будет стрелять по агрессорам, Скабеева издевательски называет «безумием и паранойей в чистом виде». Ей вторит Соловьев: «Как с таким параличом мозга он был президентом Украины? Кравчук - подонок. Знает, тварь, что им ничего не угрожает, и собирается стрелять у себя на балконе». Зеленский у Соловьева хоть и еврей (такая незадача), но отъявленный фашист, а также «дурачок», «мразь» и все прочие злобные эпитеты, в которых Соловьев поднаторел, как никто (счастье, что Украина отключила федеральные российские телеканалы, несчастье, что эти каналы, перманентно распространяющие ненависть и агрессию, все равно доступны украинцам или «нашим братьям», как лицемерно называют украинский народ те, кто денно и нощно изрыгают брань в адрес избранной «братьями» власти)».

«От всего этого милитаристского угара у нормального зрителя голова кругом идет. Кто и с кем будет воевать? На чьей территории? Когда начнется война, сколько продлится и к каким жертвам приведет? В назидание украинцам Шейнин в ток-шоу «Время покажет» демонстрирует на большом экране страшные кадры российско-грузинской войны 2008 года. Трупы на улицах, огонь, пожирающий жилые дома, плач и вой грузинских женщин, потерявших своих сыновей. Смысл «послания» украинцам: вы этого хотите? Только суньтесь на Донбасс - можем и повторить… Федеральный эфир буквально пронизан предчувствием и даже радостным предвкушением грядущей войны. «Хотят ли русские войны?» Ответ на вопрос из знаменитой антивоенной песни, если смотреть телевизор, очевиден. «Хотят! Хотят!» - поет слаженный хор телепропагандистов всех мастей, совершенно не интересуясь мнением ни матерей, ни «тех солдат, что под березами лежат», - грустно признает «Новая».

«Воевать с Россией Запад не будет»

Та же «Новая газета»  опубликовала статью доктора политических наук, научного сотрудника University College of London Владимира Пастухова, попытавшегося оценить, насколько велика вероятность войны между Украиной и Россией.

«Чего добивается Россия? Являемся ли мы свидетелями очередной «психической атаки» Кремля с целью вымогательства «поблажек» со стороны Запада и подавления воли Украины к сопротивлению, или мы наблюдаем за последними приготовлениями к «окончательному решению украинского вопроса» при помощи военной силы? Думаю, что ответа на этот вопрос не существует, так как окончательное решение будет принято ситуационно - в зависимости от того, как будут складываться обстоятельства.

Полагаю, что Путин, как всегда, держит в голове оба варианта: это может быть и «психическая атака», которая сама собою перерастет в вооруженную атаку, и подготовка к армейской операции, которая завершится, однако, пропагандистским штурмом, - короче, как пойдет. Поэтому анализировать надо не столько планы Кремля, сколько обстановку. Если она будет благоприятствовать войне, ее не избежать, если нет - есть шанс затормозить», - пишет Пастухов.

При этом он акцентирует: «Геополитическое положение России в Европе и мире в начале XXI века отчасти напоминает, хотя и с очень большими оговорками, положение Германии в начале XX века… Мы знаем, что в случае Германии вызов, брошенный ею не устраивающему ее миропорядку, закончился национальной катастрофой. Чем это закончится в случае России, нам еще только предстоит узнать. Фиаско для Германии наступило со второй попытки (мировая война в XX веке была разделена на две фазы - первую и вторую), у России второй попытки, скорее всего, не будет».

По мнению Пастухова, «...ни Прибалтика, ни Закавказье, ни Средняя Азия не являются на самом деле для России приоритетами».

«Украина как была, так и остается центральным пунктом в меню российской внешней экспансии. Это связано не с геополитикой и, тем более, не с экономикой и текущей политикой, а с историей и культурой, с особенностями формирования русской национальной идентичности. Только Белоруссия, если там вдруг произойдет революция и возникнет угроза ее выхода из военно-политического союза с Россией, сможет потеснить Украину с этой «почетной» позиции. И это вовсе не связано со стремлением контролировать территории.

Это идеологический, доктринальный вопрос об «объединении народа» (не «народов» - что неоднократно и настойчиво подчеркивает Путин). В то время как Украина выстраивает свою новую национальную идентичность путем противопоставления себя России, сама Россия стремится сохранить и защитить свою традиционную имперскую идентичность путем отождествления себя с Украиной (и Белоруссией, конечно, о чем много писал Солженицын). Это то, что на Западе люди, занимающиеся стратегическим планированием, плохо понимают.

Практическим политическим следствием преобладания в Кремле подобного рода взглядов является то, что Москве нужны вовсе не Крым и не Донбасс, а вся Украина, и Москва не успокоится до тех пор, пока либо не получит своего, либо не нарвется на революцию у себя дома. Крым был только первым шагом и по целому ряду причин, о которых я напишу чуть позже, не может остаться последним шагом в обозначенном «русской весной» 2014 года направлении», - указывает ученый.

Одновременно он подчеркивает, что «обстановка в самой Украине только провоцирует экспансионистские планы Кремля. За семь лет, прошедших с момента аннексии Крыма и начала войны на юго-востоке Украины, украинское общество не продвинулось ни на один шаг к объединению. Несмотря на войну, оно остается расколотым по этническим, конфессиональным, языковым, социальным, не говоря уже о политических и идеологических, меридианам и параллелям».

«Государство остается слабым и коррумпированным и по-прежнему находится под контролем различных олигархических группировок, которые к тому же приспособились извлекать выгоды из непрекращающейся войны и разрухи...

В одном украинское общество и украинская власть действительно едины: в наивной вере в то, что в случае серьезного военного конфликта с Россией страны Запада и, прежде всего, США должны будут и сумеют ее защитить. И не просто защитить, но, может быть, даже и помочь Украине вернуть контроль над Крымом и Донбассом. Эта вера настолько сильна, что в Украине находятся силы, которые желали бы подстегнуть переход конфликта в острую военную фазу, полагая, видимо, что, когда русские танки будут рваться к Херсону и Запорожью, Западу деваться будет некуда, и он высадит в приднепровских степях доблестный десант, а заодно выключит, наконец, России SWIFT.

Реальность, однако, состоит в том, что погруженный в посткоронавирусный кошмар Запад ни с кем и, тем более, с Россией воевать не готов и не будет», - считает Пастухов.

И добавляет: «Запад готов оказать Украине моральную и очень умеренную материальную поддержку. В военной сфере можно ожидать сотрудничества разведок, посылки военных советников и умеренной помощи вооружениями. Размещение контингента войск НАТО на территории Украины выглядит мерой чрезвычайной, а их прямое участие в военных действиях - крайне маловероятно. Чтобы это случилось, должна быть сломана устоявшаяся парадигма отношений между Россией и Западом. Сто лет назад аншлюс Австрии и оккупация Чехословакии к изменению этой парадигмы не привели. Настолько ли сильно изменился западный мир за эти сто лет? Это, может быть, один из самых главных вопросов сегодня. Кремль уверен, что нет, и это вдохновляет его на новую агрессию не меньше, чем слабость Украины».

По мнению Пастухова, есть «глубинные причины, подталкивающие Россию к войне именно с Украиной и именно сейчас»: «Во-первых, у агрессии имеется собственная инерция. Положение обязывает. Выбрав однажды милитаризацию как метод решения внутренних и внешних проблем, Кремль уже не может соскочить с этой иглы...

Во-вторых, милитаризм подстегивается не столько самой русской властью, сколько русским обществом, которое уже четверть века переживает тяжелый политический астенический синдром после поражения в холодной войне и распада СССР. Этот синдром хорошо знаком в Европе под именем «версальского». В некотором смысле власть лишь следует за настроениями масс, угадывая и предвосхищая их...

В-третьих, собственно Крым является сам по себе таким же камнем преткновения и стимулом для войны между Россией и Украиной, каким Карабах является для Армении и Азербайджана или Иерусалим - для Израиля и Палестины. Он, как «черная дыра», утягивает отношения между странами в бездну неразрешимого, бесконечного конфликта. При этом у каждой из сторон своя асимметричная мотивация».

Пастухов уверен, что «присоединение Крыма в 2014-м, на мой взгляд, было крупнейшей стратегической ошибкой Кремля, которая рано или поздно будет очень дорого стоить России (и уже стоит)».

«Но точно так же оставление Крыма в составе Украины в 1991 году было крупнейшим, по моему мнению, геополитическим просчетом тогдашнего украинского руководства. Этот просчет может при неблагоприятных обстоятельствах стоить Украине с таким трудом приобретенной независимости... Крым не был для Украины частью национального мифа до того, как она его лишилась, но зато стал после: потеря Крыма стала той крайней формой национального унижения, через которое уже практически невозможно переступить. Теперь узел намертво завязан с обоих концов...

Все эти факторы, подталкивающие Россию к войне, получили дополнительный мощный допинг из-за трудностей, возникающих, прежде всего, с водоснабжением Крыма. Несмотря на победные реляции местных и центральных властей, положение дел, похоже, значительно хуже декларируемого… Все способы альтернативного решения вопроса (опреснительные станции, переброска воды с территории России) требуют значительного времени и затрат, превышающих на самом деле затраты на войну. Поэтому, если Крым окажется перед угрозой гуманитарной катастрофы, «водяная война» с Украиной практически неизбежна...

Сколько бы ни было объективных предпосылок для войны, ее не случится, пока не сложатся субъективные условия - политическая воля развязать войну. Тревожность ситуации на границе с Украиной состоит в том, что в России эта воля имеется. В Украине есть силы, которые желают войны, наивно рассчитывая, что таким образом им удастся втравить Запад и НАТО в военный конфликт, но эта точка зрения не является доминирующей. В России, напротив, можно говорить об элитарном консенсусе в высшем эшелоне власти. Суть этого консенсуса - в допущении войны как средстве решения внутриполитических и внешнеполитических проблем и в морально-психологическом оправдании неизбежных на войне жертв», - отмечает Пастухов.

«Те, кто успокаивает себя мыслью, что Кремль лишь бряцает оружием, могут серьезно промахнуться. Кремль внутренне готов для достижения своих целей это оружие применить. Он давно готов к большой войне, отчасти потому, что считает ее неотвратимой в любом случае, и поэтому полагает, что тот, кто начнет первым, окажется в выигрышном положении. В действиях России нет и намека на блеф. Если кто-то считает это розыгрышем, тем хуже для него. Россия разворачивает войска для ведения войны и готовит общественное мнение внутри страны к мысли о ее неизбежности. Это не значит, что война обязательно будет. Это значит, что она будет обязательно, если не будут предприняты срочные меры для ее предотвращения… В конечном счете именно на плечи русского народа лягут все тяготы большой войны. Поэтому из всех форм политического протеста в России самым актуальным сегодня является антивоенное движение. Мир еще можно спасти, но это потребует очень много усилий», - заключает Пастухов.

«Украинский фронт»

В публикации под таким заголовком издание «Версия», разделяя мнение, что Россия - «в полушаге от начала новой войны на востоке Украины», решило порассуждать над вопросом, «брать ли Киев?».

«...Воевать России, откровенно говоря, не с руки. Осталось достроить каких-то 120 километров «Северного потока – 2». Цены на нефть прут вверх. Кстати, неоправданно дорогой доллар – по 76 рублей при высоких ценах на чёрное золото – лучшее свидетельство, что готовится что-то нехорошее. Иначе доллар подешевел бы, скажем, до 65 рублей. Зато санкции вот-вот ослабят, опять же. Точнее – могут ослабить. Плюс за полгода до думских выборов небольшая инъекция боевого духа обществу не повредит, считают, видимо, в Кремле. До Днепра Российская армия, предположим, докатится без особых усилий. Ну а дальше? Брать Киев? Или бросить его, как Тбилиси в 2008-м? Но, если форсировать Днепр, это будет уже не маленькая победоносная война, а тяжёлые бои, в которых велик риск увязнуть. Точно хватит ресурсов, чтобы не проиграть? После семи лет экономического кризиса, массового обнищания и пандемии? Если Россия ударит с севера, продвигаться войскам придётся через Сумскую и Черниговскую области. Считается, что города в этих областях лояльны к России. А вот сельские районы – отнюдь. И эти сёла традиционно голосуют за самых отъявленных украинских националистов. Треть добровольцев в АТО – из сумских и черниговских сёл. Вот вам и партизанская война на российских границах. Мы эти риски учитываем?», - вопрошает «Версия».

Издание предупреждает, что на этом фоне «Украина прёт в свой последний бой как камикадзе-фанатик».

«Потеря восточных областей для государства уже ничего не решает, они обуза, балласт. Дешевле отбросить их прочь… Для окопавшихся в Киеве майданщиков и лично для Владимира Зеленского война – единственный шанс удержаться у власти. Пусть от Украины останется половина, но останется и их власть. При всей брезгливости националистов к Зеленскому им придётся мобилизоваться под его руководством – чтобы не лишиться остатков государственности. Иначе – переворот. Зеленский слишком заигрался в борца с олигархами. «Правая и левая руки» Игоря Коломойского – банкир Александр Дубилет и управленец Игорь Палица – можно сказать, парализованы. Один в розыске, другой под подпиской. Побиты горшки с миллиардером Валерием Хорошковским, профессиональным переговорщиком и решалой европейского уровня. Зеленский обещал Хорошковскому кресло премьера – и «кинул». Против Виктора Медведчука и подконтрольных ему сырьевиков из ОПЗЖ развязана травля, больше похожая на войну. Отбирают активы, замораживают банковские счета. Назначенцы Зеленского Давид Арахамия, Андрей Ермак и Кирилл Тимошенко шантажируют богатейшего в стране воротилу Рината Ахметова, и тот вынужден искать пятый угол, не имея возможности сопротивляться их натиску. Правительство Дениса Шмыгаля, назначенца Ахметова, ничего не решает и не контролирует финансовые потоки. Они теперь полностью в руках назначенцев Зеленского. И Зеленский рискует повторить судьбу Януковича, которому обиженные олигархи устроили майдан. Но война на востоке избавит Зеленского и от обязательств перед олигархами, и от самих олигархов (ибо все их наиболее ценные активы сконцентрированы на промышленном востоке страны). Чем не решение?», - фантазирует «Версия».

«Беспилотник Зе»

Так язвительно озаглавило свою публикацию официальное издание правительства РФ - «Российская газета», давно пишущее об Украине исключительно в стиле «желтой» прессы.

Рассказывая о визите Владимира Зеленского в Турцию, «РГ» укалывает: «Президент Украины Владимир Зеленский, организовав обострение на Донбассе, уже неделю находится в центре международных коммуникаций и стал на время самым путешествующим главой государства эпохи COVID-19. Сразу два международных визита за неделю - Катар и Турция, и двухдневное путешествие в «зону ООС». На повестке также, если верить очень говорливым «источникам» в его офисе, стоит визит в Париж. Но и сейчас, по итогам уже состоявшихся вояжей и телефонных переговоров, можно судить о возможных результатах, а также перспективах перехода гражданской войны на Украине в горячую фазу».

Свои рассуждения официальное издание перемежает фотографиями об «ужасах войны в Украине», одну из которых с изображением неизвестно где произошедшего пожара подписала так: «Бомбы ВСУ разрушают дома в Донбассе ради того, чтобы Зеленский мог попросить у союзников еще больше оружия».

«Визит Зеленского в Турцию был во многом знаковым. На Украине сегодня много говорят о турецких беспилотниках Bayraktar, видят в них залог победы и ждут от Анкары действенной поддержки своей возможной авантюры на Донбассе. Но, исходя даже из официальных пресс-релизов и поясняющих сообщений киевских СМИ, встреча с главой Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом не вполне оправдала ожидания Зеленского. Оставим в стороне дипломатические формулировки совместных заявлений: риторическая поддержка "территориальной целостности" и идеи вступления Украины в НАТО были вполне ожидаемы от руководителя страны - члена альянса. Большая сенсация случилась бы, скажи Эрдоган нечто иное. Куда интересней, что не попало в официальные отчеты. Так, например, если верить источниками украинских СМИ в турецкой переговорной группе, продажа дорогостоящих беспилотников Bayraktar (примерно 70 миллионов долларов в минимальной комплектации. - Прим. «РГ») на Украину возможна, а вот их совместное производство - нет. Делиться с Киевом технологиями Анкара не желает. Равно как не будет давать заведомо рискованные кредиты или увеличивать совсем неочевидные инвестиции. Все по причине непростой ситуации в самой турецкой экономике и угрожающего падения курса лиры. Соответственно, и за беспилотники турецкая сторона хотела бы получить предоплату, что, учитывая стоимость этого оружия, представляет проблему для Киева», - утверждает «РГ».

«Хуже того, поставки Bayraktar прямо увязываются с выдачей на родину сторонников Фетхуллаха Гюлена, укрывающихся на территории Украины. Вопрос якобы был поставлен предельно конкретно - или гюленисты, или беспилотники. Речь идет о десятках человек, которых Анкара подозревает в попытке госпереворота в 2016 году. И здесь Зеленский оказывается в крайне щепетильной ситуации: экстрадиция турецких оппозиционеров сильно осложнит его переговоры с Парижем, Берлином, тем более с Вашингтоном, укрывающим главного раздражителя турецкой власти», - продолжает «РГ», опять-таки, не имея достоверного этому подтверждения.

«Также Эрдоган поднял вопрос так называемого «меджлиса крымских татар», безуспешно добивающегося от Киева политической субъектности и даже территориальной автономии в Херсонской области. Лидеры этой организации давно жалуются на отсутствие внимания и обвиняют Зеленского в игнорировании их лучших ожиданий. Вот только в действительности против финансирования их активности и наделения «меджлиса» правом голоса внутри Украины выступают в первую очередь местные националисты и радикалы, от которых зависим сам Зеленский. И это еще одна дилемма, поставленная Эрдоганом перед украинским лидером», - настаивает «РГ».

«По итогам всей внешнеполитической активности Зеленского можно сделать предварительный вывод: решив шантажировать покровителей и союзников обострением ситуации на Донбассе, он сам стал объектом шантажа. За ничего не стоящую моральную поддержку, без обязательств военного вмешательства, он получил массу требований, зачастую противоречащих друг другу. Так, США хотят от него передачи под их контроль судебной системы. МВФ и арабские страны - переписывания земельной реформы в их пользу, что не нравится спонсорам Зеленского внутри страны. Германии нужно завершить "Северный поток-2", Франция желает продать морально устаревшие истребители Rafale, а интересы Турции описаны выше. Таким образом, за неделю Зеленский прошел краткий и предельно жесткий курс молодого бойца в мировой дипломатии», - делает вывод правительственная газета.

«Примечательно, что несколько сбавила тон заявлений и "партия войны" внутри Украины: об отсутствии планов наступления на Донбасс одновременно заявили командующий ВСУ Руслан Хомчак и называвший Донбасс "раковой опухолью" главный переговорщик в Минской контактной группе Алексей Резников. В качестве моральной компенсации уличным и кабинетным радикалам Зеленский отпустил из тюрьмы осужденного на 7 лет неонациста Сергея Стерненко - того самого, из-за которого на его офисе появилась надпись "лох". И наделил сброд из "ветеранов майдана, АТО и волонтеров" особым статусом, учредив специальную комиссию по защите их прав. Судя по этим поступкам, во внутренней политике никакие уроки не идут ему впрок», - смачно заключает «РГ», явно страдающая от болезненной невозможности сказать что-либо подобное в адрес российской власти.

Обзор подготовил Михаил Карпенко, «ОстроВ»




Новости партнеров