вверх
Пятница
3 Апреля

Приговор провокаторам, лояльность крымчан РФ и Чернобыль как репетиция катастрофы. Западные медиа об Украине

26.03.2020 20:35
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 587390

Все западные страны ввели карантин и ограничили или вовсе заблокировали международные пассажирские рейсы. Это означает, в частности, что ни один журналист из ЕС и США не посетит в ближайшее время Украину. Тем не менее, о нашей стране продолжают писать. И не только в связи с пандемией.

Недавно генсек ООН Антониу Гутерриш призвал к перемирию воюющие стороны в горячих точках по всему миру. Страны и территории, пораженные вооруженными конфликтами, рискуют оказаться самыми уязвимыми перед угрозой общего сегодня для всех врага - нового вируса, против которого пока нет лекарств и вакцин.

Die Zeit, тем временем, отметила ряд продолжающихся конфликтов и других бед, поразивших некоторые страны, как, например, нашествие саранчи на ряд территорий Азии и Африки, угрожающее голодом некоторым странам.

Кроме прочего, в тексте упоминается война на востоке Украины. “В то время как жизнь в Украине все больше замирает, война на востоке страны продолжается: не усиленно, но незаметно и несколько приглушенно, - отмечали в немецком издании. - Перемирие и дальше нарушается - в том числе посредством 82-миллиметровых минометов и противотанковых ракетных систем, запрещенных минскими соглашениями. 8 марта ракетой был убит солдат, шестеро - ранены. Один солдат получил огнестрельное ранение несколько дней назад, двое других - в прошлый понедельник. Продолжают стрелять даже в так называемых зонах разведения, где не должно находиться никакое оружие. Не все нарушения могут документировать наблюдатели ОБСЕ: сепаратисты отказывают им в свободном доступе, как и раньше. Только обоснование, почему они не могут пройти, изменилось. Теперь оно звучит так: в связи с карантином”.

Приговор

В Польше на днях вынесли приговор в деле о поджоге венгерского культурного центра в Ужгороде. Происшествие имело место зимой 2018 года. Исполнители этой акции пытались провести ее так, чтобы подозрение пало на украинских националистов, но сделали это очень неуклюже. Украинские и польские правоохранители смогли оперативно выяснить, что организовали и провели ее трое молодых поляков. Предполагается, что деньги на акцию они получили от немецкого ультраправого публициста Мануэля Охсенрайтера, работавшего на тот момент также помощником депутата Бундестага от ультраправой партии “Альтернатива для Германии”, руководство и члены которой имеют контакты и связи с Кремлем. Как сообщила Gazeta Wyborcza, польская прокуратура продолжает следствие в отношении Охсенрайтера.

Из исполнителей же двое получили тюремные сроки. “Прокуратура обвинила Михала П. в организации террористического нападения, двоих других - в его исполнении и попытке поджога венгерского центра, - написала Wyborcza. - “Осуществляя попытку поджога, обвиняемые стремились углубить конфликт между украинцами и венгерским меньшинством. Речь шла о представлении украинцев как преследующих венгерское меньшинство, а Украину - как государство, не способное обеспечить им охрану, - подчеркивал прокурор Мариуш Садло в заключительном выступлении. - Это нападение вписывалось в список действий России в отношении Украины. Целью было внутреннее ослабление Украины и эта акция была направлена на дестабилизацию ситуации в этом государстве. Это не были действия в интересах Польши. Этим данное преступление приобрело террористический характер”, - отмечал обвинитель”.

“Краковский суд в понедельник признал всю тройку виновными в действиях, в которых их обвиняли. Михала П. приговорил к трем годам тюрьмы, а Томаша Ш. - к двум годам лишения свободы. Мягче всего суд отнесся к Адриану М., третьему из обвиняемых, который на этапе следствия пошел на сотрудничество с прокуратрурой. Прокурор попросил о чрезвычайном смягчении наказания ему и предложил лишение свободы с отсрочкой на период испытательного срока. Суд применил в отношении Адриана М. ограничение свободы на два года, обязав его к выполнению неоплачиваемой работы в общественных целях в течение сорока часов в месяц. Адриан М. и Томаш Ш. должны покрыть расходы, которые понесло в результате нападения Венгерское культурное общество (больше 2 тыс. злотых), а также стоимость процесса (больше 18 тыс. злотых)”.

Социологическая "реальность" Крыма?

А в The Washington Post  к годовщине “присоединения” Россией Крыма опубликовали результаты проведенного на полуострове соцопроса относительно отношения местных жителей к аннексии. Авторы публикации - профессор Технического университета Вирджинии Джерард Тоал, профессор Университета Колорадо Джон О’Лафлин и профессор Университетского колледжа Лондона Кристин Бакке, которая сотрудничает также с Институтом исследования мира в Осло. Отмечается, что описанная работа была осуществлена при поддержке Национального научного фонда (США) и Исследовательского совета Великобритании. 

Организаторы исследования отмечали, что “поддержка присоединения к России остается очень высокой (86 процентов в 2014 году и 82 процента в 2019) - и особенно высока среди этнических россиян и украинцев. Ключевой переменой с 2014 года стало существенное увеличение поддержки со стороны татар, тюркского мусульманского населения, составляющего 12 процентов жителей Крыма. В 2014 году только 39 процентов этой группы положительно оценивало присоединение к России, но этот показатель вырос до 58 процентов в 2019”. В тексте подчеркивалось, что за период аннексии Россия инвестировала в Крым около 20 миллиардов долларов.

Как отметили его авторы, “татары были в фокусе претензий США и Запада относительно нарушений прав человека на полуострове местными властями и Москвой. В то же время, растущее принятие новой политической действительности вместе с растущими ожиданиями более благополучного будущего, похоже, лежит в основе изменившихся показателей, которые мы наблюдаем относительно этого важного меньшинства”.

“Для большинства евроатлантических государств аннексия Крыма остается грубым нарушением закона, однако политические ультраправые считают определенно иначе, - писали корреспонденты The Washington Post. - И даже самые ярые критики России признают, хоть и редко высказывая это публично, что Крым не собирается возвращаться в Украину в каком-либо ближайшем времени. Аналогия, к которой прибегают эти критики, - страны Балтии, оккупация которых и присоединение к Советскому Союзу была тем, что правительство США никогда не признавало официально. Хотя эта аналогия резонирует с глубоко американской историей Холодной войны о странах, удерживаемых в плену империи зла, взгляд на Крым как на “оккупированную территорию” не совпадает с материальными и оценочными реалиями современного Крыма”.

“Постапокалипсическое будущее”

А The New York Times  опубликовал глубокий и красивый лонгрид об экскурсии в чернобыльскую зону - выдержку из книги о катастрофах и человечестве, которая должна появиться в апреле. Для ее автора, задающегося вопросами о будущем человечества, зона отчуждения в Украине отличается от других посещенных им территорий тем, что это место, где катастрофа уже произошла.

Репортаж ирландского писателя Марка О’Конелла очень непохож на то, что писала до сих пор о зоне отчуждения западная пресса. Журналисты, как никто другой, склонны к самолюбованию. Репортажи из чернобыльской зоны, как и репортажи из зоны боевых действий на востоке Украины, - это в той или иной мере истории об авторах этих текстов на этих территориях. О том, как хороши они, предпринявшие такую смелую поездку. Текст О’Конелла - другой. В нем много “я”, но в какой-то его части автор начинает смотреть на это “я” со стороны и в контексте более обширном, чем сама история, которую он описывает.

Главная его мысль, как представляется, в том, что “природа” сильнее техногенной цивилизации, которая губит и ее, и себя. “Вас мгновенно поражает странная красота этого места, безмерное богатство природы, внезапно освобожденной от венца своего творения, своего трудного ребенка. И куда бы вы ни посмотрели, вы будете видеть напоминания о том, насколько искусственна разница между миром человека и природы: все, что мы делаем, даже разрушение природы, существует в рамках природы”, - пишет, в частности, О’Конелл после поездки в “Зону”, как он лаконично называет место катастрофы.

При этом ирландский писатель проявляет, кажется, наивысший уровень эмпатии по отношению к людям, которые были однажды внезапно вынужденными покинуть эти места. Недаром в тексте упоминается “Чернобыльская молитва” Светланы Алексиевич, которую автор как раз дочитывает во время двухдневной экскурсии, - лучшее, что было до сих пор написано об этой катастрофе. Так, один из эпизодов репортажа - просмотр экскурсантами детских рисунков в заброшенной школе. Это они, кажется, впечатлили автора, отца двоих детей, больше всего увиденного.

“Я взял рисунок динозавра и был удивлен печалью не невообразимого измерения этой катастрофы самой по себе, а мыслью, что ребенок, который его нарисовал, так и не смог забрать его домой, чтобы показать родителям; как вместо этого он вынужден был его оставить, так же, как и свою школу, свой дом, свой город, свой отравленный мир, - написал О’Конелл. - А затем я осознал странность моего нахождения здесь, неправильность меня как фигуры на этой сцене: человек извне, из постапокалипсического будущего, держащий в руке этот простой и красивый рисунок и смотрящий на него как на артефакт рухнувшей цивилизации. Я понял сейчас, что в моем присутствии в Зоне было еще более глубокое противоречие: мой дискомфорт от пребывания здесь был меньше связан с риском заражения, чем с ощущением себя как загрязнителя”.

Описывая свою поездку сейчас, когда весь мир застала врасплох новая катастрофа, О’Конелл поясняет, что в зоне отчуждения “был в своего рода извращенном паломничестве: я хотел видеть, как мог бы выглядеть конец света. Я хотел потревожить эти руины и быть тревожимым ими. Я хотел видеть то, что в ином случае не могло быть видимым, изучить остатки человеческой эры. Зона представляла собой перспективу в каком-то смысле более четкую и сильную, чем какое-либо другое из известных мне мест. Мне казалось, что путешествие туда было бы взглядом на конец мира с точки зрения его последствий. Это было моим пониманием, моим тщеславием, что я бросаю взгляд в будущее. Я не понимал тогда, что это будущее, или что-то подобное ему, было ближе, чем казалось в тот момент. Я не понимал, что в ближайшее время идея Зоны продвинется вовне из сферы абстракций, чтобы охватить мой опыт повседневной жизни, что города по всему развитому миру будут закрыты в попытке подавить распространение нового смертельного вируса, врага в своем роде такого же невидимого и коварного, как радиация, и способного подорвать устои общества в одночасье”.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”


Новости партнеров