вверх
Четверг
15 Ноября

Тимошенко хочет власти лет на сорок

29.12.2009 13:33
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 78512

Согласно последним опубликованным социологическим данным, немногим более пяти процентов донетчан готовы поддержать на выборах Президента Юлию Тимошенко.

В Луганской области этот показатель почти вдвое выше. И хотя в пересчете на количество человек число сторонников главы правительства в двух областях практически равнозначно, именно на Луганщине у БЮТ есть значительный потенциал для роста. Он обусловлен личностью начальницы избирательного штаба премьер-министра на Донбассе – луганчанки Натальи Королевской. Она является узнаваемой фигурой в родном регионе и смогла выстроить там положительный личный имидж.

Донецке у Тимошенко нет представителей уровня Королевской. Быть может, именно поэтому работа команды премьера на донбасском избирательном поле сосредоточена именно на Луганской области.

Был ли на то специальный расчет, или дело только в персоналиях донбасских «бютовцев» и им сочувствующих, но на Луганщине Тимошенко имеет еще одно преимущество в сражении за лояльный к Януковичу электорат. Еще со времен ссоры «донецких» Рината Ахметова и Бориса Колесникова с одним из главных «регионалов» Луганской области Виктором Тихоновым стало понятно, что донбасская гвардия лидера ПР неоднородна и неравноправна. «Донецкие» в ней более равные среди равных. Отсюда естественная ревность как маргинальных местных элит, так и простых луганчан к Донетчине как области-гегемону. При наличии такого лидера, как Королевская, это вполне может найти выход в альтернативном голосовании.

Во всяком случае, именно на такие соображения наводит презентованная Королевской на прошлой неделе программа «Новый Донбасс», названная, между прочим, «народной инициативой». Уже то, что Луганщина в ней рассматривается по преимуществу или, как минимум, наравне с Донетчиной, противоречит сложившейся на Донбассе традиции ассоциировать весь регион только с Донецкой областью, зачастую даже – только с Донецком.

В программе подчеркивается, что управлять регионом должны местные элиты, а не «политики-олигархи», «давно потерявшие культурные и ментальные связи» с ним. «Политические олигархи-феодалы должны уступить место политикам-прагматикам, новому поколению региональных элит», - считают авторы документа. Вполне понятно, о ком идет речь.

Сама программа – это реинкарнация печально известных «Десяти шагов навстречу людям» в их своеобразный юбилей. Кроме декларации о намерениях, и статистических данных, которые занимают добрую четверть брошюры на тридцать две страницы, но никак не интерпретируются, она состоит из двух разделов – «Пять шагов в экономике к Новому Донбассу» и «Пять шагов в социальной сфере к «Новому Донбассу».

У авторов документа, очевидно, не было единого мнения насчет наделения «Нового Донбасса» кавычками, поэтому не совсем понятно, идет ли речь о каком-то новом Эльдорадо, или о конкретной программе действий. Кроме всего прочего, Новый Донбасс – это село в Добропольском районе Донецкой области. А «Новый Донбасс» - благотворительный фонд все той же Натальи Королевской, о деятельности которого рассказывает одноименный сайт.  Правда, о «народной инициативе» там ничего не сказано.

По приведенному в брошюре номеру «горячей линии» автоответчик отсылает либо на «прямую линию» Королевской, либо на «прямую линию» «проекта «Новый Донбасс». «Прямая линия» действительно оказалась «горячей»: все попытки корреспондента «ОстроВ» дозвониться по ней в «Новый Донбасс» приводили к тому, что минутная лекция с кратким содержанием «проекта» заканчивалась короткими гудками.

Итак, «Пять шагов в экономике к Новому Донбассу» - это «Углепром», «Создание конкурентоспособных отраслей», «Развитие малого и среднего бизнеса», «Спасение депрессивных регионов» и «Интенсификация в сфере АПК. Повышение урожайности и плодородия земель».  

В сфере угольной промышленности предлагается увеличение внутреннего потребления угля, в том числе и низкокачественного, а также отвалов терриконов путем внедрения новых технологий; добыча шахтного метана для производства электроэнергии; привлечение инвестиций в отрасль; борьба с нелегальной добычей угля через создание преимуществ легального шахтерского труда; квотирование импорта угля в Украину.

Кроме того, авторы программы считают, что «в основе процветания угольной промышленности лежит создание вертикально интегрированных компаний, которые будут включать в себя как угледобывающие предприятия, так и генерирующие мощности. Таким образом, будет решена проблема спроса на добываемый уголь, а сами шахты будут обеспечены дешевой электроэнергией. Это позволит снизить себестоимость добываемого угля, обеспечить надежный и гарантированный сбыт продукции, а также предоставить высокие социальные стандарты для своих работников».

В программе, однако, ничего не сказано о повышении тарифов на электроэнергию для населения, которые на сегодня покрывают менее трети затрат на ее производство. Каким образом иначе народные инициаторы намерены добиваться «процветания угольной промышленности» с «высокими социальными стандартами» для ее работников при наличии вертикально интегрированных компаний – остается непонятным.

«Угольной» темы касаются авторы проекта и во втором «шаге», в контексте планов развития металлургической отрасли. Так, «добыча и запасы подходящих марок донецких углей достаточны для того, чтобы внедрить на предприятиях региона технологию вдувания пылеугольной смеси и снизить расход кокса на 30-40% - до 400 кг/т чугуна. Таким образом, нашей целью является полная замена в среднесрочной перспективе природного газа на технологию пылеугольного вдувания. Она будет достигнута за счет введения целевых налоговых льгот, ограниченных по времени».

С осени рост металлургического производства на Донбассе тормозит дефицит коксующихся углей, поэтому отечественным производителям приходится по возможности ввозить это сырье из-за рубежа. В программе не приведены расчеты, хватит ли украинской металлургии коксующегося угля в условиях, когда его ввоз будет ограничен, даже при том, что расход кокса планируется сократить на 30-40%. Как не указаны и сроки введения квот и модернизации металлургического производства. Надо думать, что они могут не совпадать.

Проектом также предполагается повышение конкурентоспособности предприятий химической промышленности. Никаких конкретных действий тут не указано. Отмечается, что «основные шаги на этом пути – снижение себестоимости продукции и расширение внутреннего рынка сбыта». По мнению авторов программы, «развитие в регионе сельского хозяйства будет способствовать росту спроса на продукцию его химической промышленности».

Сегодня мощности химических предприятий Украины по производству удобрений простаивают из-за низкой или даже отрицательной рентабельности такого производства. Причиной стал слишком дорогой российский газ, который в основном и формирует цену продукции химпрома. Поэтому на украинском рынке минеральных удобрений работают российские компании, обладающие понятным конкурентным преимуществом. Что может заставить отечественных сельхозпроизводителей покупать украинские удобрения, в программе не сказано.

Наконец, в разделе «Каким мы видим «Новый Донбасс» говорится, что «приоритеты должны быть отданы трем отраслям – металлургической, машиностроительной и химической. Эти отрасли должны стать ключевыми в Новом Донбассе». Однако в своих «Пяти шагах» машиностроение авторы проекта упомянуть забыли.

Что же касается сельского хозяйства, то тут «будет ужесточен контроль за качеством земель, а также приняты меры по защите их от эрозии и истощения. Посевы культур должны формироваться системно на основе плана развития этого сектора в регионе, а не по принципу варварского использования земель. Урожайность зерновых культур Нового Донбасса будет увеличена в 1,5 раза». «Параллельно будет запущена региональная программа по развитию производства биотоплива в регионе на внутреннем растительном сырье».

Еще более выпуклая формулировка содержится в другой части проекта: «Урожайность зерновых должна быть поднята в 1,5 раза. Земля должна использоваться разумно, без лишней нагрузки на нее истощающими культурами. Новый Донбасс должен стать центром производства биотоплива в стране, вырабатываемого из производимых здесь же культур».

Дело в том, что такие культуры, как подсолнечник и рапс, используемые для производства биотоплива, сильно истощают почву. Сами же авторы программы в другом ее разделе замечают, что «подсолнечник значительно истощает почву, особенно без применения научно обоснованного севооборота». При этом для производства биотоплива требуется огромное количество «растительного сырья». В мире уже давно бьют тревогу из-за увеличения посевов рапса за счет сокращения посевов тех же зерновых культур.  

Так что же тогда сбираются инициаторы проекта выращивать в потенциальном «центре производства биотоплива в стране, вырабатываемого из производимых здесь же культур»?…

В сфере малого и среднего бизнеса предлагается ориентироваться на потребности угольной отрасли, сельское хозяйство и пищевую промышленность. «Стратегическое значение угольной промышленности дает возможность стимулирования рынка к естественному созданию малых и средних инновационных предприятий, ориентированных на производство оборудования в интересах этой отрасли, - говорится в документе. - Это наиболее перспективный кластер, характеризующийся инновационностью, высокотехнологичностью и наукоемкостью. Это направление имеет также высокий экспортный потенциал»…

Наконец, для спасения депрессивных регионов программа предусматривает развитие новых отраслей экономики и создание промышленных парков. Собственно, этот раздел интересен тем, что косвенно указывает на сроки, необходимые, по замыслу авторов проекта, для его реализации. Никаких временных рамок документ не приводит. Как не содержит он и условий, при которых может быть осуществлен. «Новый Донбасс» является частью избирательной кампании Юлии Тимошенко в регионе. Однако реализация такого рода проекта меньше всего зависит от воли Президента – это компетенция Кабмина и местных органов власти.

Итак, «сегодня Донбасс очень схож по экономическим параметрам и проблемам с немецкой провинцией Рур 1950-х годов. Государственная политика по преодолению депрессивности региона позволила к концу 1990-х годов окончательно покончить с этим явлением. Мы убеждены, что использование зарубежного опыта и реализация эффективной антидепрессивной экономической программы позволит превратить депрессивные районы Донбасса в преуспевающие экономические центры. Центры с работающей hi-tech промышленностью и благоприятной экологической ситуацией». Иными словами, речь идет о сроке около сорока лет…

«Пять шагов в социальной сфере к «Новому Донбассу» - это, прогнозировано, «Новые рабочие места», «Стимулирование новых производств, частного малого бизнеса, самозанятости», «Повышение уровня социальной обеспеченности», «Решение экологических проблем путем внедрения новых технологий», «Восстановление ЖКХ».

Сравнительной оригинальностью отличается только такой «шаг», как «Создание интеллектуального банка Нового Донбасса». Им предполагается «системный поиск, формулирование задач для выявления и поддержки одаренных представителей региона». Согласно проекту, «банк будет включать систематизированные разработки в различных секторах экономики, которые будут апробироваться в отдельных экономических кластерах Нового Донбасса и поднимут депрессивные регионы».  

Авторы проекта декларируют свою твердую нацеленность на изменение имиджа Донбасса и заявляют о необходимости «уходить от деструктивного социального популизма и перестать превращать социальный диалог в политическую дискуссию».

Между тем, именно в популизме обвинили команду Юлии Тимошенко донецкие «регионалы». Сразу после объявлений новой инициативы они обнародовали заявление, в котором назвали «Новый Донбасс» «филькиной грамотой» и сообщили, что «в регионе не финансируется ни одна из национальных программ, зато из него подчистую выгребаются все заработанные средства. Верхом цинизма стало игнорирование Кабмином Договора о региональном развитии, заключенного с областью еще во время премьерства Виктора Януковича».

Кстати, в этом договоре прописано множество малых, но конкретных шагов по улучшению социально-экономического положения жителей области. Речь идет о ремонте объектов ЖКХ в определенных населенных пунктах, улучшении качества воды, мерах по защите окружающей среды. Отдельным пунктом там также прописано реформирование угольной промышленности. В частности, Кабмину поручается «решить вопрос о создании на базе Национальной угледобывающей компании, Национальной энергогенерирующей компании и Национальной компании по поставкам электроэнергии вертикально интегрированной, эффективно действующей компании в виде Украинского топливно-энергетического концерна» - как раз нечто аналогичное тому, что предлагается проектом Натальи Королевской.

В общем, само появление такой программы непосредственно перед выборами говорит о том, что, как и большинства всех других программ, в том числе избирательных, целью этого документа является создание информационного шума, и выполнять его никто не собирается. Оно, может, и к лучшему…

Юлия Абибок, «ОстроВ»