вверх
Вторник
30 Ноября

Налоговая амнистия: почему она уже провалилась?

21.10.2021 10:43
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 620929

Первая в истории Украины налоговая амнистия для граждан, начатая по инициативе президентского офиса, стартовала 1 сентября и продлится до 1 сентября 2022 г.

Впереди еще много времени. Но скептики, предрекавшие провал идеи – уже могут смело открывать шампанское.

По состоянию на 12 октября "явку с повинной" оформили на 90,5 млн грн. Т.е. на такую сумму подано специальных деклараций в налоговую службу.

Очевидно, что старт и финиш кампании – пиковые периоды, в остальные месяцы таких обращений будет меньше.

Но даже если посчитать 90,5 млн грн как среднемесячное значение, получим 1,086 млрд грн. легализованных доходов за весь период амнистии.

Теперь вспомним, что валовой внутренний продукт Украины (ВВП) за 2020 г. в денежном выражении составил 4 194,1 млрд грн.

Даже по официальным оценкам министерства экономики и Нацбанка, в "тени" сейчас находится 30% ВВП. Это 1 258,23 млрд грн., выведенных из-под налогообложения.

Таким образом, по итогам амнистии через год может быть легализовано 0,026% "теневых" доходов. Показатель, близкий к нулю.

Даже если каким-то непостижимым образом он вырастет в 100 раз – это все равно следует считать провалом. Хотя, в сущности, сама идея очень хорошая.

И ее надо было реализовать еще много лет назад. Так что же пошло не так?


Заплати и спи спокойно?

Под амнистию подпадают сбережения на сумму свыше 400 тыс. грн., квартиры больше 120 м2, дома больше 240 м2, земельные участки больше 2 га, автомобили дороже 400 тыс. грн.

Если официальные доходы не покрывают наличие такого имущества, необходимо подать в налоговую службу декларацию и уплатить налог по ставке 5% от стоимости имущества.

После завершения амнистии необходимость доказать, что имущество куплено на деньги, с которых ранее были уплачены налоги – никуда не девается.

Только налог придется платить уже по ставке 18%, если не удастся подтвердить "белизну" доходов.

Сумму налогового платежа во время амнистии можно дополнительно уменьшить: если дать государству денег в долг, купив облигации внутреннего госзайма на сумму, подлежащую налогообложению.

В таком случае ставка составит 2,5%. Платить спецналог можно и не весь сразу, а в рассрочку. Но тогда ставка выше: 6% и 3% соответственно.

Больше всего придется раскошелиться тем, кто решит задекларировать имущество за границей. В таком случае обычная ставка составит 9%, с рассрочкой – 11,5%, при покупке облигаций - 7%.

Из 90,5 млн грн, задекларированных к середине октября, в бюджет было уплачено 4,5 млн грн. Т.е. средняя ставка составила 4,97%.

Это означает, что декларировать заграничное имущество никто не спешит, покупать гособлигации – тоже. Хотя на первый взгляд условия амнистии предложены достаточно выгодные.


Никогда не было и вот опять…

Ранее в Украине уже проводились налоговые амнистии. Только они касались компаний и предприятий, а не личных доходов граждан как физических лиц.

Результат у предыдущих амнистий тот же самый, что и сейчас – т.е. близкий к нулю.

Глава парламентского комитета по вопросам рынка капиталов Андрей Николаенко отмечает, что не только в Украине, но и по всему миру налоговые амнистии чаще заканчивались пшиком.

Тем не менее, успешные примеры есть. Так, в Турции в 2013 г. за 6 мес. налоговой амнистии вышли из "тени" $35 млрд.

ВВП Турции за этот год составил $957,8 млрд. При этом уровень "теневой" экономики оценивался всего в 3%, т.е. $28,734 млрд.

Это означает, что практически весь "теневой" капитал перешел в легальную плоскость.

По мнению А.Николаенко, успех турецкой амнистии объясняется более привлекательными условиями, чем в украинском варианте.

Так, ставка единоразового спецналога для легализации имущества и капитала была установлена на уровне 2%.

А в новом варианте амнистии, стартовавшем в 2020 г., декларируемое за границей имущество вообще не подлежит налогообложению – при условии возврата капитала в Турцию.

Впрочем, есть основания полагать, что провал украинской амнистии не связан с более высокими ставками спецналога.


Декларировать нельзя скрывать

Основной прицел авторы амнистии под руководством председателя комитета Верховной Рады по финансам, налоговой и таможенной политике Даниила Гетманцева делали на мелкий бизнес.

По словам Д.Гетманцева, это самозанятые граждане и физлица- предприниматели. Еще одна фокусная группа – заробитчане, работающие за границей без официального трудоустройства.

И, наконец, третья группа – коррупционеры из всевозможных инспекций (строительной, экологической, пожарной, налоговой и т.д.), судьи, прокуроры, сотрудники СБУ и прочих силовых органов.

Согласно принятому закону, им нельзя участвовать в налоговой амнистии непосредственно. Но такое право великодушно предоставили их родственникам.

Поскольку никто из вышеперечисленных категорий госслужащих на себя ничего и не записывает, зато имеет очень успешных родственников-бизнесменов - они также вполне могут считаться потенциальными декларантами.

Самое главное, что объединяет все три группы – нежелание "светиться" на будущее.

Никто не хочет "попасть на карандаш" к соответствующим силовым органам и налоговой службе. В т.ч. и сами работники этих органов.

Да, в законе гарантируется анонимность декларирования – но по факту в это никто не верит. Причем обоснованно.

Итак, если предприниматель пошел и задекларировал имущество – он опасается, что отныне его персоне и его бизнесу со стороны проверяющих и силовиков всегда будет особое внимание.

Оно ему надо? Конечно, нет. Точно так же рассуждают чиновники и заробитчане.

Кроме того, украинские предприниматели и чиновники давно привыкли "решать" любые вопросы в обход законодательства.

Поэтому даже если после завершения амнистии возникнет необходимость доказать законность их доходов в плане уплаты налогов – и те и другие надеются все "разрулить" традиционным способом.

Что же касается заробитчан, то большинство из них не видит своего будущего в Украине и все надежды связывает с переездом на ПМЖ в другие страны. Главным образом в Польшу.

Соответственно, у этих людей также нет никакой заинтересованности в декларировании доходов и имущества здесь. Главная причина – неверие в будущее своей страны.

У подавляющего большинства граждан (включая предпринимателей и чиновников, которые эту самую коррупцию и развивают) нет надежды, что когда-то здесь будут доступные образование и медицина на высоком уровне, достойное пенсионное обеспечение, правовая защита личности и бизнеса. Одним словом, достойный уровень жизни.

Поэтому все, у кого есть такая возможность, стараются обзавестись "плацдармом" в других странах, более успешных и благополучных.

К тому же коррупционеры опасаются конфискации активов в случае их возвращения в Украину.

Что правда, их надежды на то, что выведенные капиталы в виде денег, домов и квартир в других странах защищены – несколько наивны.

В качестве примера можно вспомнить историю с конфискацией $26 млн в латвийском AS PrivatBank, принадлежавших "авторитетному" экс-депутату Верховной Рады Юрию Иванющенко. Соответствующее решение в 2017 г. принял латвийский суд.

Но что есть, то есть: коррупционеры верят, что держать "накалядованные" капиталы "за бугром" – надежнее.

И даже если сделать нулевую ставку налога на заграничные активы при условии их возврата в Украину – их все равно никто не вернет. Не для того эти средства выводились из страны.

Традиционно принято считать, что главная причина "теневой" экономики и сокрытия доходов от налогообложения - высокий уровень этих налогов.

Однако это верно лишь отчасти. Часть экспертов считает, что "теневая" экономика является порождением бедности.

Низкий уровень ответственности граждан перед государством – это их ответная реакции на низкое качество выполнения государством своих

социальных обязательств.

Речь о все той же медицине, образовании, правовой защите, их качестве и доступности. В качестве примера можно взять ту же Турцию.


Турецкие экономисты провели исследование, результаты которого доказывают: чем больше денег государство тратит на социальные нужды, тем выше уровень "экономического патриотизма" у граждан.

Как видно из графиков, государственные инвестиции в турецкую медицину способствовали выводу из "тени" значительного объема финансов, ранее скрытых от налогообложения.

Причем это были деньги не на инфляционную прибавку к зарплате врачей, а в улучшение качества и доступности лечения. Потому что от повышения зарплат медперсонала смертность не уменьшается.

Вот, собственно, и ответ на вопрос, почему в ходе украинской налоговой амнистии из "тени" выходит капитал, близкий к нулю относительно общего объема нелегального сектора экономики.

Поэтому даже если бы ставку спецналога в рамках нынешней амнистии установили не 5%, а 2%, как в Турции – сумма легализованных доходов осталась бы примерно на том уровне, что и сейчас.


Виталий Крымов, "ОстроВ"  




Новости партнеров