вверх
Понедельник
22 Октября

На смену трамадолу… Украина стала заповедником для наркоманов

28.04.2009 12:03
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 60718

«Чистого» трамадола после его внесения в перечень наркотических препаратов в нелегальном обороте стало не так уж много. Как рассказывают наркоманы, вместо таблеток сегодня у производителей зачастую закупают порошок, который мешается с другими веществами. Да и это зелье стоит раз в десять больше, чем некогда упаковка «витамина Т».  

На смену наглому пофигизму наркодиллеров пришла осторожность. Непосредственного контакта с покупателем они стараются избегать. Заказать трамадол можно СМС-сообщением. Называется сумма. В ответ заказчик получает номер телефона, на который отправляется код карточки пополнения. Получив оплату, продавец, снова-таки, с помощью СМС, указывает время и место, где и когда можно будет забрать товар. Под крыльцом N-ного дома на N-ной улице, например. 
 
Трамадол не исчез. Пока. Слово «пока» – это не гарантирование изменений к лучшему. «Пока» – это значит, что на смену одной отраве придет другая. Ниша пустой не останется.
 
«Это нужно ожидать в виде таблеток каких-то», – говорит старший пастор Церкви Добрых Перемен, президент благотворительного фонда «Пилигрим» в Мариуполе Геннадий Мохненко.
 
«Пока что я не вижу, чтобы какое-то лекарство работало у наркозависимых в ежедневном режиме, чтобы сейчас вдруг все кинулись покупать в аптеках это лекарство», – добавляет он. Но поиск идет.
 
«Можно сказать, что трамадол породил новое поколение наркоманов, – констатирует Геннадий Мохненко. – Опасность трамадола была в том, что это стало как жевательная резинка, как сигарета, то есть, общедоступно, общепринято, модно, а это уж совсем было страшно»…
 
В ассортименте
 
На прошлой неделе луганский областной ОБНОН обратился в центральное правоохранительное ведомство с просьбой пополнить перечень подконтрольных лекарственных препаратов «Спазмолексом», «Залдиаром», «Зестрой», «Коттерпином», «Эффектом», «Спазмолгоном», «Коаксилом». Именно эти препараты, по информации сотрудников луганского ОБНОНа, употребляются местной молодежью для достижения наркотического эффекта.
 
Из многочисленных Интернет-форумов можно насчитать около сорока препаратов, применяющихся подростками с той же целью. Препаратов, указанных луганскими правоохранителями, в составленном «ОстроВ» перечне нет.
 
Несколько месяцев назад на Львовщине трое старшеклассников были доставлены в реанимацию в состоянии комы. Вытащенные медиками с «того света», они сообщили, что отравились таблетками «Баклофен», которые им посоветовали на дискотеке.
 
На организм этот препарат действует по-разному, но чаще всего очень тяжело, с нарушением координации движений, многочасовой непрекращающейся рвотой, в тяжелых случаях – комой. В любом случае, «юзеры» настоятельно советуют не принимать более 125 миллиграммов. Львовские школьники глотнули минимум по 150.
 
Показательно, что цитируемые СМИ фармацевты тогда горячо убеждали общественность, что «Баклофен» не может иметь наркотического эффекта. Между тем, упоминавшийся в начале 2000-х в чисто профессиональных беседах типа «рассеянный склероз» и «недержание мочи у женщин», уже к 2005 «Баклофен» становится едва ли не главным предметом обмена опытом между сообществами более массовыми, но менее профессиональными.
 
Сегодня одни из наиболее популярных среди подростков препаратов – это «Гликодин», «Туссин, «Триган-Д». Два первых – казалось бы, невинные сиропы от кашля. Последний – «ненаркотический» анальгетик.
 
Кроме них, называют также «Ремантадин» (средство против гриппа, для детей – в виде сиропа), «Стадол» (опиоидный анальгетик), «Метандиенон» (стимулирует синтез органических веществ), «Сустанон 250» (стимулирует выработку тестостерона), «Колдакт» (против аллергии и простуды), «Солпадеин» (анальгетик), «Пенталгин-Н» (анальгетик), «Феназепам» (транквилизатор), «Терпинкод» (против кашля), «Коделак» (против кашля), «Нурофен» (анальгетик), «Галаперидол» (нейролептик), «Циклодол» (назначают при болезни Паркинсона), «Диетрин» (против ожирения), «Бронхолитин» (против кашля), «Терафлю» (против гриппа и простуды), «Реланиум» (транквилизатор), «Люменал» (против судорог), «Дигоксин» (против болезней сердца), «Седал-М» (анальгетик), «Кеторол» (анальгетик), «Ивадал» (снотворное), «Баралгин» (против боли и спазмов), «Тарен» (против отравления фосфорными ядами), «Корвалол» (успокаивающее, противоспазматическое), «Валокордин» (успокаивающее, снотворное, спазмолитическое). Это далеко не полный перечень.
 
«За последние двенадцать лет, что я занимаюсь реабилитацией, наркотик, мало того, что помолодел, очень сильно мутировал, – рассказывает директор Центра ресоциализации наркозависимой молодежи «Твоя перемога» Виктор Хижняк. – Если раньше употребляли в основном опиаты и марихуану, сейчас это психотропы. Мало того, сейчас наблюдаются очень опасные манипуляции с отечественными препаратами. То есть, берется один препарат, десять-пятнадцать таблеток, смешивается еще с каким-то препаратом. И я не осуждаю фармацевтов – они не успевают».
 
По Фрейду
 
«Если вы сидите и болтаете с друзьями, у вас хорошее настроение – вы, скорее всего, поддали пива.
 
Если вы вдруг стали видеть сквозь стены и в трех измерениях – это циклодол.
 
Если вам все смешно, а килька на столе такая красивая, что каждая чешуйка переливается необыкновенным светом – значит, вы курнули травку.
 
Если у вас каждая клеточка поет, весь мир переливается, вы полны энергией и никогда не были так счастливы – так это морфий или героин.
 
Если вы умерли (тело), а душа блуждает по вселенным, объемлет вселенную и живет в вечности, вам все доступно, но ничего не хочется – значит, вы вкололи кетамин.
 
Если в мире ничего нет – одно – это вы – вне времени и пространства – это, скорее всего, ЛСД.
 
Если вы живете в этом скучном мире с обрыдлой работой, все надоело, а впереди вас ждет старость и смерть – значит, у вас все нормально – вы не алкаш, не наркоман, вы нужны обществу, у вас есть смысл жизни» (из поста на одном из Интернет-форумов).
 
Когда-то Зигмунд Фрейд писал, что в человеке наиболее сильны две тяги – тяга к удовольствию и тяга к смерти. Когда человеку стали доступны все удовольствия, когда в обществе не осталось ничего запретного, когда не стало Бога, Ленина, Партии и Комсомола, когда не к чему стало стремиться, нечего стало бояться и нечего хотеть, самым сильным и завораживающим развлечением стала игра со смертью. Нормой жизни для сотен тысяч молодых людей стало медленное, самовольно растянутое самоубийство. Наркомания стала модой и культом. Наркоманы – примером для восхищения и подражания.
 
«Я работал в Харькове, несколько лет занимался профилактикой, – вспоминает Виктор Хижняк. – Охват был где-то две аудитории в день, по пятьдесят-семьдесят человек. Мы год прорабатываем школы – и приезжает Борис Моисеев с концертом «Кокаиновое танго». Ну нормально? Ты говоришь, что нельзя, а он приходит и популяризирует это. Понятно – это проще. Потому что спускаться вниз легче по ступенькам. Дима Билан вон последнюю новость выдал, что наркотики помогают артисту пережить эйфорию и достичь чего-то. Это пацаненок, которому двадцать с чем-то лет. Он же не знает, что является рекламой для молодежи, и не знает, чем для него это закончится…».
 
По официальным данным, в Украине – около двухсот тысяч наркоманов. То есть, тех, кто пребывал или пребывает на лечении в наркодиспансерах. Реальное число людей, принимающих наркотики или их заменители, на порядок выше. Называется цифра в один миллион.
 
Сегодня молодежь начинает потреблять наркотики еще со школьных лет. Эффект от «аптеки» – того же трамадола и прочих лекарственных препаратов, дающих кайф, – очень скоро перестает удовлетворять. Таким образом, сначала увеличиваются дозы, потом пробуются различные комбинации препаратов, в итоге очень многие переходят на настоящие наркотики. Почему «очень многие»? Потому что едва ли не меньше начинающих наркоманов сходят с дистанции еще на первом этапе – одни становятся тяжелыми калеками, другие погибают.
 
Наркотиков или их заменителей, не приводящих к зависимости, – не существует. Психическая зависимость от одних ничуть не легче физической зависимости от других.
 
«Мне все время говорят: «А вот у меня есть человек, который двадцать лет курит план, и не пересел на ширку». Я уверен, что такой человек есть, но о нем, уникальном, все и рассказывают! И не упоминают о том, что все другие сели на ширку после плана!», – полушутя замечает Виктор Хижняк.
 
Чужие проблемы
 
«Это проблема МВД, ИЗВИНИТЕ!», – нервно бросил однажды корреспонденту «ОстроВ» один из чиновников Минздрава. В МОЗ абсолютно искренне убеждены, что практически поголовно искалеченное «аптекой» молодое поколение молодой страны – это не проблема профильного министерства. На ведомственном сайте об этом – ни слова. Два запроса «ОстроВ» пропали без вести.
 
Когда-то аналогичное заявление нардепа от Партии регионов Татьяны Бахтеевой , посчитавшей, что проблема трамадола должна решаться силами утопающих, вызвало бурю в СМИ. Почему при публичных заявлениях процитированного господина тогда никто не возмутился? Все еще не поняли, по ком звонит колокол?
 
Днями глава Министерства внутренних дел Юрий Луценко сообщил, что МВД будет предлагать Минздраву ввести запрет на безрецептурную продажу препаратов, содержащих эфедрин. Из приведенного «ОстроВ», и, кстати, луганскими милиционерами, перечня лекарств с эфедрином едва ли найдется пара.
 
«Добывать эфедрин из «Колдрекса», например, – это очень сложная и грязная процедура, – говорит глава информационного отдела благотворительного фонда «Пилигрим» Олег Боравлев. – Туда засыпается марганец, кипятится, пропускается через вату, и потом получается такая темно-коричневая жидкость, – такое не всякий себе уколет».
 
«Не каждый уколет – раз, два – последствия жуткие, и люди более-менее информированы, что это убивает очень быстро, – продолжает Геннадий Мохненко. – И – это следы от уколов, это легко обнаружить, и милиции, и родителям. Поэтому это не станет массовым. Трамадол был особо опасен тем, что это безинъекционное. Можно было просто сослаться на головную боль, на плохое самочувствие, и осмотры ничего не давали».
 
В гармонии с собой
 
Сегодня люди, посвятившие себя борьбе с наркозависимостью, справляются исключительно собственными силами. Как могут.
 
«Я сам много лет употреблял наркотики, – рассказывает Виктор Хижняк. – И двенадцать-тринадцать лет назад я прошел реабилитацию, и понял, что мне самому очень нравилось бы этим заниматься. Поэтому я закончил институт, прошел ряд семинаров, тренингов, и стараюсь работать в этой сфере профессионально. Когда у меня День рождения, я получаю массу звонков, даже из-за рубежа, меня поздравляют и благодарят за своих детей. Это на самом деле очень приятно. Понимаешь, что не зря ты живешь на этой земле».
 
«В сущности, каждый наркозависимый – это человек, который не нашел реализации своей жизни, – убежден он. – Он не нашел своего предназначения. Он ходит, болтается по улице, ничего не делает. Кем ты хочешь быть? – Да не знаю, кем получится, тем и буду. Вот они и получились…».
.
«В концентрационных лагерях сидел доктор, и он пришел к выводу, что в ужаснейших условиях выживают те, у кого есть мощная, яркая, достойная в жизни цель. Когда нет этой цели, человек даже более крепкий физически погибает», – поддерживает мнение Геннадий Мохненко.
 
«Я верю, что два самых важных пункта, чтобы излечить человека от наркотиков – это глубочайшее покаяние перед Богом и перед людьми, – говорит он. – Когда человек полностью переосмысливает себя как личность. Есть Творец на небе, и я ответственен перед ним, есть смысл в моей жизни, и отчет за мою жизнь. Если это приходит, то у человека появляется шанс вернуться в жизнь. И еще – важно изменение окружения, изменение друзей, чтобы появились новые друзья, с новыми целями, с новыми мечтами, с новыми увлечениями. Мы недавно с Эльбруса слезли, с самой высокой вершины Европы, с пацанами. Им вручали часы «За мужество». Скажите, сколько в этом городе подростков, у которых есть часы «За мужество», от мэра?».
 
Юлия Абибок, "ОстроВ"