вверх
Четверг
21 Октября

Лабиринт им. шахты "Краснолиманская". Кто и куда выведет бывшего гиганта украинского углепрома (спойлер: мы не знаем)

27.07.2021 17:46
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 616191
Утром 5 сентября 2014 года Константин Киселев и Евгений Костенников в сопровождении государственного исполнителя, участковых и "парней в спортивных костюмах" прибыли на шахту "Краснолиманская" в Красноармейске (Покровске) Донецкой области, чтобы объявить о решении суда о восстановлении Киселева на должности гендиректора государственного предприятия УК Краснолиманская.

Вместе с Киселевым и Костенниковым, на территорию шахты вошли бойцы батальона "Днепр-1", которых те попросили о помощи.

На востоке Украины уже шла война. В Красноармейске (Покровске), бывшем одним из немногих городов Донецкой области, где весной 2014 года смогли кое-как провести президентские выборы, было все еще неспокойно.

Под предлогом защиты от военной угрозы в регионе, однако, творили разное.

Перемены на шахте тоже не обошлись без крови: один из заместителей директора получил несколько сильных ударов по голове, а позже был похищен из дома и в багажнике пикапа отвезен на блокпост в Пески, откуда ему, по его словам, удалось бежать через четыре дня после похищения.

Частная компания ООО Краснолиманское, добывавшая уголь на арендованных пластах "Краснолиманской", прекратила работу. Как заявляли позже ее сотрудники, администрацию компании перестали пускать на территорию шахты, а новый договор между государственной и частной компаниями был сфальсифицирован так, что уголь на арендованных пластах и оборудовании ООО стало добывать ГП. Действия Киселева и его сторонников назвали рейдерской атакой.

За период с сентября 2014 по октябрь 2015 года "Краснолиманская" добыла около полутора миллионов тонн угля. Можно сказать, что это была ее лебединая песня. По словам Костенникова, работавшего при Киселеве заместителем гендиректора, ГП перестало поставлять уголь на государственное "Центрэнерго", заключив вместо этого ряд контрактов с металлургами - в то время на "Краснолиманской" добывали в том числе коксующийся уголь.

За это время министерство несколько раз назначало на шахту новых исполняющих обязанности генеральных директоров, но ни один не смог попасть на предприятие. В июне 2015 конкурс на должность гендиректора выиграл Константин Киселев. В октябре 2015 года Киселева и Костенникова арестовали.

В 2016 году одно из самых перспективных угледобывающих предприятий Украины, выдававшее в лучшие свои годы на-гора до трех млн тонн, добыло 443 тысячи тонн, а в 2018 - 45 тысяч. Весь 2019 и 2020 в данных о добыче на ГП УК Краснолиманская стоят нули, в некоторых ежемесячных отчетах о добыче украинских госшахт минэнерго и вовсе забывает указать "Краснолиманскую", ее как будто не существует.

В то же время в сносках в отчетах минэнерго сообщает, что ООО Краснолиманское не информировало министерство о своей добыче с 5 сентября 2018 по 22 ноября 2020 года. Известно, что добыча велась.


Заблудившиеся в пластах

В 2003 году ООО Краснолиманское получило от Госслужбы геологии и недр Украины лицензию на добычу угля на пластах шахты "Краснолиманская". Срок окончания лицензии - декабрь 2032 года.

На шахте и сегодня настаивают, что правительство и руководство ГП, которое в то время возглавлял Зиновий Пастернак, исходили из наилучших побуждений. ООО брала на себя обязательства инвестировать в проходку, так что госпредприятие без лишних затрат получило бы доступ к новым пластам.

Как пояснял в ходе процесса над Киселевым и Костенниковым один из свидетелей, "пройти через запасы ООО Краснолиманское необходимо было, поскольку запасы ООО Краснолиманское были в середине запасов ГП УК Краснолиманская. Ниже нижней границы запасов ООО Краснолиманское продолжались запасы ГП УК Краснолиманская. Сначала шли запасы ГП УК Краснолиманская, потом запасы ООО Краснолиманское, потом снова запасы ГП УК Краснолиманская."

ООО, контроль над которым до 2014 года приписывали Александру Януковичу, добычу вести - вело, но договор не выполняло. При этом оно могло пользоваться мощностями госпредприятия и услугами его сотрудников, имело с ним общий счет за электроэнергию.

Доступные для разработки угольные запасы ГП, между тем, постепенно исчерпывались. Назначаемые в минэнерго руководители госпредприятия последовательно содействовали ООО в ущерб ГП, не требуя ни выполнения договорных обязательств, ни платы по текущим счетам.

Этот образцовый пример государственно-частного партнерства нарушил Киселев, который был уволен с должности гендиректора в 2011 году и восстановился через суд после революции. Стоило ему вернуться на госпредприятие, как руководство сросшегося с ней ООО попыталось дестабилизировать работу ГП, резко свернув собственную деятельность.

1 октября 2014 года, реагируя на бойкот со стороны руководства частного предприятия, Киселев и Костенников, при поддержке "Днепра-1", вынудили представителей ООО покинуть территорию шахты. Вскоре ГП начало работать на "частных" пластах.

Министерство энергетики, комментируя в октябре 2015 года арест Киселева, смешивало грешное с праведным. В министерстве сначала объявили об отстранении гендиректора и внеплановом аудите, затем - о выявлении масштабных хищений в исполнении Киселева и его предшественника.

Для непосвященного читателя было неочевидно, что если в случае с предшественником речь шла о злоупотреблениях государственными средствами, Киселева обвиняли в завладении имуществом сомнительной частной компании. Минэнерго само не вдавалось в нюансы, став в дальнейшем попросту заявлять, что "из предприятия было выведено около 300 миллионов гривен" - сумма, в которую предварительно оценили стоимость основных средств ООО, которыми "завладел" Киселев.


Чудесные превращения

Костенников утверждает, что атака на первое постреволюционное руководство ГП стала результатом противодействия Киселева новым схемам, которые пытались навязать назначенные ему в Киеве заместители.

Уже в августе 2015 года, как позже выявило Национальное антикоррупционное бюро, ГП заключило договор на поставку угля "Центрэнерго" с компанией-посредником. Компания была связана с депутатом Верховной Рады из орбиты Петра Порошенко, которого (депутата) позже называли новым "смотрящим" в углепроме.

Частная компания закупала добытый за государственные деньги уголь гораздо ниже себестоимости и рекомендованной регулятором рынка цены и продавала его затем другому государственному предприятию с высокой наценкой - схема, которую разнообразные связанные с олигархами и президентскими администрациями структуры воспроизводили вплоть до 2021 года.

Судебная тяжба между НАБУ и ГП, которое настаивало на правомерности сделки, продолжалась до марта 2019 года, пока окончательный вердикт в пользу НАБУ не вынес Верховный Суд.

Между тем, в ноябре 2015 года та же компания нового "смотрящего", как выяснили журналисты Bihus.Info, подписала с новым гендиректором ГП договор о разработке пластов ООО. К 2017 уже "Краснолиманское" вместо с его лицензиями перешло под контроль тех же людей. На тот момент они фактически контролировали и “Центрэнерго”.

В ноябре 2017 года и весной и летом 2018 ГП подписало с ООО ряд новых договоров о предоставлении услуг, аренде и подряде, так что частное предприятие вернулось на госшахту полноценным хозяином. ГП обязывалось также закупать уголь, добытый ООО.

Ни один госреестр не отражает драматичности перемен, происходивших в последние годы на государственном предприятии. Всего за десять месяцев, с марта 2018 по январь 2019, на ГП сменилось пять исполняющих обязанности гендиректора. У ООО дела пошли плохо с 2019 года: после президентских выборов его менеджмент отстранили от "Центрэнерго" в пользу, как считается, Игоря Коломойского.

Из-за невыплаты зарплат на "Краснолиманской" начались протесты шахтеров. В 2020 году на шахту в сопровождении вооруженных людей снова попытался вернуться Евгений Костенников, как глава новообразованного профсоюза работников шахты.

“Когда мы начали организовывать профсоюз, появились люди, которые сказали, что есть те, кто знает, как организовать его правильно, - рассказал Костенников в интервью “ОстроВу”. - Мы договорились встретиться в Киеве. Организовывал встречу Андрей Герус. Я готовился к встрече, но пришедшие не могли ответить ни на один мой вопрос. Оказалось, что это были люди Семена Семенченко. Они на наших плечах зашли на предприятие, взяв на себя функцию охраны. Нашей задачей было выкинуть банду, которая руководила предприятием. Ее-то мы выкинули, но нашу команду на предприятие Семенченко не пустил." По словам Костенникова, Семенченко сам попытался установить контроль над шахтой.

Новому гендиректору, Дмитрию Кобзарю, которому удалось организовать выплату задолженности и возобновить работы на шахте, руководить ГП довелось тоже недолго. “Когда в минэнерго не было ни министра, ни зама, вдруг появляется приказ восстановить на работе прежнего директора, Сергея Пыдыка, - рассказывал Костенников в начале июля 2021 года. - Пыдыка на шахте не принимают, начинается свара. Приходит новый приказ: на место Пыдыка назначают Николая Галушко. Но уволить Пыдыка нельзя, потому что он сразу после назначения ушел на больничный. В это время в суд обращается Кобзарь и его тоже восстанавливают на работе. Иными словами, в последнее время сложилась ситуация, когда у госпредприятия есть три директора. А на шахте - ни одного.”

Юрий Давыдов, начальник смены на шахте "Краснолиманская" и член ячейки Профсоюза работников угольной промышленности на предприятии, подтверждает, что коллектив шахты выступил против восстановления Сергея Пыдыка. При этом, по словам собеседников “ОстроВа”, после назначения в мае нового гендиректора в очередной раз обострились противоречия между ООО и ГП. Николай Галушко якобы отказался сотрудничать с “Краснолиманским” в рамках договоров, заключенных в 2018 году. ООО в ответ снова прекратило работы в шахте. Из данных об объеме добычи, однако, видно, что то ли работы, то ли коммуникацию с минэнерго частное предприятие прекратило еще в апреле.


Куда ведет минэнерго?

В июне 2021 года суд первой инстанции в Покровске оправдал Константина Киселева и Евгения Костенникова. Один из аргументов суда - отсутствие у них корыстных мотивов в разработке пластов ООО Краснолиманское на оборудовании этой компании. Суд также установил, что добыча угля на пластах и эксплуатация оборудования ООО продолжалась и после увольнения и ареста Киселева. Суд также отмел как ненадлежащие множество представленных следствием доказательств, в частности, недопуска сотрудников ООО на предприятие, сославшись на свидетельства о противном. Прокуратура подала апелляцию.

В начале июля 2021 года на ГП УК Краснолиманская впервые поступила госдотация. На предприятии снова стали погашать долги по зарплате, но сам факт получения этих средств некоторые считают не победой, а позором, притом всей страны: “Краснолиманская” прежде не нуждалась в госпомощи.

Также впервые за долгое время деятельностью ООО заинтересовались правоохранители: в начале июля предприятие посещали сотрудники Генпрокуратуры и СБУ. И Костенников, и Давыдов, правда, считают, что цель всех текущих действий - не избавление госшахты от паразитирующей на ней частной структуры, а вытеснение из ООО ее владельца в интересах кого-то из нынешней президентской команды.

В свои более или менее благополучные времена шахта "Краснолиманская" была ключевой поставщицей угля на теплоэлектростанции "Центрэнерго". Когда в правительстве заговорили о планах создания холдинга в составе этих трех ТЭС и ряда госшахт, "Краснолиманская" стояла первой в очереди на включение в этот холдинг. Сегодня и в ГП, и в областной военно-гражданской администрации, ссылаясь на сигналы из Киева, констатируют, что эти планы остались в прошлом.

Будущее шахты пока непроницаемо. О давно анонсированной приватизации речи сегодня никто не ведет. Озвученные министерством энергетики планы о “возвращении” государственному предприятию бюджетной поддержки и разработке пятилетней программы его развития требуют разъяснения, но на запросы “ОстроВа” минэнерго не отвечает. "Государственная дотация нужна для дальнейшей работы, чтобы люди получали хотя бы текущую зарплату и чтобы постепенно, добывая уголь, предприятие погашало задолженность. Средств на развитие шахты из дотации не хватит. На развитие нужен уголь," - говорит Давыдов.

Для стабильной работы шахты нужно наращивание добычи, поясняет он. Пока же на Краснолиманской из-за отсутствия новых подготовленных лав добыча будет вестись отбойными молотками. ГП нужен либо доступ к пластам ООО, санкции на который пока нет, либо крупные инвестиции и время. Проходческие работы на шахте ведутся, но полноценная добыча угля в результате начнется вряд ли раньше, чем через год.


Юлия Абибок, "ОстроВ"



Новости партнеров