вверх
Четверг
27 Июня

“Если бы правление Путина закончилось сейчас, он вошел бы в историю как неудачник”. Западные медиа об Украине

10.01.2019 21:07
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 561408

В центре внимания западных обозревателей в праздничные недели вполне ожидаемо снова был церковный вопрос. Киев ждал и прогнозируемо получил от Константинопольского патриархата так называемый “томос” - разрешение на создание национальной православной церкви, независимой от Москвы. Надо сказать, что больше всего этот акт порадовал ближайших соседей-поляков, тогда как в Западной Европе и США его восприняли гораздо более сдержанно. Без явного одобрения, но зато с определенным любопытством.

Прочь от Москвы

Еще за неделю до православного Рождества The New York Times отмечал, что “когда на востоке тянется конфликт, религиозная принадлежность становится лакмусовым тестом на государственную лояльность при надежде глубоко непопулярного президента Украины выиграть в марте новый срок с националистическим слоганом “Армия, язык, вера”. С другой стороны, президент России Владимир Путин, годами изображая себя защитником сферы влияния России как православного государства, также имеет острый политический интерес и отчаянное желание удерживать Украину под крылом московского патриарха”. Его корреспондент также констатировал, что “за шквалом архаических угроз адскими муками и непонятных перебранок о каноническом праве стоит вполне современная борьба за деньги, имущество, политическую власть и идентичность, как в России, так и в Украине”.

В центре текста лежит история с недавними допросами священников УПЦ МП и обысками в церковных зданиях. “Усиливая тысячелетнее религиозное противостояние, нагруженное геополитическим багажом 21 века, украинские службы безопасности в последние недели допрашивали лояльных Москве священников, обыскивали церковные здания и приводили в ярость своих российских противников”, -- рассказали в NYT.

Так, в частности, “преподобный Александр Колесов, православный священник в Чернице, селе с двумя улицами, одним магазином и без единого преступления, был озадачен, когда в декабре украинские службы безопасности срочно вызвали его на допрос по делу, связанному с государственной изменой и разжиганием религиозной и национальной вражды. “У меня не было ни малейшего понятия, чего они хотят, и до сих пор нет”, -- сказал отец Колесов. Когда он явился в региональный офис службы безопасности, он увидел там 11 других обеспокоенных и точно так же озадаченных священников. Но у них у всех было нечто общее: лояльность Московскому патриарху, близкому союзнику Путина, заклеймившему новую украинскую церковь как “служащую дьяволу”. Задействование украинских служб безопасности свидетельствует, насколько церковные дела оказались спутанными с мирскими интересами государства, как в Украине, так и в России, чьи собственные службы безопасности с давних пор вмешиваются в религиозные вопросы”.

“СБУ... выпустила… листовку, объявив Московский патриархат инструментом Кремля и заявив, что его структуры в Украине используются Россией “для ведения гибридной войны против Украины”, - писало дальше американское издание. - Отец Колесов, сельский священник, приглашенный на допрос, сказал, что эта точка зрения весьма преувеличивает власть Московского патриарха. Он читает проповеди на украинском языке, а не на русском, и считает Крым, аннексированный Россией в 2014 году с благословением Московского патриарха, территорией Украины. Тем не менее, он не испытывает симпатии к православным священникам, поддержавшим создание новой церкви, отделенной от Москвы. Он считает их “схизматиками”, угрожающими наихудшим расколом в христианстве после Великого раскола в 1054 году, когда разошлись пути церквей, известных сегодня как католическая и православные. Создание новой церкви для служения украинскому проекту национального строительства, говорит он, “ставит в центр церкви Украину, когда центром должен быть Бог””.

“Религии имеют значение. Очевидно, что они отражают политические и даже экономические трения. Но они также помогают создавать и формировать их. Религиозная принадлежность была очень важной частью возникновения наций и определения ими, кто является и кто не является их частью. Это может быть неочевидным в Англии, где приближение государственной церкви к краху происходило параллельно с общим кризисом легитимности. Но в странах вроде Польши и Ирландии религия и национализм были неразделимы большую часть 20 века. Даже некоторые формы секуляризма могут играть ту же роль в кристаллизации национальной идеи, как, например, доктрина laïcité (секуляризма) во Франции или отделения церкви от государства в США. Во всех этих случаях существует ключевая идея, что только те, кто разделяет соответствующую доктрину, могут на самом деле быть частью нации. В Украине, где президент Порошенко идет на перевыборы со слоганом “Армия, язык, вера”, едва ли может быть более сильная связь”, - реагируя уже на рождественские события, писал The Guardian.

“Если раскол произойдет и церковь в Украине вконец разделится, Московский патриархат утратит прихожан, власть и деньги, -- подчеркивали в британском издании. -- Сегодня он представляет около половины от 300 тысяч православных верующих в мире; около трети из них находятся в Украине и могут быть потеряны в пользу новой церкви. Хотя многие считают Московский патриархат творением правящей олигархии, церковь в Украине тоже едва ли свободна от политических связей и вмешательств. Контроль над ее собственностью будет выигрышем любой из сторон в предстоящей борьбе… Этот конфликт отчасти о том, кто благословляет оружие какой армии, но поскольку это вопрос, который влияет на желание солдат воевать и умирать, он имеет значение для миллионов тех, кто никак не интересуется теологией”.


Что плохо для Москвы, хорошо для Варшавы

В Польше, между тем, делали акцент, в первую очередь, на существенном отдалении Украины от России, что в соседней стране, вопреки массе противоречий, воспринимают одинаково позитивно сторонники всех политических сил, кроме откровенно маргинальных. Корреспондент Gazety Wyborczej  констатировал “огромное не столько даже политическое, сколько историческое значение того, что произошло вчера в Фенере, районе Стамбула, где расположена резиденция вселенского патриарха”. По его словам, “Украина перестала быть тем, что в Москве называют своей “канонической территорией”, и Кремль теряет то, что после Переяславской Рады 1654 года считал своим”.

“Комментаторы повторяют, что автокефалия для Украины - это конец старой концепции, требующей видеть в Москве “третий” (после собственно Рима и Константинополя) Рим, то есть, мировой центр христианской цивилизации, - писала дальше Wyborcza. - Она означает также фиаско продвигаемой Путиным как современной формы российского империализма идеи “русского мира”, объединяющего православных славян. Но это только символы, о которых немногие помнят. Действительность гораздо более жестока. Если бы правление Путина закончилось сейчас, он вошел бы в историю как неудачник, который привел к тому, что из сферы влияния его родины вышла сначала Грузия (добыча Екатерины Великой в 1783 году), некогда дружественная, а после войны 2008 году враждебная Москве, а сейчас и Украина. Лишенная этих “провинций”, Россия перестает быть империей, а Путин, как бы его ни демонизировали, в истории своей страны может занять место рядом с Михаилом Горбачевым, которого земляки обвиняют в развале СССР”.

“Сложно завершить войну с Россией, имея в своей стране представителей православной церкви, которые даже не встают в парламенте, чтобы почтить тех, кто погиб на фронте, -- отмечалось также на сайте польского издания Nowa Europa Wschodnia - Но тут заметка на полях: среди священников УПЦ МП многие имели и наверняка имеют проукраинские взгляды, поэтому стричь всех под одну гребенку и называть всю УПЦ МП пророссийской попросту несправедливо. Хотя со временем зерна будут несомненно отделены от плевел и такого рода обозначение будет отвечать действительности. С другой стороны, что должен делать священник в провинции, который хочет в ПЦУ, когда прихожане -- нет (или наоборот). Построить новую церковь? Легко сказать, трудно сделать”.

“Итого, результатов создания ПЦУ не стоит ожидать тут и сейчас. Скорее, это вопрос лет, может, даже десятилетий. Результатов нужно терпеливо ждать, а то, что РПЦ и Кремль уже сейчас остро против этого возражают, свидетельствует о том, что Украина делает очередной шаг, отдаляясь от Москвы, что определенно полезно и для Польши”.

Плюс декоммунизация всей страны

Добавляя толику юмора в чрезвычайно серьезную дискуссию о “постколониальном” украинском настоящем и будущем, Neue Zürcher Zeitung  написала о противоречивых “успехах” декоммунизации. Год назад в Украине было объявлено завершение этого процесса, в результате которого было убрано около 2,5 тысяч советских памятников и переименовано массу улиц и целых населенных пунктов, говорилось в колонке NZZ. “В Советском Союзе, можно сказать ностальгически, глядя на этот хаос, ничего подобного произойти не могло”, -- писал корреспондент швейцарского издания.

В Николаевской области, между тем, сохранилось 49 памятников Ленину. В самом Николаеве памятник первому советскому вождю, свергнутый с постамента в центре города в 2014 году, “получил убежище” в частном парке. “Человек, давший убежище Ленину, защищает “свою” статую глубоко несоветскими аргументами: “Это мое личное дело и я хочу, чтобы он стоял здесь”, -- рассказали в Neue Zürcher Zeitung. -- Он справедливо утверждает, что процесс декоммунизации не касается частных коллекций… Этого, конечно, никогда не произошло бы в Советском Союзе, где не было защищенной частной собственности”.

Обзор подготовила Софья Петровская, “ОстроВ”