вверх
Вторник
13 Апреля

Русский национализм и линии разлома "единой, неделимой России"

08.04.2021 11:01
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 609627
Российская пропаганда настойчиво пытается позиционировать путинскую Россию как правопреемника Российской империи и СССР. Согласно официальной доктрине, в сферу влияния РФ входят любые территории, где разговаривают на русском языке и живут условные "русские". На Донбассе, марионеточные, управляемые и финансируемые Москвой "республики" в январе этого года приняли доктрину "Русский Донбасс", целью которой обозначено создание на оккупированной территории "русских национальных государств". Между тем, в самой России отсутствует даже намёк о том, что Россия или какой-нибудь субъект федерации является "русским национальным" субъектом. 

На территории РФ нет ни одного «национального образования русского народа», а попытки представителей русского движения провозгласить в 2013 году «Ставропольскую русскую республику» закончились репрессиями.

Первый съезд славян Ставропольского края», проведенный в ноябре 2013 года, имел широкий резонанс во всей России. Участники съезда назвали Ставрополье «передовой невидимой этнической войны, войны русских за выживание».

По сути, этот съезд обозначил не только национальное бесправие русских в России как нации, но и продолжающиеся центробежные тенденции.

Как коммунисты в СССР стремились размыть национальные рамки, создавая "новую национальную общность" -  "советского человека", так нынешняя путинская Москва пытается стирать национальные особенности своих народов, формируя из них лояльных себе "россиян". При том, что уровень жизни у москвичей  и  "россиян" , отличается как "Мерседес" от "Оки". Конечно, это вызывает естественный протест регионов, который выливается во внутрироссийский сепаратизм.

Наиболее активными в проявлении внутрироссийского сепаратизма являются субъекты Федерации с ярко выраженными национальным и религиозным своеобразием: Северный Кавказ, Татарстан, Якутия…

Однако все большую опасность для монолитности Российской федерации представляет набирающий силу русский национализм. Не в имперском понимании этого слова, а именно в региональном. Образно выражаясь, практически все территории, расположенные за МКАДом, в той или иной степени хотят уменьшить свою зависимость от Кремля и, соответственно, получить больше экономических и политических свобод.

Исторически идеологи российского регионализма (так в РФ принято называть проявления сепаратизма) объясняют свои притязания на большую самостоятельность тем, что некогда Московское княжество, а затем государство Российское, колонизировало огромные территории от Волги до Тихого океана. Их формально включили  в состав единого централизованного государства, однако на этих землях изначально складывался отличный от Москвы уклад жизни.

Донские, уральские, сибирские и другие казаки, хоть и были русскими и православными, считали себя людьми свободными. Достаточно вспомнить демонстрирующие независимость от метрополии лозунги давних времен: "С Дону выдачи нет", "Тайга – закон, медведь – хозяин". Постепенно ассимилируясь с местными племенами, русские колонисты сформировали особый субэтнос. Российской империи непросто было удерживать в повиновении свои окраины. После большевистского переворота на руинах "тюрьмы народов" возникло огромное количество "республик". Советской власти с большим трудом и большой кровью удалось утихомирить "тихий Дон", приструнить "императора тайги"….

Второй "парад суверенитетов" приключился после распада СССР. Значительная часть российских регионов, после заявления Бориса Ельцина, что субъекты Федерации могут брать столько суверенитета, сколько смогут проглотить, заявили о своем дистанцировании от Москвы. Национальные республики еще раньше провозгласили свои суверенитеты. Областные центры почувствовали себя обиженными и начали требовать равных с российскими автономиями прав. С приходом к власти Путина центробежные тенденции были подавлены, но не побеждены и время от времени, иногда очень громко, дают о себе знать.

Уральская республика

В 1993 году в Свердловской области провели местный референдум за равные права с автономными республиками РФ, на основе которого облсовет во главе с Эдуардом Росселем провозгласил Уральскую Республику. В сентябре 1993 года главы Свердловской, Челябинской, Курганской, Оренбургской областей и Пермского края подписали декларацию о намерении создать Большую Уральскую Республику с центром в Свердловске. Эдуард Россель надеялся, что его земляк Борис Ельцин поддержит этот проект. Однако первый президент России, вероятно, полагая, что регион с преимущественно русским населением не может быть республикой, распустил Свердловский облсовет, Росселя отправил в отставку и, таким образом, "похоронил" Уральскую республику. И маленькую, и большую…

Естественно, идеи, посеянные на Урале в начале 90-х годов, дали свои плоды. В 2003 году идеолог уральского регионализма Эдуард Россель был избран губернатором и практически сразу заявил, что Уральская республика юридически продложает свое существование, так как создана была в рамках тогдашней Конституции РФ и ликвидировать ее указом президента невозможно. Зарегистрированное в Екатеринбурге общественное объединение "Уральское республиканское Движение" своей главной целью поставило возрождение на базе Свердловской области Уральской республики, а в перспективе и Большой республики, включающей прилегающие к области регионы. Уральские регионалисты намеревались принять участие в намеченном на август 2014 года марше по федерализации Сибири, Урала, Кубани и Калининградской области.

Однако российские силовые спецслужбы оперативно отреагировали и задушили эти марши на корню. Все последующие попытки продвижения проекта Уральской республики, так сказать, "снизу" тоже жестоко подавлялись: некоторых активистов осудили по статье "экстремизм", кого-то закрыли в "психушке".

В 2016 году депутаты Свердловского законодательного собрания обсуждали вопрос возможного возвращения к республиканскому статусу области. "Дискутировать на эту тему не запрещено никому", - дальше этой декларации депутаты пойти не решились…

"Иная Россия"

Похожим образом развивался чисто региональный "национализм" в Сибири. Так, во времена поздней перестройки в 1990 году в Томске группой писателей и политиков была зарегистрирована Партия независимости Сибири (ПНС). Ее лидер депутат областного совета Б. Перов составил "Декларацию сибирской независимости", где предусматривалась депортация из региона всех заключенных, а также "возмещение сибирякам ущерба, нанесенного империей".

В начале 1993 года ПНС прекратила свое существование, однако центробежные тенденции продолжились. Свой вклад в процесс внесла популярная в то время "Сибирская газета". В ней публиковались статьи о "создании Сибирского гражданского государства на основе русскосибирской нации". В это же время в регионе появились: движение "Сибирь", Партия сибирской независимости, Союз объединения Сибири, Сибирская республиканская партия. В 1998 году была образована Освободительная армия Сибири, позже переименованная в Областническую альтернативу Сибири.

Появлялись и, так сказать, "партизанские", нелегальные организации, декларирующие полное отделение Сибири от России. В 2007 году некто Александр Будников заявил о создании "Славянского воинского братства", позже реформированного в сообщество "Русь родословная". Сибиряк призывал к "уничтожению оккупанта" и созданию "Сибирской Республики". "Мы выступаем за конфедерацию с Россией. Ее в любом случае не избежать. Вопрос в том, как она пройдет - малой кровью или большой", - рассказывал он журналистам.

Будников так же провозгласил некое Сибирско-Украинское движение, что наглядно продемонстрировало маргинальность его бурной деятельности. Заявленные идеи "восстановления родственных связей сибиряков и украинцев" никак не были согласованы с властями Украины, и когда российский сепаратист после возбужденных против него в РФ восьми уголовных дел попросил политического убежища в Украине, ему было отказано.

Однако были в Сибири и более массовые и более понятные регионалистические движения. Так, в период проведения Всероссийской переписи населения активисты провели в Интернете акцию "Запишись сибиряком". "Друзья! Сибиряки! Согласно Конституции России, национальность гражданина определяется не по паспорту, не по указанию правительства, а по самоидентификации человека. В переписи населения 2010 года предусмотрена национальность "Сибиряк". В то же время московские чиновники и депутаты пытаются всячески воспрепятствовать нашей сибирской самоидентификации. Сибиряк — это не место жительства, не штамп в паспорте. Сибиряк — это состояние души. Скажи громко, что ты — СИБИРЯК! Впиши свою фамилию в списки сибиряков и скажи, что ты думаешь. Сибирь — не колония! Пока мы едины — мы непобедимы!", - такое обращение содержалось на сайте акции.

Именно Сибирь летом 2014 года стала основной организационной силой серии региональных акций за федерализацию. "Наша цель — создание Сибирской республики в составе РФ. Автономия от Москвы позволит сибирякам: ввести льготы и дополнительные надбавки для лиц, проживающих на территориях с суровыми климатическими условиями; ввести региональную составляющую в налог на добычу полезных ископаемых; реализовать свое конституционное право на собственные, более независимые от центра органы власти и ликвидировать идиотскую ситуацию, когда все решения принимаются в Москве правительством, где нет представителей, способных и желающих постоять за интересы Сибирского региона".

Такие лозунги активистов акции многим жителям Сибири пришлись по душе. А вот Кремль был взволнован не на шутку. По команде сверху в Интернете были полностью заблокированы все страницы с информацией про "Марш за федерализацию Сибири". Роскомнадзор направил предупреждения российским СМИ с требованием удалить материалы и интервью с новосибирским художником Артёмом Лоскутовым, в которых сообщалось о подготовке марша.

Показательно, что сибирский сепаратизм активизировался после российской оккупации Крыма и создания на востоке Украины марионеточных "ДНР" и "ЛНР". Официальная пропаганда изо всех сил уверяла россиян, что каждый регион имеет право на самоопределение. Как оказалось, это право применимо только к чужим странам. Организаторов "Марша за федерализацию Сибири" даже обвинили в том, что они спекулируют на ассоциациях с "республиками" Донбасса. "Конечно, это же очевидно. Если нам предлагают такую терминологию как легитимную, мы ею пользуемся. События на востоке Украины способствуют тому, что люди в регионах России начинают задумываться об автономии", - отвечали на это активисты.

В конечном итоге, лидеров движения затаскали по допросам, мэрия Новосибирска не согласовала проведение марша 17 августа, поэтому вместо шествия под лозунгами "Хватит кормить Москву" прошли лишь одиночные пикеты.

Легкость, с которой центральная власть купировала марш сибиряков, свидетельствует не о слабости центробежных тенденций, а о силе полицейской машины. Боевик "ДНР", создатель террористического батальона "Восток" Александр Ходаковский, подчеркивая необходимость сильной репрессивной машины в России, пересказывает свою беседу с жителем региона: "Спрашиваю сибиряка недавно: а если в стране начнётся бардак, и желающие сковырнуть власть под любыми флагами начнут брать верх, вы же сразу начнёте отделяться от России? Скорее всего, да - такой был ответ".

Однако, последние события в Хабаровске показали, что даже самое жесткое противодействие не способно остановить региональный сепаратизм. Напомним, 11 июля 2020 года после ареста губернатора Хабаровского края Сергея Фургала, обвиненного в организации убийств бизнесменов, начались ежедневные стихийные протесты с требованием освободить "сукина сына, но своего сукина сына". Хабаровчан поддержали жители ряда других городов Дальнего Востока. Эти выступления по массовости и продолжительности считаются самыми длительными в новейшей истории России.

"Любо, братцы, любо…"

На первый взгляд может показаться, что на юге России если и есть русский национализм, то исключительно в имперском понимании этого слова. Ведь не случайно с первых же дней российской агрессии против Украины на Донбассе появились колоритные дядьки в мохнатых шапках и с нагайками. Якобы именно донские и кубанские казаки со времен "службы государевой" являются ярыми сторонниками и защитниками "русского мира".

На самом деле именно через этот регион проходит один из наиболее глубоких разломов тектонической плиты под названием "единая и неделимая Россия". Дело в том, что проживающие здесь "лихие люди" исторически не считали себя русскими, заявляя о своей принадлежности к казачеству как к отдельной нации. Вспомним, например, шолоховского Петра Мелехова, брата главного героя Григория. "Вонючая Русь у нас не должна править", – высказал он веками сложившееся отношение к центральной власти.

Советская власть в 20-е годы прошлого века огнем и мечем провела так называемое "разказачивание" Дона и Кубани, однако в годы Перестройки, в предчувствии распада Советского Союза идея возрождения казачества начала быстро набирать популярность.

Осенью 1991 года были самопровозглашены несколько казачьих "государственных" образований: Донская, Терская, Армавирская, Верхне-Кубанская "казачьи республики". Позже все они были объединены в Союз Казачьих Республик Юга России (СКРЮР) со "столицей" в Новочеркасске. Казаки требовали предоставить им статус союзной республики в рамках СНГ. Они даже открыли в Москве "Посольскую станицу" и назначили "чрезвычайного и полномочного посла СКРЮР".

О том, как советские граждане становились казаками, образно рассказал российский журналист Константин Семин: "Вчера еще человек был милиционером или водопроводчиком, а сегодня у него нагайка за голенищем. И ничего общего с казачеством прошлого это преображение не имело. Больше напоминало театр бутафории… За любым проявлением и возрождением мифа о казаках как о нации — скрывается нацизм. Сперва говорят, что казаки — нация. А потом выясняется, что эта нация противопоставлена всем остальным русским, пропагандируется сепаратизм".

Почувствовав угрозу с Юга, Кремль сделал все возможное, чтобы ослабить накал страстей. В 1992 году был издан Указ Президента РФ "О мерах по реализации закона Российской Федерации "О реабилитации репрессированных народов" в отношении казачества". Два года спустя было принято постановление, согласно которому "возрождение традиционной для России государственной службы казачества является одним из элементов становления новой российской государственности". Иными словами, лояльные к Москве казаки были приняты на государственную службу. В 1995 году было создано Главное управление казачьих войск при Президенте Российской Федерации.

Легальные казачьи общества были внесены в государственный реестр. Однако не все согласились с таким положением дел. Так, например, некая "Донская казачья республика" (ДКР) продолжила отстаивать идеи максимальной независимости от России. В программе ДКР значится трансформация Донского края в демократическое правовое государство со своей конституцией, объединенное с Россией. Прокуратура Ростовской области называет деятельность "республики"

пропагандой идеи "создания антиконституционного территориального образования в составе Российской Федерации". Однако довольствоваться исключительно "тихим Доном" казаки-сепаратисты не намерены. Атаман-президент ДКР Александр Юдин призвал своих сторонников объединиться в "мощный национальный кулак" и, в конечном итоге, создать пояс безопасности до Тихого океана в форме восстановленных казачьих национально-территориальных образований.

Но, как выяснилось, "Донская казачья республика" оказалась не самым радикальным движением на юге России. В Интернете появились заявления о формировании некой "Донской Повстанческой Армии" (ДПА), выступающей за "свержение преступного строя и формирование свободного от Москвы независимого Донского государства". Справедливости ради, отметим, что дальше провокационных заявлений дело у ДПА не пошло.

Между тем, официальные власти не скрывают, что казачий регионализм на Юге все больше набирает обороты и, вполне возможно, спящие пока, латентные организации в случае, например, ухудшения социально-экономической ситуации в стране смогут не только заявить о себе, но и получить поддержку населения. Показательно, что ответственность за эти проявления сепаратизма российская пропаганда возлагает на…. Украину. Дескать, именно украинские спецслужбы навязывают идеи, что донские и кубанские казаки - отдельный народ. "Многие в Киеве мечтают, что таким образом от России в будущем отделятся Ростовская область и Краснодарский край", - говорит некий "эксперт". Якобы за Украиной, "поддерживающей развитие казачьего движения", стоят государства – члены НАТО, которые стараются поддерживать любые национальные движения и силы против русских, чтобы ослабить Россию. "Визитку Яроша" в Ростове-на Дону пока не нашли…

Русская Европа

Однако, самыми необычными проявлениями российского антиимперского национализма можно считать региональные движения на северо-западе РФ. Так в Калининградской области русские патриоты активно и очень сплоченно пропагандируют лозунг "Калининград – это Кенигсберг". В 2017 году был организован региональный форум национального единства "Мы вместе!". На нем была продемонстрирована карта области, составленная из флагов Германии и Польши. Кстати, Крым на этой карте был маркирован как территория Украины. Подобная наглядная агитация не помешала ВРИО губернатора Антону Алиханову принять участие в данном мероприятии.

Местные бизнесмены считают своим патриотическим долгом в названии фирмы или рекламе своих услуг напомнить, что Калининградская область – это до 1945 года восточная Пруссия. Продукты питания и напитки, произведенные в Калининграде, возрождают стилистику былых времен: коньяк "Инстербург", пиво "Нойхаузен" и "Königsberg". Даже хлеб насущный – "Кайзеровский" - отсылает местных жителей к германскому прошлому области. Все более популярным трендом становится дублировать таблички с российскими названиями улиц указателями довоенного образца на немецком языке.

Местный журналист Андрей Выползов, известный своим ярым неприятием происходящего, отмечает, что "ключевые тезисы о том, что растворение калининградского общества в германском культурном коде становится неконтролируемым и близко к точке невозврата".

В то же время, ментальное переформатирование уже сегодня меняет самоидентификацию значительной части калининградской молодежи. Местной интеллигенцией эти идеи были восприняты с нескрываемым восхищением. Горячо согласные с "германизацией" (а это чиновники, журналисты, историки, музейщики, общественники Калининградской области) позиционируют себя живущими не иначе как в "Русской Европе", заявляя, например, что "ничего, кроме унылой пустоты, на калининградской земле, ни совок, ни Россия, не создала". Российский политолог Сергей Кургинян констатирует по этому поводу: "У элиты Калининградской области размыта грань между "вхождением в Европу" и "сепаратизмом".

Да что там элита? В 2016 году министр обороны РФ Сергей Шойгу с позором уволил почти всю верхушку командования Балтийского флота. Оказывается по результатам инспекторской проверки Балтфлот в случае войны мог почти без боя сдать Калининград…

Так есть ли, после всего этого, перспектива у "русских национальных государств" на Востоке Украины?...

«Империи живут, пока живы идеи, вокруг которых они возникли». Эти слова писателя Милана Кундеры можно рассматривать как диагноз современной путинской России. Идея о "государствообразующей роли" русского народа, "скрепляющего цивилизацию" - трещит по швам в самой России. Слишком очевидной становится цель этой доктрины – идеологическая ширма, для выкачивания Москвой ресурсов из регионов и создания очагов напряженности с соседями.

Владимир Павлов, для "ОстроВа"



Новости партнеров