вверх
Пятница
30 Июля

Стас Жирков: Украинскому театру нужно работать над эмпатией во всех смыслах

26.06.2021 11:26
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 614401
В театральных кругах отношение к нему неоднозначное: одни воспринимают его с долей негатива, другие отмечают его нестандартные решения, третьи - тайком поглядывают в его сторону, надеясь что-либо применить в своей практике. Стас Жирков - режиссер, заслуженный артист Украины более двух лет руководит совместно со своей коллегой Тамарой Труновой Киевским академическим театром драмы и комедии на левом берегу Днепра. За этот небольшой отрезок театр обновился как визуально, так и содержательно. Появились новые разножанровые спектакли, активизировалось сотрудничество с европейскими театрами... О новых социальных проектах, премьерах будущего сезона, паритетности в отношениях с коллективом и почему украинский театр должен искать новые формы работы - Стас Жирков рассказал в интервью "ОстроВу".


-Как повлиял карантин на театр? Возможно, есть что-то положительное?

-Положительных сторон для нашего театра точно нет, потому что это тормозит активную работу. Если под позитивными моментами иметь ввиду миллионные просмотры в Facebook, то это не имеет никакого отношения к живому процессу театра - здесь и сейчас. По сути, это другой тип искусства. Ведь древнегреческий театр - это не театр в нашем современном восприятии. И мне понравилось, как сказал драматург Иван Вырыпаев (встреча с ним была в театре в июне - ред). Он сказал, что театр - это когда два человека сидят и смотрят как один разыгрывает текст.

-Например, для артистов балета многократные локдауны негативно сказываются на их форме. У артистов драматического театра есть подобные проблемы?

-Конечно. Организм артиста уже привык к тому, что он от 6 до 15-20 дней в месяц находится в стрессе, потому что любой выход на сцену - это стресс, некий "наркотик". Представьте, что вам сказали - пару недель в месяц у вас не будет интернета. Теоретически прожить можно, но тяжело. Что-то подобное переживают и артисты. Как и для балета, нашим актерам также нужно тренировать мышцы, держать их в тонусе. Например, снижается эластичность голосовых связок, если артист длительный период не выходит на большую сцену. Мы сейчас столкнулись с подобными последствиями карантина среди наших актеров. Я уже не говорю про то, что театр - это механизм, в запуске и работе которого задействовано большое число людей (цеха, технические, административные сотрудники), взаимодействующих друг с другом. А для этого требуется налаживание коммуникации между ними.

-Карантин очень "ударил" по финансовому положению независимых театральных площадок. В этом смысле государственным театрам было легче?

-У нас была небольшая финансовая "подушка". В карантин артисты и сотрудники других служб в театре были переведены на 65% от "чистой" ставки. Да, это мизерная сумма, но ее выплачивали. Мне бы не хотелось, чтобы дискуссия о положении независимых и государственных театров сводилась к обвинению последних, имеющих какие-то финансовые гарантии. Я знаю, что такое работать в независимом театре, но ведь у каждого есть выбор. И если ты понимаешь, - какие сейчас обстоятельства в нашей стране, которые вряд ли изменятся в ближайшее время, то это ответственность и позиция независимого театра.



"Семейный альбом".

"Плохие дороги". Фото - Анастасия Мантач

- Вы упомянули про онлайн-показы во время карантина. Некоторые спектакли Театра на левом берегу были доступны для украинского зрителя - по билетам или бесплатно?

- В рамках International Theater Festival были бесплатные показы спектаклей "Vino" и "Семейный альбом", который получил от британских критиков четыре "звезды" (высшая оценка от критиков в Англии - пять "звезд" - ред). А на фестивале "Radar Ost Digital", где мы показали "Плохие дороги", был платный показ. В итоге заработали немного денег - около двух тысяч евро. Также этот спектакль был в онлайне и на фестивале в Польше "Схід-Захід". Плюс - организовали вне фестивалей несколько показов по билетам в онлайне для зрителей.

- Какова активность зрителей?

- В целом - нормальная. Мы выходили "в плюс", но это небольшие суммы от билетов. Говорить про то, что я "загорелся" этим и хотел бы активно заниматься, то нет. Это абсолютно другой вид театра.

- Насколько Театр на левом берегу готов к возможным очередным локдаунам?

- Ну, как можно быть готовым к этому?! Если серьезно, то готовы. Но у зрителя очень мало интереса к театру в онлайне в карантин, потому что он приходит в театр за живыми эмоциями, общением. Мы ощущаем живую энергию в зале. Поэтому никаких больших успехов среди украинских театров, спектакли которых были в zoom или youtube, не было.

И мы надеемся, что карантина больше не будет. Тем более, у нас насыщенные планы на будущий сезон.

- Какие именно?

- Новый сезон начнется слоганом "Классика", но буквы "сс" будут отличаться от других. Смысл не в том, как нужно ставить классическую драматургию, нет. Идея в том, что мы, как театр, не верим в онлайн-существование, а классика - это присутствие зрителя в зале, а артистов - на сцене.

-То есть, это некий вызов коронавирусу?

-Да. Мы хотим быть супер классическим театром - живым. Сезон начнем с фестиваля "Простір майстра" - памяти Эдуарда Митницкого, которому 4 августа исполнилось бы 90 лет. Покажем его спектакли - "Три сестры", "Майн капф" и "Море, ночь, свечи", после каждого из них будет обсуждение со зрителями, критиками и артистами (и тех, которые ранее играли в этих постановках). Также проведем круглый стол - про театр и время. Эдуард Маркович был ярким представителем своей эпохи и создал театр как некий ответ тому времени. И состоится вечер памяти Митницкого в нестандартной и не пафосной форме, потому что он сам не любил пафос - это будет вечер воспоминаний о мастере.

На конец сентября запланирована моя премьера - "Батько" по пьесе Зеллера.

- Идея постановки созрела до или после выхода фильма с Энтони Хопкинсом?

- Про эту пьесу я знал еще пару лет назад, но у нас не было доступа к переводу. Переводчик Иван Рябчий перевел на украинский язык текст и я понял, что хочу эту историю поставить на сцене. Никто из команды нашего спектакля умышленно до сих пор не смотрит фильм. Наверное, зрителю сравнивать фильм и постановку будет тяжело, поскольку жанр у нас иной.

- Какие еще спектакли увидит зритель в новом сезоне?

- В конце октября Женя Корняг выпустит историю про Одиссея. Это тоже физический театр, но в отличии от "Vino", в спектакле будет и текст. В январе запланирована премьера Тамары Труновой - "Гамлет", где будет работать классный литовский художник. Весной к нам приедет режиссер Оксана Дмитриева - будет ставить "Женитьбу Фигаро". Еще Таня Губрий детскую пьесу Кати Пеньковой про экологию. Это все планируется на большой сцене, а в малом зале спектакли выпустят режиссеры Алексей Лисовец и Саша Середин.

Кроме того, на протяжении всего сезона будет образовательный проект для подростков - по театральной педагогике. Это будут группы ребят (возраст 12+) из разных школ и классов, с которыми будут проводить различные акции, связанные с театром - Яна Бессмертная и Павел Арье. Например, писать пьесы, ставить спектакли. В Польше и Германии часто такие проекты реализуют.

- Каким образом будет происходить отбор школьников?

- Некоторые школы уже проявили интерес к проекту. Наверное, проведем открытый набор.

- Это что-то подобное проекту "Класс Акт", в котором участвовали дети из Донбасса?

- Только в отдельных моментах, но это не одно и тоже. "Класс Акт" длился около недели и проводился один раз в год. У нас же работа будет происходить в течении всего сезона и разделена на несколько секторов. Допустим, две недели школьники будут писать пьесы, как в "Класс Акте". С другими ребятами будем заниматься театральной педагогикой, встречи с артистами, обсуждения - что такое театр и зачем он нужен. Дальше - постановка спектакля. Это глубокая и расширенная программа, рассчитанная на весь театральный сезон.

- Что такое LB Consulting?

- Наш театр активно работает в разных направлениях (гранты, маркетинг, продажи и т.д) и часто с нами консультируются представители из других украинских театров. И к нам обратились из Черниговской ОГА, которой руководит Анна Коваленко (имеющая театроведческое образование) с предложением приехать и рассказать про свою работу местным театрам и музеям. Мы приехали с командой, провели двухчасовую лекцию и практическую часть. Теперь некоторые театры хотят, чтобы их работники приехали на 1-2 дня к нам - поработать с нашими конкретными службами. Думаю, это правильная история, которая не присуща украинскому театру - делиться знаниями безвозмездно. Надеюсь, этим проектом мы можем поднять общий уровень украинского театра. Уже есть предложения из Днепропетровской и Ровенской областей.

- Среди украинских театров наблюдается ситуация, когда одни театры находят возможности двигаться дальше, а другие, простите за сравнение, живут в своем коконе. Что тормозит развитие украинское театра?

- Во-первых, - это деньги. Украинский театр очень беден, потому что театр - это дорогая история. Зависит это не столько от выделяемой государством нам суммы, а эффективного распределения финансов. По законодательству театр не может расходовать свои финансы так, чтобы, например, отремонтировать театр, закупить необходимое оборудование. Театр на левом берегу с материально-технической точки зрения - в удручающем состоянии. Недавно нам удалось закупить часть светового оборудования, отремонтировать гримерки. Но все остальное требует тоже ремонта и замены - сцена, кресла в зрительном зале, звуковая аппаратура. К тому же нам физически не хватает мест для всех сотрудников - некоторые отделы располагаются вне здания театра. Кстати, изначально планировалось строительство театра как пятиэтажного здания, а нынешнее помещение было первой очередью всего проекта.

Во-вторых, в Украине нет системы: каждый театр работает как отдельный организм, а в итоге все зависит или от одного человека - директора, или от руководящей команды. В частности, от их вкуса, знаний, образования, опыта. К сожалению, в Украине построением системы никто не будет заниматься.

- Система - это стратегия культурной политики государства?

- В том числе. Например, в немецком театре четко распределен функционал согласно занимаемой должности, в каком бы ты ни был театре. В украинском же - директор-распорядитель в одном театре отвечает за одно, в другом - за другое. Чтобы это изменить, нужно, чтобы у нас министр культуры как минимум продержался лет пять. Чтобы он не расписывал здания под снос по всей Украине, а пришел с практичными целями - представил стратегию.

-Вы сейчас про Бородянского?

-Да. Мы тогда с его командой много времени потратили на то, чтобы прописать конкретные задачи в стратегии по культуре. Почему нельзя использовать уже эти идеи? Сейчас кризис с Украинским культурным фондом. Если раньше мне было четко понятно, что никакой коррупции в УКФ не было и быть не может, несмотря на какие-то дискуссии и конфликты с ними, то сейчас ситуация напоминает 90-е годы. Мы активно работали с УКФ, но у меня тоже есть вопросы. Например, стимулировать украинские театры с хорошей репутацией (показатель - предыдущие проекты) к совместным проектам с европейскими коллективами. Этого мне не хватало.

- Вы допускаете мысль, что УКФ могут прикрыть?

-Вполне. Возможно, в этом и есть часть плана - дискредитация и доведение ситуации до той точки, что выхода не будет. Это будет крах. Ведь УКФ - это правильное решение, но таких фондов по стране должно быть как минимум 5-10.

- Ваши спектакли идут в театрах Минска. Поедете еще туда?

- Должен был ехать в Минск ставить спектакль, но отказался. При всей любви к театру и артистам, которые ждали этого, я не могу поехать туда, где фактически убивают людей. И во-вторых, боюсь за свою безопасность.

- За время карантина Вы дважды съездили в Вильнюсский Малый театр, где сделали эскиз спектакля по пьесе Натальи Ворожбит "Саша вынеси мусор". Когда Ворожбит работала в Лондонском театре со своей пьесой "Плохие дороги", ей приходилось объяснять артистам более подробно про события на Донбассе. Вы тоже литовцам рассказывали про войну?

-У Литвы все-таки больше понимания и представления о войне на Донбассе, и эта страна всегда нас поддерживает. В хорошем смысле, я поражен этой страной - маленькой, но очень активной. Самый запоминающийся для меня день, который я провел с человеком-титаном Римасом Туминасом, который руководил Литовским национальным театром. Он имеет колоссальную энергию, у него есть понимание общности в театре. Его мысли о том, каким должен быть национальный театр - для меня очень важны. Но у нас ни один театр этого не сделает. Если вкратце - это работа с театрами всей страны, то есть, открытый диалог и предоставление своей площадки другому театру. Например, любой театр в стране выпускает премьеру и показывает ее на сцене национального театра на выходных, а всю выручку забирает себе. В этом случае, театр, представивший свою сцену, может называться национальным. Такой процесс объединяет и дает возможность поработать разным театрам на этой сцене. К сожалению, у нас этого нет и наверное не будет, потому что надо иметь другой склад ума, чтобы это реализовывать. Таких титанов, как Римас Туминас, в руководстве наших национальных театров, пожалуй, практически нет. Наверное, Богдан Струтинский ближе всех к этой модели мышления - современный и смотрит в европейском направлении, но театр оперетты - это другой жанр. Возможно, Виталий Малахов близок по своему мышлению к Римасу Туминасу. Откровенно говоря, у нас большинство руководителей театров живет в комфортных для себя условиях, не пытаясь их изменить.

Стас Жирков и Римас Туминас

- Когда очередному украинскому театру присваивают статус национального, то иногда это вызывает много спорных вопросов. У нас прям какая-то гонка за этим статусом.

-Национальный статус предусматривает значительное увеличение финансирования, но при этом, до сих пор ни Молодой театр, ни Ивано-Франковский театр с этим статусом не получили этих денег. Мое мнение - в стране должно быть 2-3 национальных театра, которые представляют нашу страну в мире, сотрудничают с европейскими театрами, приглашают крутых режиссеров. Почему Вильнюсский театр может похвастаться тем, что у них ставил, к примеру, Кристиан Люпа. В то время, как у нас, нет ни одного великого имени. Почему так? Я не хочу никого обвинять, но свой статус нужно подтверждать своим KPI, которым у нас никто не занимается. И поэтому говорить про один уровень национальных украинских и европейских театров, пожалуй, некорректно. Отчасти, только национальный театр оперетты подтверждает свой статус, реализуя много совместных проектов с европейскими коллегами.

- А зачем театр нужен человеку?

- У меня нет ответа, хотя этот вопрос я часто себе задаю. Один бразильский футболист сказал: если мы не поменяем отношение к футболу, то наши стадионы станут как стадионы гладиаторов, которые думали что их век будет длится всегда. С театром в том виде, в котором они сейчас, тоже это произойдет: театр переродится во что-то другое. Вся наша напыщенность и приведет к этому, потому что процент театрального зрителя в мире уменьшается, но мы не хотим этого замечать. Мы не сможем бороться с Нетфликсом, как бы ни старались и не хотели. Выход один - театр должен менять свое существование, выходить за рамки театра. Например, внедрять социальные или образовательные программы. Ведь в немецком театре для этих целей есть департамент, которые воплощает подобные проекты. Театр необходим для реабилитации сложных подростков, которые могут играть в наших спектаклях, а потом поступить в театральный вуз. И для них - это социальный лифт, как и для других. Теоретически, человек, у которого нет никаких связей, может стать известным артистом/режиссером. Театр должен искать то, зачем он нужен человеку, обществу, но в Украине мало кто этим занимается, поэтому мы проигрываем. Новые формы работы театра должны подтверждать свою надобность людям и миру в целом. Надо искать эти пути.

- Спектакль "Клас", где затрагивается тема буллинга, немного провокационный. Такой жанр зрителей больше привлекает, чем, например, более классическая постановка?

- На "Класс" трудно купить билеты. Тяжело просчитать какой спектакль будет пользоваться популярностью у зрителя. Наверное, тот, который честный - когда все работают в удовольствие, получая новый опыт. Еще популярны сейчас "Сімейний альбом", "Усі накращі речі".

- Если говорить про рефлексию на спектакль "Клас", возможно, были конкретные отзывы от тех же школьников, у которых что-то изменилось?

- На обсуждении со зрителями бывшая учительница рассказывала про флирт с учеником. Она как бы увидела себя в спектакле.

- Стас Жирков на репетициях - жесткий, требовательный? Что для Вас недопустимо?

- На первой же репетиции говорю всем про "аллергию" на опоздания - этого не принимаю. Во-вторых, не могу допустить вальяжного отношения к самой репетиции и рабочему процессу. И третье - очень прошу артистов учить самостоятельно текст.

-А если опаздывает артист?

-Раньше в подобных случаях, просто уходил с репетиции. Сейчас в первый раз могу отшутиться. А потом стараюсь довести ситуацию до момента, когда артисту будет стыдно, вызвать у него эмпатию. Тамара Трунова в одном интервью говорила, что мы создаем эмпатичный супермаркет. Мы стремимся к тому, чтобы наш театр по своей структуре, как изнутри (работаем над этим), так и со стороны зрителя, был именно таким. Эмпатия - это то, над чем украинскому театру нужно работать во всех смыслах: как изнутри, так и снаружи. Это часть нашей профессии.

- За что можете отругать артиста?

- Если он придет выпившим на свой спектакль.

- Было такое?

- Нет, слава Богу. Или, могу отругать за пофигистское отношение, потому что это касается отсутствия эмпатии. Если я вижу, что артисту это не нужно, или что-то угрожает безопасности театра, то, пожалуйста, человек имеет право уйти в тот театр, где ему будет комфортно. Такие ситуации были в театре, артисты уходили.

Наша задача с Тамарой Труновой, как руководителей, создать условия для всех кто работает в театре. Это касается не только артистов, но и драматургов, художников, служб, - всех.

Знаю, что ни один украинский театр не работает внутри команды с артистами так, как мы, и не строит коммуникацию нового типа. Это абсолютно другие отношения внутри коллектива.

- Чем они отличаются?

- Мы воспринимаем всех артистов не как подопечных, а как партнеров. То есть, это абсолютное доверие, но оно всегда должно подтверждаться их работой. Тогда меняется степень ответственности, и отчасти некоторые артисты не выдерживают этого. Мы никого не контролируем.

- Кстати, как Вы решаете спорные вопросы с Тамарой Труновой - компромисс легко находите?

- За эти 2,5 года у нас не было ни единого вопроса, по которым мы бы разошлись во мнениях. Мне тяжело поверить, что может возникнуть какой-то неразрешимый вопрос. У меня нет цели тешить свои директорские амбиции - ходить по театру франтом и ждать похвалы на каждом шагу. Мне предостаточно любви в жизни. Поэтому в театре - партнерские отношения и каждый несет свою ответственность. И конструктивные замечания воспринимаю вполне нормально.

Тамара Трунова и Стас Жирков. Фото - Артем Галкин

- Зритель идет на спектакль - на актера, которого он увидел в кино/сериале, а режиссер зачастую на втором плане. Это Вас иногда задевает хоть немного?

-Вообще нет. Я же был артистом, но сделал осознанный выбор. Мне хватает того внимания, которое мне уделяют. В том числе и зрители, которые узнают и могут как похвалить, так и пожурить.

-Вы всегда встречаете зрителей в фойе театра? Почему?

-Не всегда, но стараюсь. Это моя ответственность за театр и готовность выслушать реакцию зрителя, какой бы она ни была.

Беседовала Ирина Голиздра, "ОстроВ"



Новости партнеров