вверх
Пятница
1 Июля

Новые реалии – новые роли. Как война повлияла на индустрию культуры в Украине

14.05.2022 11:32
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 636096
Актеры, певцы и музыканты с началом военного вторжения РФ в Украину были вынуждены пробовать себя в новом амплуа. Индустрия выдержала удар и показала, кто на самом деле украинский артист, а кто любит деньги больше, чем Родину.

Военная агрессия России изменила жизнь украинцев не только в социально-политическом смысле. Музыка, кино, театр получили мощный удар и на несколько дней индустрия впала в кому. Но постепенно и она адаптировалась к новым реалиям, а ее представители воюют не только на культурном фронте, но и на самом настоящем, с оружием в руках защищая Украину от российского агрессора.

Возрождение повстанческих песен, новые формы фольклора

Среди украинских музыкантов огромное количество людей отправилось на фронт. Самые известные среди них – певец Макс Барских (Николай Бортник), лидер группы «Антитіла» Тарас Тополя и фронтмен группы «Бумбокс» Андрей Хлывнюк. Последний, к слову, вдохнул новую жизнь в песню «Ой у лузі червона калина», которая была гимном Сечевых Стрельцов. Ее десятки, а то и сотни раз перепевали разные артисты прошлых поколений, но новый смысл песня обрела только сейчас, быстро став символом украинского сопротивления. Хлывнюк исполнил ее вместе со всеми основными и популярными украинскими исполнителями. Видео этого исполнения опубликовано на канале певицы Натальи Могилевской – сейчас там почти 11 миллионов просмотров.

Этот хит вдохновил на подвиги не только украинских исполнителей, но и легендарную группу Pink Floyd, которая не выпускала новый материал с 2014 года, а до этого молчание легенд длилось с 1994 года. Легенды использовали вокал Хлывнюка, завернув его в магическую обертку своего музыкального сопровождения. Так получилась песня Hey, Hey, Rise Up, мощный сигнал международной поддержки Украины.

Интересную коллаборацию реализовал и упомянутый выше Тарас Тополя, который с первых дней войны отправился служить в территориальную оборону. Музыкант поучаствовал в ремейке на песню Эда Ширана 2Step. Как рассказал Тополя в интервью Forbes, британский музыкант сам вышел на него и предложил сделать совместный трек. Ширан поручил украинскому музыканту интересную миссию: написать второй куплет и припев к уже готовой песне. Тополя с задачей справился – в итоге новый клип получил более 5 млн просмотров на YouTube. Интересно, что съемки велись прямо на одной из боевых позиций под Харьковом, а весь материал был отснят за 10 минут.

Поддержка украинской песни сейчас как никогда мощная. И вряд ли кто-то теперь будет критиковать закон о повышении квоты на украинский язык на радио и телевидении, благодаря которому все больше артистов начали писать песни на украинском языке, чтобы попадать в ротации на радио и ТВ. Более того, уже второй год подряд на Евровидении Украина представлена номером на украинском языке, а европейский слушатель активно поддерживает нашу культуру, подчеркивая украинскую идентичность.

Телеканал М1 в период полномасштабной войны России против Украины переформатировал свое вещание, отдав 100% эфирного времени украинским исполнителям и украиноязычному контенту. Кроме того, продюсеры канала запустили рубрику «Пряма мова Байрактара», в которой показывают и новый фольклор. Турецкому ударному беспилотнику «Байрактар», кстати, уже тоже посвящена песня.

Несмотря на подъем украинской песни, здесь также работает правило «В семье не без урода». В нашем случае такое слово подходит к исполнителям, у которых остался украинский паспорт, но их туловища находятся в России. Ани Лорак, Елка, Таисия Повалий – они не просто молчат о зверствах российских военных в Украине, но и продолжают концертную деятельность, развлекая местных феодалов. Дальше всех, конечно же, пошла Повалий – она спела легендарную «Пісню про рушник» на пропагандистском концерте ко Дню Победы, который организовал и транслировал в прямом эфире российский «Первый канал». Уровень цинизма – запредельный.


«На русском языке в Украине говорить станет стыдно»

Если с музыкальной индустрией все более-менее понятно, то жизнь кино и театра уже точно никогда не будет прежней. Часть артистов также ушла защищать страну с оружием в руках, а те, кто не ушел, занялись волонтерской деятельностью или культурной войной с Россией.

«Остров» связался с актером Национального академического театра имени Ивана Франко Андреем Романием, который рассказал, как изменилась его жизнь и работа театра с началом полномасштабной войны в Украине.

Это уже пришлось переживать в Донецке, когда начались первые обстрелы, – говорит Андрей Романий. – Первый звонок с фразой: «Не приходите на работу». После 24 февраля 2022 года все были в замешательстве. Но практически все, кого я знаю, сразу включились в работу волонтеров, территориальной обороны, ЗСУ, сразу же в военный госпиталь, где нужна была кровь. Причем, были такие случаи, когда транспорт не ходил, и люди в Киеве шли с левого берега на правый, пешком в госпиталь, чтобы сдать кровь. Это довольно приличное расстояние, но люди все равно шли.

Часть людей начали работать в СМИ, выпускать обращения к украинским воинам, организовывать концертные бригады. Замешательство было только в первые двое суток, затем началась работа.

Кто-то эвакуировался, но все отнеслись к этому с пониманием. Если нужно было вывезти детей, нужно было вывезти больных родителей или просто выехать, но я не знаю в театре случаев, чтобы мужчины куда-то убегали. Некоторые люди в театре стали для меня открытием. Ходит себе человек, скромный, некий себе тюфячок. А потом узнаешь, что он записался в ЗСУ, в тероборону и это случилось буквально в первые же дни. И таких примеров в театре масса.

Также был начат арт-проект «Поезія незламних» - освещение жизни театра в условиях войны Олегом Вергилисом, прекрасным театральным критиком. Я начал сотрудничать с «Армія FM», мы выпускали «Фронтові коломийки», сделали до десятка выпусков. Собиралась информация, что сегодня произошло, и, в шуточной форме, для поддержания боевого духа не только воинов, но и населения, мы выпускали вот такую программу. Мы делали то, что мы могли сделать. Плюс, театральные бригады, которые ездили по госпиталям, горячим точкам.

Недавно в театре приступили к репетициям, мы играем несколько спектаклей, но не на нашей базе, потому что у нас нет бомбоубежища и метро довольно далеко. В случае авианалетов, которые рашисты иногда себе позволяют, мы не можем играть спектакли, но договорились с театром имени Леси Украинки, договорились с консерваторией, чтобы мы играли там. Также мы давали концерты в бомбоубежищах, на вокзале, в военных госпиталях, где было возможно. Мы не ждали, пока нас пригласят. Мы сами звонили и спрашивали, куда можно поехать и куда нас допустят. Были дни, когда бригада давала до пяти концертов в день, голос садился, ведь если выступление идет полтора часа, то это полноценный концерт.

Блестяще себя проявил Алексей Паламаренко, который моментально писал какие-то эпиграмы, стихи, которые были свежими. Только вечером произошло событие, а утром уже готовое стихотворение! Я поражался, как можно на заказ быстро написать за полчаса полноценное произведение! Все потихоньку вернулись к репетиционному процессу, сейчас репетируется три спектакля, готовятся две премьеры и они будут сданы где-то в июне. Работа не прекращается.

Даже те люди, которые уехали заграницу, там проводили арт-акции, пересылали деньги, некоторые присылали помощь. Марина Кошкина работает как волонтер, Вячеслав Хостикоев много делает для армии, как волонтер. Женя Нищук служит в теробороне, работает в аэроразведке. Саша Печерица – в ЗСУ, сейчас он под Харьковом. Всех просто не перечислишь! О некоторых не могу говорить, потому что у них родственники находятся на оккупированных территориях.

Актриса нашего театра Наталья Ярошенко передала свой автомобиль «Лексус», внедорожник, взводу специального назначения, который занимается эвакуацией людей из горячих точек, доставкой гуманитарных грузов. Она просила, чтобы взяли ее машину.

Саша Форманчук очень переживал, что его не берут в армию или территориальную оборону. Мы искали какой-то блат, чтобы туда устроиться! В конце концов, он нашел себя в волонтерстве и начал доставлять продукты, воду, лекарства тем людям, которые остались одни и не могли сходить в аптеку. Буквально весь театр стал интегрироваться в победу нашей Родины.

Как изменится театр после войны? Это вопрос очень сложный. Когда Путин и эта свора заявляли, что боятся, что в Украине запретят русский язык, это была ложь. Теперь говорить на русском языке даже в быту становится стыдно. Тенденция такая, что все связанное с Россией нужно забыть. Есть вещи, которыми действительно надо брезговать. Но куда деться от Толстого, Достоевского, Чехова, Пушкина. Это великие личности. Но все сведется к тому, что от русской культуры начнут избавляться во всех ее проявлениях. Я сейчас не говорю, хорошо это или плохо, наверное, не мне судить и не сейчас. Но то, что так будет – это точно. От всего русского будут открещиваться. Нет сейчас врага у российской нации большего, чем Путин. Я думаю, что всю русскую классику в театрах начнут списывать.

Театр Леси Украины, русский драматический, перейдет на совершенно другие рельсы. У меня есть своя точка зрения по этому поводу, но я не считаю нужным ее сейчас озвучивать, потому что как публичный человек, я могу навязать ее своим авторитетом. Я не хочу ее навязывать. Украинский народ достаточно умен, благороден, силен, честен и смел для того, чтобы нам не навязывали, что нам надо, а что нет.

Я знаю, что все русские актеры, которые снимались здесь в фильмах, сейчас не востребованы, с ними порвали все связи. Были неоднократные обращения к русским актерам, которые приезжали сюда сниматься в кино и говорили, что «Украина – это наша вторая родина». Они так восхваляли Киев, говорили, что мы все братья. Но потом практически никто не выступил с видеообращением, которое бы осуждало позицию их правительства и поддерживало своих коллег в Украине. Сейчас есть категорический отказ сниматься в одном фильме с российскими актерами. Сейчас все актеры кино ставят своим агентам условия, что они готовы сниматься, только не с российскими актерами.

В связи с этим, я думаю, что у нас сейчас пойдет определенный подъем кино. Но оно будет аутентичное. Не знаю, насколько оно будет качественное, но то, что будет в Украине всплеск арта – это безусловно. Украинская культура должна быть представлена не только драматическими спектаклями, но и комедиями, песнями. Вы посмотрите, что творится на Евровидении сейчас! Такой аутентичной, красивой и такой нашей песни еще не было. Сейчас раскрылась украинская душа, украинская нация. Мы действительно перерождаемся из народа, из населения – в нацию. У нас, конечно же, должна быть своя культура. Я уверен, что у нас будут новые Кобзари. Вся не нужная труха и шелуха отвалилась, мы сбросили с себя оковы не только политической зависимости, но и ментальной. Мы становимся свободными, а значит, арт будет идти в авангард, вести нас вперед. Сейчас благодатная почва, – рассказал Андрей Романий.


«Жизнь остановилась: этот шлагбаум оказался крепче карантина»

И если с драматическим театром и кино картина предельно понятна, то такой институт искусства как аматорский театр в военное время рисковал потерять востребованность у аудитории. Театр-студия «Черный квадрат» - один из самых известных аматорских театров в Украине. Однако, с началом активной фазы войны его жизнь остановилась – пациент впал в кому.

Но до полномасштабного вторжения России в Украину 24 февраля, «Черный квадрат» активно участвовал в волонтерской деятельности, поддерживая Вооруженные Силы Украины, действия которых тогда были сконцентрированы только в Донецкой и Луганской областях.

«С 2014 года «Черный квадрат» переводил проценты от выручки для нужд армии, были и отдельные акции, как покупки реанимобилей для конкретных медицинских учреждений. Мы не делали вид, что войны не существует. Наша социальная миссия всегда была больше эмоциональной – все понимали, что жизнь для большинства наших сограждан сложна и мы старались хотя бы на один вечер каждого из них заставить забыть о своих проблемах и вернуть им улыбки на лица», – рассказал «Острову» актер театра Михаил Спиваковский.

Сейчас театр временно закрыт, а все актеры разъехались. Вся индустрия развлечений уже переживала полное падение в 2020 году, когда весь мир столкнулся с серьезным врагом в лице Covid-19, однако, сейчас препятствие оказалось намного сложнее, чем тогда.

«Этот шлагбаум оказался намного крепче, чем карантин. Все то, что происходило в 2020-м, когда все актеры сидели по домам, сейчас кажется репетицией какой-то жесткой трагедии. Жизнь изменилась полностью, театр закрылся. Я надеюсь, временно. Мы предложили всем зрителям, купившим билеты на наши спектакли в конце февраля и в марте, вернуть деньги. И только 17% зрителей эти средства попросили. 83% сообщили нам, что рано или поздно они придут на те спектакли. 25 февраля у нас должна была быть премьера в большом зале, в Доме Художника, это был мой полноценный режиссерский дебют. Спектакль назывался "Спокойной ночи, идите к черту". Мы три года зарабатывали право сыграть его на большой сцене и в итоге, такая большая премьера не состоялась. На большинство спектаклей были аншлаги, поэтому мы прогнозируем, что сыграем эти спектакли уже летом», – рассказал Михаил Спиваковский.

Происходящее в Украине актер сравнивает со спектаклем «День Победы», который имел большую популярность в театре «Черный квадрат». Спиваковский признается, что не думал, что события, которые он с командой играл на сцене, однажды станут реальностью.

«Этот спектакль описывает судьбу жителей обычной киевской коммуналки, которых война, в данном случае – Великая Отечественная, застала утром 22 июня 1941 года. Одна пара собиралась пожениться в этот день, мой герой, футболист Костик Мосин, должен был дебютировать за «Динамо» на открытии «Красного стадиона» в составе киевского клуба. Спектакль начинается с того, что голос по радио сообщает, что немцы напали на тогда еще Советский Союз. Я помню, что к нам приходили на спектакль и политические деятели. Например, Надежда Савченко курила прямо у нас в гримерке, не обращая внимания на сигнализацию. Она курила, у нее дрожали пальцы, слезы катились по щекам. Спектакль был эпический и я помню, что на сцене каждый из актеров, по методике Станиславского, согласно театру проживания, старался прожить эту историю. Когда у тебя много надежд, ты как-то реализовываешься, радуешься жизнь и тут – бац! И по щелчку пальцев все заканчивается. Вот я и мои коллеги, утром 24 февраля испытали те же ощущения. Это конец света. Это отказ от своих привычек. Это прощание с театром, со сценой. А для многих из нас это основной заработок», – рассказал Спиваковский.

Некоторые актеры театра отправились служить в рядах территориальной обороны, некоторые – в ряды ВСУ. Остальная часть актеров стала волонтерами. Сам Спиваковский вывез родственников в Ивано-Франковск и приступил к работе в волонтерском центре при местном театре. В частности, актеры работали с детьми-переселенцами 2-3 раза в неделю, с целью развития детей и отвлечения их от пережитых ужасов войны.

«В какой-то момент все превращается в рутину. И вот так ты ходишь дней 70 и вроде все нормально. А потом приходит момент прощаться. Стоишь, обнимаешься с детьми, и все плачут, потому что все стали частью жизни друг друга за это время», - отмечает актер.

Он также продолжал искать помощь для военных за рубежом – бронежилеты и «гуманитарка» приезжали в западные регионы Украины, откуда Михаил забирал их и отправлял украинским военнослужащим. Помимо этого он является ведущим популярного YouTube-шоу о футболе – «ТаТоТаке». Эта часть деятельности также получила новый формат с началом полномасштабной войны, главный фокус которого – сбор средств на помощь армии и пострадавшим от войны.

«Еще с первого дня проекта мы решили, что 50% средств, собранных на Patreon, мы будем переводить на армию. За это время на этой площадке мы собрали более 100 тысяч гривен. В каждом выпуске «ТаТоТаке» мы проводим аукцион, где разыгрываем какие-то футбольные лоты и тоже тысяч 20-30 где-то перевели уже сейчас. Еще 70 тысяч гривен удалось собрать на благотворительном показе нашего фильма на YouTube, который так и не вышел на широкие экраны. Фильм называется «Достучаться до любви», по мотивам «А-ля кобеля, или все, что движется». Деньги направили на благотворительные гуманитарные счета, их нам переводили все, кто получил доступ к этому фильму», – рассказал Михаил Спиваковский.

Актер исключает, что в ближайшее время можно ожидать возвращения к любой театральной деятельности. Одно импровизационное выступление с благотворительными целями состоялось 30 апреля в подвальном помещении в Киеве, но системности в этих выступлениях пока нет. На данный момент все актеры студии постепенно возвращаются в Киев. В планах – отыграть спектакли, которые были запланированы на февраль-март уже в июне. Пьесы, при этом, будут переведены на украинский язык.

«Приходя к нам, в камерную студию на Сечевых Стрельцов 5Б, даже в случае воздушной тревоги вы имеете возможность не покидать сценическое пространство. Наша камерная сцена находится в подвальном помещении и полностью пригодна для пребывания во время воздушной тревоги. Смотреть спектакль можно в более-менее комфортных условиях. Есть надежда, что с июня мы возобновим свои спектакли», – резюмировал Михаил Спиваковский.

Украинская культурная индустрия не только выжила во время российской агрессии, но и нашла новые точки роста. «Наша жизнь уже не будет прежней», - теперь эта фраза стала слоганом для каждого украинца. Изменится и культурная среда, театр и кино трансформируются, а украинцы получат новых звезд шоу-бизнеса. Украинская песня становится все более узнаваемой, наших артистов все больше чествуют за границей и это еще один индикатор активной европейской интеграции нашей страны.

Сергей Самсонов, специально для "ОстроВа"



Новости партнеров