вверх
Пятница
30 Июля

Литий Донбасса: $7,5 млрд под ногами

30.06.2021 12:29
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 614540
Хозяйственный суд Киева завершил один из этапов подковерной борьбы за контроль над Шевченковским месторождением литиевых руд в Донецкой обл.

Иск ООО "Петро-Консалтинг" к Государственной службе геологии и недр Украины был отклонен в начале июня по представлению офиса генерального прокурора.

Компания просила признать за ней право на Шевченковское месторождение и устранить препятствия в использовании этого права. Хотя по факту заниматься добычей руды "Петро-Консалтинг" не собиралась.

Не будут этого делать и те, кому Госгеонедр выдаст новую лицензию. По сути, война идет за право делить шкуру неубитого медведя – в надежде выгодно перепродать эту шкуру. Пусть даже надежда выглядит очень призрачной.

Петро, до свидания!

Далеко не случайно фирма с названием "Петро-Консалтинг" получила права на Шевченковское месторождение в феврале 2018 г., когда президентом Украины был Петр Порошенко.

Как выяснили СМИ, к "Петро-Консалтинг" имел отношение Тарас Игнащенко. Его отец Владимир Игнащенко на тот момент был советником министра энергетики.

Одновременно В.Игнащенко – сосед по лестничной площадке с Игорем Кононенко, многолетним близким другом и бизнес-партнером П.Порошенко.

Связь с бизнес-окружением президента через Т.Игнащенко прослеживалась и по другой цепочке. Поэтому логично, что после ухода П.Порошенко с должности, у "Петро-консалтинга" появился новый владелец.

В ноябре 2018 г. им стал донецкий бизнесмен-инвестор Михаил Жернов. Он давно занимается инвестиционным бизнесом, поэтому вполне мог выступить прикрытием для настоящих выгодополучателей.

Не исключен даже такой вариант, что они оставались прежними. Просто после отставки предыдущего президента "светить" свою связь с ним уже никому не хотелось.

В любом случае, новые владельцы "Петро-Консалтинга" не были близки к новой власти. Поэтому вмешалась генпрокуратура.Разумеется, с заботой о государственном благе, никаких коррупционных мотивов типа "грабь награбленное, а то его все равно другие украдут".

Просто внезапно (спустя каких-то 3 года) прокурорские чиновники увидели, что лицензия "Петро-Консалтингу" была выдана на 20 лет с грубыми нарушениями закона, т.е. без конкурса.

"Петро-Консалтинг" в суде пыталась доказать, что имела на него преимущественное право – поскольку якобы успела произвести некие "улучшения".

Но прокуроры быстро разобрались, что на самом деле никаких "улучшений" не было.

По их информации, компания не проводила георазведку на месторождении, а просто подняла из архива старые данные советских геоисследований и на их основе сделала переоценку запасов.

Суд принял к сведению аргументы прокуроров и вынес соответствующее решение. На этом о "Петро-Консалтинге" можно забыть. Теперь о литии.

Драйвер "зеленой" революции

Литий относится к редким металлам. Но при этом давно используется в промышленности. Его основными потребителями ранее были предприятия по производству стекла и керамики.

Они создавали стабильный устойчивый спрос. Ажиотаж начался после объявления войны климатическим изменениям. Предотвратить их развитые страны пытаются за счет уменьшения выбросов парниковых газов в атмосферу.

В рамках "озеленения" мировой экономики одним из самых массовых трендов стал отказ от автомобилей с двигателями внутреннего сгорания в пользу электромобилей.

Это, в свою очередь, привело к резкому наращиванию выпуска автомобильных аккумуляторов, в которых используется литий.

В 2017 г. на аккумуляторы пришлось 46% от всего мирового потребления лития, которое составило 41,5 тыс. т. В 2018 г. доля аккумуляторов выросла еще больше.

Скачок спроса на литий со стороны производителей аккумуляторов привел к тому, что его цена на мировом рынке с 2013 г. по 2016 г. утроилась.

Далее цены откатились из-за отказа западных стран от государственных субсидий на выпуск электромобилей. Тем не менее, и спрос, и предложение по литию продолжают расти.

Оптимизм экспертов относительно дальнейшего спроса на литий основан на прогнозах производства электромобилей. Предполагается, что оно в 2028 г. вырастет более чем в 10 раз по сравнению с нынешним годом.

* По прогнозам экспертов, опрошенных Bloomberg

На этой волне у близких к руководству страны бизнес-структур и возник интерес к Шевченковскому месторождению литиевых руд, расположенному в Великоновоселковском р-не.

Оно было открыто еще в 1982 г. и до недавнего времени о нем никто не вспоминал. По примерным подсчетам, общие запасы оксида лития там достигают 500 тыс. т.

"Петро-Консалтинг" в 2018 г. декларировала планы уже в 2020 г. добывать на Донбассе 450 тыс. т. литиевой руды в год. С учетом содержания оксида лития Li₂O в руде Шевченковского месторождения - 0,3-4%, то получается примерный объем получаемого оксида лития - 9 тыс. т.

При таких объемах добычи "Петро-Консалтинг" могла ежегодно получать $135 млн - в текущих ценах Li₂O на Лондонской бирже металлов.

А общие извлекаемые запасы литиевого сырья на Донбассе стоят $7,5 млрд - в случае их подтверждения новыми геологическими исследованиями.

Но хотя эти ресурсы относительно доступны, превратить их добычу в доходный бизнес сейчас практически нереально. В обозримом будущем тоже.

Неподъемные миллиарды

Литиевые руды в р-не с.Шевченко по геологическим меркам лежат не глубоко: через 70-130 м. начинаются залежи пегматитов. Это горные породы, содержащие Li₂O.

Т.е. проблем с их разработкой в открытом карьере (а это более дешевый способ, чем шахтный) – нет. Есть проблема с отсутствием технологий.

Как отмечалось, литий – редкий металл. Его поставки в основном обеспечивают 5 стран: Австралия, Чили, Аргентина, Китай, Зимбабве. На них приходится соответственно 43%, 33%, 13%, 7% и 2% мирового производства.

Во всех этих странах Li₂O извлекают не из пегматитов, а из других горных пород - сподуменов. Поэтому технологии дальнейшего производства чистого металлического лития (читай: производственное оборудование) разработаны именно под сподумены.

Если повезти полученный на Донбассе рудный концентрат на завод в Германию или в Бельгию – его там попросту не примут для дальнейшей переработки.

Разработка технологий, производство оборудования под них - потянут на сотни миллионов долларов. С учетом приведенных выше расчетов по доходности проекта получается окупаемость порядка 30 лет.

Ясно, что на таких условиях никто из украинских олигархов не будет инвестировать деньги в добычу лития на Донбассе. А зарубежным игрокам в этом тем более нет смысла.

Дело в том, что извлечение Li₂O из руды – довольно затратная технология. Есть и более дешевая. Она основана на получении чистого металла не из оксида, а из карбоната лития.

Это соединение в свою очередь получают путем испарения воды из солевого раствора. Даже далекому от производства человеку понятно, что это в разы дешевле, чем рудная технология.

Поэтому все ведущие мировые производители лития "заточены" на карбонат, а не оксид. Ведь на них в свою очередь давят автопроизводители: в электромобилях 40% цены "сидит" именно в аккумуляторах.

Чем они дешевле – тем проще автозаводам "выбивать" с рынка традиционные авто с двигателями внутреннего сгорания.

Резюмируя обзор ситуации на мировом рынке лития, можно сказать, что в обозримом будущем Шевченковское месторождение не имеет перспектив разработки от слова "совсем".

Планы ведущих мировых производителей сосредоточены на расширении добывающих мощностей в Чили, Австралии и Аргентине – с явным акцентом на карбонате лития.

Виталий Крымов, "ОстроВ"



Новости партнеров