вверх
Вторник
19 Марта

“В худшем случае в таких условиях у детей развиваются нарушения, ведущие к суициду”. Западные медиа об Украине

15.01.2019 16:46
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 561582

Несмотря на громкие протесты против американского давления, в ЕС всерьез задумались об опасности новых санкций со стороны США в отношении компаний, которые ведут бизнес с Россией. Шум вызвало разосланное на прошедшей неделе немецким компаниям письмо посла Соединенных Штатов в Германии с напоминанием о такой перспективе для местных нефтегазовых гигантов, участвующих в строительстве “Северного потока-2”.


Как сообщало, в частности, агентство Reuters, “посол США Ричард Гренелл коснулся этого вопроса в письме, отправленном нескольким компаниям... “Письмо напоминает, что любой компании, действующей в сфере экспортных российских трубопроводов, грозит опасность санкций в рамках “Акта противодействия противникам Америки путем санкций” США”, - сообщил пресс-секретарь посольства, добавив, что другие европейские государства также выступали против запланированного трубопровода”. В тексте Reuters также отмечалось, что, по словам пресс-секретаря американского посольства в Берлине, “письмо было скоординировано несколькими правительственными агентствами США в Вашингтоне и “подразумевает не угрозу, а четкое послание о политике США”.


Член правления участвующей в строительстве второй ветки “Северного потока” австрийской компании OMV Мартин Ляйтнер в интервью Der Standard, между тем, настаивал, что новый российский трубопровод необходим ЕС в связи с прогнозируемым ростом потребления газа из-за сокращения доли угля в энергетике. По такой логике, которой придерживаются и немецкие чиновники, Украине не грозит сокращение российского газового транзита, хотя тот же Ляйтнер не преминул как бы кстати заметить, что Украина не модернизировала свои трубопроводы, и это тоже оправдывает строительство новой трубы. Также представитель OMV высказал уверенность, что за санкционной политикой США стоят банальные бизнес-интересы: вслед за своим углем, который не находит спроса внутри страны, Штаты хотели бы импортировать в ЕС также свой сжиженный газ, поэтому российский проект, обеспечивающий Союзу более дешевый газ, -- прямое препятствие этим планам.


Тем не менее, как сообщил на прошедшей неделе The Financial Times, “опасение новых санкций США против Москвы и обострение противостояния на востоке Украины ослабили надежды на возобновление бизнес-связей с Россией у крупнейших корпораций Европы. Морское столкновение между Украиной и Россией в ноябре помешало попыткам восстановить связи с Москвой, сказал глава ведущей российской ассоциации иностранных компаний, в условиях настороженного ожидания следующих шагов Вашингтона и давления на Брюссель со стороны США ради поддержания антимосковских мер. “Компании, которые работают в России, определенно откладывают инвестиционные решения, а те, кто планирует вход, осторожны в этом отношении, - сказал Франк Шауфф, глава Ассоциации европейского бизнеса”.


В тексте FT, кроме прочего, отмечалось, что европейские инвесторы остаются “лояльными” российскому рынку и не планируют его покидать. “ЕС является крупнейшим торговым партнером России - по данным центрального банка, на него приходится больше половины общего российского оборота, - писали в британском издании. - Шесть из восьми крупнейших  прямых иностранных инвестиций в Россию в 2017 году приходились на европейские страны; в число ведущих иностранных инвесторов этой страны входят европейские автопроизводители, банки и компании розничной торговли”. 


Пять лет войны


Несколько западных изданий на прошедшей неделе написали также о том, что собственно положило начало текущему спору о санкциях - о конфликте на востоке Украины, который идет уже без малого пять лет.


Антонина и Леонид принадлежат к тысячам пожилых украинских граждан на сепаратистских территориях, преодолевающих ничейные пространства блок-постов и примыкающих к ним минных полей, чтобы получить свои пенсии, в среднем около 90 долларов в месяц, - говорилось в начале репортажа The Washington Post. - Для граждан Украины, оказавшихся в зоне боевых действий, конфликт - это бесконечный перечень трудностей, потрясений и опасностей. “Она умерла”, - сказала Антонина, указывая на женщину, на вид - под 80, лежащую без движения на носилках у здания украинской администрации в Станице Луганской, которая расположена примерно за 530 миль от Киева и 15 - от российской границы. Антонина, ее муж Леонид и другие называют только имена, опасаясь привлекать к себе внимание властей на промосковской территории. Женщина, однако, не умерла. Сотрудники скорой помощи отнесли ее в ближайшее модульное здание и заверили толпу, что позаботятся о ней. Каждый затем вернулся к бюрократическим насущным вопросам. Это, кроме прочего, получение пенсий и возвращение через линию разграничения домой в “Луганскую народную республику” - одну из двух самопровозглашенных территорий, контролируемых поддерживаемыми Москвой сепаратистами и, судя по всему, частично оккупированных российскими войсками. “Мы всегда вместе. Я все время рядом с ним, чтобы он принимал свои таблетки”, - сказала 69-летняя Антонина, указывая на маленький вещевой мешок на колесах рядом с ней, вмещающий все необходимое для их путешествия. “Это ужасная ситуация”, - сказал 75-летний Леонид, скривив лицо”.


Как владельцы украинских паспортов, эти старики имеют право на социальные выплаты, - поясняли в американском издании. - Но чтобы получить их, они должны назваться “внутренне перемещенными лицами”. Это требует регистрации по адресу на подконтрольной Киеву стороне. Зачастую это административное здание или фиктивный адрес. С точки зрения закона они живут на правительственной стороне и навещают повстанческую сторону в случае необходимости. В реальности все наоборот. Они решили остаться дома на сепаратистской стороне и выбираться на территорию, контролируемую Киевом, за своими пенсиями. В результате пункт пропуска в Станице Луганской -- это постоянный поток старых и немощных. Около 80 процентов проходящих через пункт пропуска при среднем количестве в 10-11 тысяч в день - это пенсионеры, сказала Александра Литвиненко, готовящая отчеты о Станице Луганской для Верховного комиссара ООН по делам беженцев”.


Антонина и Леонид, как рассказывали дальше в The Washington Post, “выехали из дома примерно в 6 утра. Первым этапом их путешествия был автобус из их города в Луганск, столицу сепаратистской территории. Оттуда - короткий путь на такси до блок-поста, а затем - пешком на территорию под контролем правительства. Станица Луганская - это одно из пяти мест, где украинцы могут проходить между территориями, контролируемыми правительством и повстанцами; в целом в месяц происходит свыше миллиона пересечений. Но в Луганской области такой переход только один, он же - единственный, где запрещено движение транспорта. Так что все пересечения могут быть только пешими. В конце моста - крупная воронка от  бомбы. В и из этой дыры ведут деревянные ступени. Затем следует переход по никем не контролируемой территории со знаками “Осторожно, мины” по обочинам дороги. Наконец, на украинской стороне время ожидания в очереди может быть больше пяти часов. Сотрудники Международного комитета Красного Креста сказали, что обычно от двух до шести человек в день теряют сознание - однажды таких было 17. Пять человек умерло в прошлом году во время перехода из-за проблем со здоровьем, сообщили в МККК. “Старики часто не едят, потому что боятся ходить в туалет, поэтому во время ожидания они падают в обморок, - сказала сотрудница Верховного комиссариата ООН по делам беженцев Литвиненко. - И это только случаи, о которых мы знаем, потому что они происходят на правительственной стороне”.


Как говорилось далее в репортаже, “киевское правительство недавно ввело на блок-посту улучшения, в том числе увеличив количество биотуалетов, построив гофрированный навес для защиты тех, кто ожидает в очереди, положив асфальт на своей чести перехода и увеличив количество окон, в которых проверяют документы тех, кто пересекает линию. По словам Антонины, время ожидания при их недавнем переходе было примерно полтора часа. Ее муж Леонид поправлялся после недавнего сердечного приступа и явно страдал от этой поездки, вынужденный внезапно присаживаться в середине разговора. Сразу по пересечении блок-поста многие пенсионеры, в зависимости от того, где они зарегистрированы, должны также ехать за десятки миль автобусом или машиной на несколько человек в ближайшие города, чтобы получить свои деньги и подтвердить присутствие на украинской территории. Леонид этот этап благополучно обошел. Украинское правительство, в ряду своих улучшений, организовало также офис и банкомат сразу у блок-поста, так что некоторые пенсионеры должны только немного пройти, чтобы уладить свои дела. К 14 часам Леонид получил свои деньги”.

Помимо этого, Der Standard  опубликовал сообщение со ссылкой на главу благотворительной организации "SOS Детские Городки Андрея Чуприкова", в котором говорилось, что около 200 тысяч детей на востоке Украины непосредственно затронуты конфликтом и могут в силу этого страдать от так называемого токсического стресса. Эта самая опасная форма душевного состояния развивается в случае продолжительного пребывания человека в стрессе и может необратимо поразить здоровье ребенка, нанеся вред нервным связкам в тех областях мозга, которые отвечают за обучение и рассудок. “Мы наблюдаем у них увеличение таких симптомов, как саморазрушительное поведение, агрессия или замкнутость. В худшем случае в таких жизненных условиях у детей развиваются нарушения, которые ведут к суициду”, - пояснил Чуприков. Помимо этого, поскольку конфликт влияет также на психику взрослых, травматический опыт детей усиливается также ростом случаев домашнего насилия, отмечал он.


Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”