вверх
Понедельник
28 Сентября

Дарья Онищенко, режиссер фильма о жизни в оккупации: Я боюсь слова "патриотизм"

30.08.2020 09:30
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 596207
"В Украине нас тупо ненавидят, считают за предателей" - говорит герой фильма Дарьи Онищенко "Забытые". Фильм выйдет в кинопрокат 3 сентября. Это вторая полнометражная картина Дарьи и фильм был отмечен на Варшавском международном кинофестивале Специальной премией жюри. В "Забытых" практически все действие происходит в так называемой "ЛНР", которую все тот же герой - Андрей сравнивает с "неудачным сексом". Этот парень патриот-идеалист и пытается всячески противостоять оккупантам. Но сама картина не столько про войну, а сколько про невозможность раскрасить мир в черно-белые тона под натиском социальных, идеологических проблем, а главное - ценности, которые остаются незыблемыми, несмотря на происходящий там бардак. И не только там.

Фильм снят в копродукции Украины и Швейцарии. В Киеве фильм презентовали на открытии кинофестиваля "Молодость". В кинокомпании "Артхаус Трафик", которая занимается прокатом картины, отметили, что фильм смогут посмотреть с помощью специальных приложений Earcatch и Subcatch для смартфонов зрители с нарушениями слуха и зрения.

Режиссер и сценарист кинокартины Дарья Онищенко рассказала "ОстроВу" про символизм в фильме, специальный перфоманс и свое отношение к патриотизму.

- Что означает название фильма - забытые кем и кто эти люди?

-Забытые собственной страной. Это прежде всего люди на оккупированных территориях, которые по разным причинам не могут выехать. Например, у кого-то больные родственники. А также это те, кто уехал, но не может найти себя в новой Украине. Название фильма возникло после того как мы общались с людьми из Донбасса: с переселенцами, с людьми на оккупированных территориях. И эта фраза - "забытые" звучала из их уст часто, поэтому она стала квинтэссенцией услышанного.

-Иногда в европейских странах в разговорах между журналистами можно услышать, что войну в Украине они называют как "забытый конфликт". Вы лично сталкивались с таким в Германии?

-У меня складывается такое впечатление, что конфликт на Донбассе перерос в стадию забытости, что свойственно всем гибридным войнам. В том смысле, что сейчас нет обостренных перестрелок и битв, как было вначале. Но гибридная война принимает разные формы. Да, тема войны в Украине уже давно "ушла" с первых полос европейских СМИ. Особенно после волны беженцев из Сирии, а теперь в СМИ - акцент на пандемии COVID-19. Отчасти и в самой Украине война как бы забыта некоторыми слоями общества, в то время как она продолжает разрушать судьбы людей. Поэтому Украина должна предпринимать шаги и в политической плоскости, и в социальной политике. И в нашем фильме поднимаются вопросы социального вектора - помощи переселенцам, информационной политики с людьми, доступность наших СМИ на оккупированных территориях.

-Вы общались с людьми с оккупированной территории? Ездили туда?

-Мы работали над фильмом несколько лет. Я ездила на восток, брала интервью у переселенцев, участников АТО, волонтеров. Мы были в контакте с жителями оккупированной территории - в соцсетях общались, но часть из них из-за страха за своих близких не называли себя. В результате получился правдивый фильм построенный на реальных историях - из Донецкой и Луганской областей и Крыма.

-То есть, образы героев основаны на прототипах реальных людей или это собирательные образы?

-Это собирательные образы, основанные на реальных историях людей или событиях. Например, когда юноша вывешивает украинский флаг на здании школы (в реальности другое здание было) в оккупированном городе. История главной героини - учительницы Нины пересекается с историей женщины из Крыма.

-Сценарий изначально был строго таким или фокус фильма был другим?

-Изначально я готовила сценарий про Украинскую Хельсинскую группу, где действие происходит в конце 80-х годов. Главная тема - украинские борцы за независимость. Схожесть была в том, что в то время было преследование деятелей украинской культуры, сжигались украинские библиотеки. И когда я работала над этим, случился Майдан - все усилия направила на помощь как волонтер совместно с немецкой диаспорой. Через год после Майдана вернулась к сценарию, но эта история уже перенеслась в наши дни - на Донбасс. Особенно остро это откликалось, когда на фронт отправились мои друзья, знакомые. Потом - убийство Бориса Немцова, которое стало для меня последней точкой невозврата. После него я поняла назад дороги к восстановлению отношений с РФ нет. Я украинка, но часть семьи по маминой линии - живет в России. Поэтому в детстве много времени мы проводили в Москве. Можно сказать, я выросла на спектаклях московских театров в 90-х годах. Но после Майдана ситуация в корне поменялась. Тогда я сознательно перешла на украинский язык.

-В то время, когда вы гостили в Москве, замечали ли вы какое-либо проявление неуважения к украинской культуре?

- Я была ребенком и не понимала многое. Сейчас уже осознаю, что со стороны наших родственников, живущих в РФ, всегда было высокомерное отношение к украинскому языку - как к чему-то провинциальному. Надо признать, что и в Киеве часть людей считала, что в Москве - настоящая культура, а не у нас. В детском возрасте я не понимала, что причина этого, во-первых, в целенаправленном уничтожении украинской интеллигенции; а во-вторых - многие украинцы уехали до "перестройки" в Россию, оставшись там. А после Майдана у нас произошел культурный подъем - новые имена на театральной сцене, в кинорежиссуре, новые музыкальные группы. И в этом плане мы намного прогрессивнее России. За последнее время в Германии узнали про украинское современное кино. Меня это радует. Когда вышел мой первый фильм - еще до Майдана - "Истальгия", тогда про украинское кино почти никто ничего не знал, кроме известного всем Довженко. К сожалению, война способствует подъему развития культуры, появлению новых течений, новых смелых художников.

Трейлер фильма "Забытые"

-Собственно и ваш фильм "Забытые" начинается с перфоманса художницы Марии Куликовской. Чем обусловлено такое начало кинокартины?

-Я познакомилась с ней в Мюнхене, когда была ее выставка мыльных скульптур, которые мне понравились - ничего подобного ранее я не видела, у них была сильная энергетика. И я предложила Марии - использовать ее работы в фильме. В ответ она рассказала, как в 2014 году сепаратисты ворвались на арт-платформу "Изоляция" в Донецке и расстреляли людей. Также они демонстративно перед росТВ уничтожили ее скульптуры. Подобные действия характерны для тоталитарных режимов - уничтожать объекты культуры как символ свободы, красоты и добра. После этого Марию внесли в РФ в список запрещенных художниц. Меня эта история тронула, а также перекликалась с моим фильмом. Мы решили, что она сделает свой арт-перформанс, который станет отдельным фильмом в фильме. Так мы напоминаем зрителю про донецкую "Изоляцию". Кроме того, Мария сыграла эпизодическую роль - журналистки пропагандистского российского телеканала.

-"Изоляция" в вашем фильме выступает как место борьбы в котором сосредоточены украинские партизаны. В то же время в оккупированном Донецке оккупанты превратили ее в тюрьму.

- Это обобщенный символизм. В фильме по сюжету на том месте, где была "Изоляция" находится местное партизанское подполье в Луганске. Скорее, это надежда на то, что эти люди верны своим принципам и идеалам: и пока они есть - это априори наша надежда на возврат наших оккупированных территорий.

-И при этом, вы как автор "убиваете" этих партизан по сюжету. То есть, надежда очень зыбкая и это все-таки как предупреждение тем, кто в подполье ведет борьбу за Украину на оккупированных территориях?

-Когда мы снимали фильм, то один из членов моей команды спросил - ты хочешь негативный акцент в финале или дать зрителю надежду? Мне кажется, что надежда не зависит от того хорошего или плохого финала. И я сторонник открытого финала - пусть зритель сам делает выводы. Ведь цель кино - не давать ответ, а оно должно заставлять думать, поднимать острые темы. А зритель сам думает, есть надежда или ее нет. К сожалению, реальность жестокая.

-Документалист Виталий Манский сравнивал сегодняшнюю Россию с "нарко-алкозависимым человеком, которого трудно излечить". В вашем фильме герой сравнивает "ЛНР" с "неудачным сексом". А с чем бы вы сравнили Донбасс и Россию?

-Герой так говорит, потому что ему только 17 лет, молодой возраст. Он сирота, живет в катакомбах и выражает свои мысли так, как видит реальность вокруг себя. С чем бы я сравнила Россию? Знаете, когда я говорила с одним из друзей в Москве - человеком, который частично помогал в обмене пленными на Донбассе, то он рассказывал, что атмосфера в РФ сейчас напоминает сталинские 30-е годы: люди начинают думать, что можно говорить, а что - нет. То есть, люди боятся открыто заявить о своем мнении, своей позиции. Точку невозврата Россия уже перешла. В моем фильме есть отсылка к картине Рене Магритта "Влюбленные" - у них мешки на головах, как символ слепоты - не замечать недостатков друг друга. Для меня это, прежде всего, слепота жителей, зомбированных российской пропагандой. Например, в той же России даже интеллигентные образованные люди не могут воспринимать реальность адекватно, потому что или не хотят, или не имеют доступа к нормальным СМИ. Подобное можно сравнивать разве что с режимом Гитлера.

А людей, которые смело заявляют о своей позиции, как Виталий Манский с картиной "Свидетели Путина" - очень мало в РФ. В Германии меня удивляет то, что россияне из числа эмигрантов имеют доступ ко всем европейским СМИ, но предпочитают смотреть дома только росТВ и не хотят выходить из своего "кокона". В Евросоюзе была создана комиссия по борьбе с фейками. И Украина в этом плане должна активно действовать. Поэтому для меня важно было сделать фильм, который покажет европейской публике объективный взгляд. Я не идеализирую украинскую власть в нашем фильме, показывая в том числе или ее бездействие. И не случайно героиня фильма Нина говорит, что "нами манипулируют с той и этой стороны". И это чистая правда в реальности.

-Российскими фейкам уже никого не удивишь.

-В Европе знают как функционирует роспропаганда. Я и не старалась кого-то удивить, а все построено на реальных событиях - это ведь тоже часть жизни в оккупации. Например, сцена с журналисткой, вещающей якобы об обстрелах, а позже и в интернете появилось видео, как это снято в маленькой студии и эти обстрелы были вспышками фотокамер.

-Вам, как автору, трудно не принимать чью-ту сторону в фильме?

- Фильм - это выражение моей гражданской позиции. С другой стороны, я понимаю, что несу ответственность перед зрителями. Убеждена, что искусство не имеет права обслуживать какую-либо власть. Моя задача - рассказать историю о простых людях, а не о политических событиях. Я работаю в достаточно реалистической эстетике, близкой к документальной: стараюсь максимально избегать фейков как в визуальной, так и в драматургической плоскости. Также не хотелось бы, чтобы потом меня обвинили в излишнем национализме или радикализме. Я боюсь слова патриотизм: да, я патриот Украины и всегда болею всей душой за судьбу нашей страны, но с другой стороны - патриотизм легко перерастает в радикализм. Как режиссеру и автору мне надо быть предельно аккуратной. Особенно в Европе, где никто не хочет смотреть националистическое кино. Там хотят увидеть актуальное кино на острые темы в обществе, а не лоббирование чьих-то интересов. Фильм "Забытые" - это и глубокая психологическая и семейная драма - отношений мужа и жены, тема доверия друг к другу. Это универсальные и понятные всем темы. И война является важным, но не главным акцентом в фильме.

-Национал-патриотические фильмы в последнее время в Украине воспринимаются с большим энтузиазмом...

-Это нормальное состояние после революций. Думаю, со временем этого станет меньше.

-Герои фильма "Забытые" - кто из них больше наделен патриотизмом с вашей точки зрения?

-Главная героиня - учительница украинского языка Нина, очень ценит свою украинскую самоидентичность. Она верна своим принципам и не боится говорить на украинском языке в оккупированном городе. Это важный момент, потому что когда ты не боишься выражать свою достаточно радикальную позицию во время войны - это характеризует ее как сильную личность. Она верит в то, что - можно что-то изменить к лучшему. А ее муж - из той категории людей, которых я наиболее боюсь - они приспосабливаются к любым условиям и стараются не замечать проблем. Эти люди есть и в Киеве, и на Донбассе. Он старается зарабатывать деньги, чтобы его жена была счастлива, но понимает что счастье для нее - уехать оттуда, чего он не может ей дать.

Андрей - идеалист, он чувствует свою привязанность к Украине и поддерживает наших партизан в оккупации. Но он еще ребенок, поэтому ищет внимания и поддержки. И в этом плане Нина отличается от него тем, что она более цельная и сильная героиня - знает чего она хочет.

-Нину сыграла актриса театра им. Франко Марина Кошкина, которая родом из Луганска. Этот факт помог ей и вам в фильме?

-Мы это узнали после того, как утвердили ее на роль. Помогло в том, что у нее очень естественный акцент для восточного региона. Я всегда "за", если человек может принести в картину что-то из личного опыта. Для Марины - это был интересный проект, поскольку связан с ее родиной.

-В одном из интервью вы говорили, что у вас был другой визуальный прототип героини. Тогда чем Марина заинтересовала вас?

-Кастинг проводили долго. Марина - нам не подходила по возрасту героини - слишком молода, а также мы искали брюнетку, а она блондинка. Но я люблю некоторых актеров пробовать в противоречие своих представлений. Она напомнила мне героиню Ларс фон Триера - с внутренней естественной напряженностью, сильной энергетикой.

-На роль каких персонажей долго искали актеров?

- Даниила Каменского, сыгравшего роль Андрея, - актера 17 лет найти было непросто. Он талантливый. До этого он играл в украинском фильме "Сторожевая застава". И за роль в нашем фильме получил приз на фестивале в Португалии.

-Где проходили съемки ?

-В Киеве, Фастове, Белоцерковске. И в Славянске - мы снимали сцены проезда через блокпосты.

-Многие сцены снимались одним кадром - что это дает вам, как режиссеру?

-Я работаю над своими картинами с оператором Эролем Зубцевичем - он из Боснии. Когда мы решаем в какой форме снимать, то перед нами определяющих два фактора - история в фильме и бюджет. В этом случае финансы были очень ограничены, поэтому у нас не было супертехники. Эрол любит ручную камеру - она живая, он вместе с ней движется. Мы с ним решили, что для этого фильма снимать одним кадром - это красивая лаконичность. Снять одним кадром - это искусство, потому что красиво сделать это тяжело. Вообще, я сторонник минимализма, поэтому фильм снят в одной эстетике.

-Какие сцены были с наибольшим числом дублей?

-Те, которые снимались в темное время суток. Я не сторонник искусственного освещения, поэтому некоторые сцены - очень темные, но они оправдывают себя. И такая работа требует многих дублей. С актерами мы много репетировали, поэтому было меньше дублей.

-Есть ли сцена, которая является наиболее ценной?

-Если говорить про операторскую работу - то очень люблю сцену с байк шоу, где много массовки, мотоциклы. И я не ожидала, что мой оператор снимет это одним кадром. В итоге получилось все очень реалистично и точно.

- Как вы считаете какое место занимает художник в построении диалога не с боевиками, а с рядовыми жителями оккупированных территорий. Как режиссер может помочь в процессе реинтеграции?

-Считаю, что искусство свободно от политики, но творческие люди выражают то, что их волнует. Поэтому искусство своего рода отражение проблем общества. Благодаря международным фестивалям мы узнаем что происходит в мире через истории простых людей. И мне хотелось, чтобы фильм увидели в Беларуси или России, а также на Донбассе. Но это вряд ли.

-А в интернете фильм будет доступен?

-Мы выйдем на VOD-платформах, но возьмет ли фильм какой-то российский сервис - трудно сказать. На востоке Украины - в Харькове в октябре пройдет премьера фильма.

-Вы учились в Германии на режиссуре художественного кино. Насколько отличается школа сценарная, режиссерская от нашей?

-В Германии образование очень практично. Например, на 1 курсе дают 16мм камеру и ты снимаешь первую короткометражку. У нас в лучшем случае студенты могут это сделать на дипломной работе. А у меня диплом в Германии - это был полнометражный фильм.

За счет финансовой поддержки со стороны киношколы в Германии ты получаешь больше опыта и выпускаешься уже готовым специалистом. В Украине же кроме диплома, нужен опыт. Многие стараются получить его во время учебы. Благо, сейчас много проводится мастер-классов. Я считаю, что университет им.Карпенко-Карого должен получать деньги от государства для того, чтобы режиссеры, операторы вместе снимали короткометражки. В Украине до сих пор короткометражки подаются на питчингах Госкино. Их подают большие компании которые зарабатывают деньги на этом - так не должно быть.

Кроме этого, остро стоит вопрос - мало профессиональных продюсеров. Многие из них самоучки, но профи среди них мало. Сценарное мастерство - проблема характерная не только для Украины, и для Европы. Тем не менее "Спіймати Кайдаша" - пример прорыва в украинском сериальном бизнесе. За последние годы, благодаря отчасти бывшему главе Госкино Филиппу Ильенко специалистов разного профиля в украинском кино становится больше.

- Насколько пандемия повлияет на киноиндустрию в Украине и мире?

-Уже сильно повлияла. Во многих странах временно прекратили съемки. Насколько я знаю, в Украине проходят съемки с относительным соблюдением карантинным мер, а в Германии - все строже, пока не снимают. И это правильно, поскольку мы спасаем чьи-то жизни. Меня, мягко говоря, удивляет как в Киеве некоторые не носят маски, поскольку не боятся заболеть, но при этом не думают о том, что могут кого-то заразить. Это ответственность за безопасность друг друга у нас еще не выработана, в отличии от европейцев.

Конечно, от пандемии очень пострадала Америка - там вся киноиндустрия "стоит". Я уже не говорю о кинотеатрах, которые потеряли зрителей. Сейчас в Украине они начали открываться, но все равно с ограничениями.

Беседовала Ирина Голиздра.

Материал создан в рамках проекта "Reach Out", который реализует "Украинская сеть образования взрослых и развития инноваций" (Сеть развития) в партнерстве с "Comparative Research Network EV" при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Германии.




Новости партнеров