вверх
Четверг
13 Августа

Зеленский и экономика: между молотом и наковальней

16.07.2020 14:44
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 593848
Первые реальные шаги президента Владимира Зеленского, сделанные для спасения национальной экономики, столкнулись с сильным внешним сопротивлением.

Преодолеть давление извне мешает условная "пятая колонна" внутри страны: финансово-промышленные группы (ФПГ) и бенефициары "теневых" схем в госсекторе экономики.

Враг изнутри

ФПГ и "теневики" подтачивают Украину, словно вампиры. Сравнение с персонажами фильмов ужасов вполне уместно, если вспомнить образное выражение, что "деньги – кровь экономики". Примерно так оно и происходит.

Национальный банк 26 июня опубликовал данные, в соответствии с которыми чистый отток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) из Украины в I кв. 2020 г. составил $1,6 млрд.

Для сравнения: по итогам 2019 г. приток ПИИ в Украину был на уровне $2,5 млрд. Т.е. только за первых 3 мес. текущего года (т.г.) из страны уже ушло 64% всех поступлений за предыдущий год.

Если отток и далее будет идти такими темпами, за т.г. получим минус $6,4 млрд. И это в дополнение к негативному торговому балансу страны, о проблемах которого "ОстроВ" неоднократно писал ранее.

Восполнять отток валюты приходится за счет внешних займов.

За январь-июнь т.г. Минфин уже успел занять $10 млрд. Из них $1,6 млрд – выпуск облигаций внутреннего займа, €1,25 млрд – внешнего займа, €500 млн – кредит ЕС, $2 млрд – кредит МВФ.

Но и этих денег все равно не хватает. Только за май дефицит сводного платежного баланса страны (учитывающего движение денег по торговым операциям, инвестиции и займы) составил $353 млн.

Нацбанк отток валюты в виде ПИИ в январе-марте объяснил туманно: "изъятием реинвестированных доходов предприятий и компаний реального сектора экономики".

В переводе на обычный язык это звучит следующим образом: "олигархи выкачивают деньги с подконтрольных предприятий и выводят их из Украины в оффшоры".

Как результат: капитальные инвестиции в экономику Украины за I кв. упали на 35,5% по сравнению с тем же периодом 2019 г. - до 76,9 млрд грн.

При таком раскладе никого не должно удивлять падение промышленного производства и валового внутреннего продукта в стране: откуда возьмется прирост, если из национальной экономики усиленно выкачивают деньги?

Отдельно стоит напомнить о "теневых" схемах, из-за которых госбюджет не получает средств, необходимых для программ развития и социальных выплат.

"ОстроВ" ранее неоднократно описывал ситуацию в госкомпании ПАО "Укрнефть", крупнейшем нефтедобытчике Украины. По факту она с 2003 г. контролируется миноритарными акционерами из ФПГ "Приват" – Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым.

Они же владеют единственным работающим в стране Кременчугским нефтеперерабатывающим заводом (ПАО "Укртатнефть", в котором 43,05% также принадлежит государству).

По данным директора консалтинговой группы "А-95" Сергея Куюна, 17 июня "Укрнефть" продала 260 тыс. т. нефти (объем добычи за 2 мес.) по цене $18/баррель. При этом, по мировым ценам (с учетом коэффициентов к эталонным маркам нефти) ресурс украинской госкомпании стоил на тот момент порядка $40 за баррель.

По подсчетам С.Куюна, на этих сделках "Укрнефть" потеряла 1,3 млрд грн. Выгодополучателями от такой "благотворительности" со стороны госкомпании являются ее миноритарные акционеры. Поскольку покупателями нефти стали фирмы, связанные с "Укртатнефтью".

При этом, формально независимый менеджмент компании жалуется на отсутствие денег для инвестиций в нефтедобычу. И просит государство о все новых налоговых льготах.

И это всего лишь один небольшой эпизод, иллюстрирующий нынешние отношения государства с "эффективными частными собственниками".

Откуда у этого государства возьмутся деньги на развитие экономики, на повышение прожиточного минимума до его реального значения и привязку к нему социальных стандартов (пенсий и т.д.)?

Пока у В.Зеленского нет ответа на данный вопрос.

Еще одним примером столкновения с "внутренним врагом" можно считать июньские акции протеста шахтеров в Киеве. Тогда 24 июня президент лично вышел к митингующим и в очередной раз пообещал, что долги по зарплате им вернут.

При этом 30 июня первый заместитель главы офиса президента Юлия Ковалив на встрече с представителями протестующих заявила, что правительство ранее уже приняло все необходимы решения для погашения задолженности в кратчайший срок.

Итак, решения приняты, а шахтеры митингуют возле офиса президента и долг в 1,2 млрд грн. остается долгом. Как такое могло получиться?

Очевидно, что принять необходимые решения и добиться их выполнения – далеко не одно и то же. А значит, проблема в "подводных течениях" как внутри угольной отрасли, так и в украинской энергетике в целом.

Ранее "ОстроВ" отмечал, что одна из главных причин растущей задолженности перед шахтами – ситуация на энергорынке.

Сейчас государство, в лице госпредприятия "Гарантированный покупатель", в первую очередь платит за "зеленую" электроэнергию (э/э), вырабатываемую на солнечных и ветровых электростанциях (СЭС, ВЭС). Платит по самым высоким в Европе тарифам. Из-за этого не хватает денег для расчетов с остальными производителями э/э, в том числе и тепловыми электростанциями, работающими на угле.

В свою очередь, ТЭС задерживают платежи госшахтам за полученную продукцию.

Тем не менее, министерство энергетики и охраны окружающей среды во главе с Ольгой Буславец продолжает делать упор на "зеленую энергетику", предусмотрев рост производства э/э на ВЭС и СЭС в прогнозном энергобалансе на 2020 г.

Цинизм в том, что значительная часть мощностей ВЭС и СЭС в Украине сосредоточена в энергохолдинге ДТЭК Рината Ахметова. И при этом шахтеры ДТЭКовского объединения "Добропольеуголь" вместе с работниками госшахт возле офиса президента требуют обеспечить им сбыт продукции.

Меморандум по "зеленым" тарифам на э/э был утвержден Кабинетом министров еще 10 июня, но владельцы СЭС пока не соглашаются на предусмотренное в нем снижение своего тарифа на 15%.

Более того, генеральный директор ДТЭК Максим Тимченко в апреле угрожал украинскому правительству арбитражным разбирательством в Стокгольме в случае уменьшения "зеленых" тарифов.

И, напомним, его же работники из "Добропольеуголь" при этом требуют от государства обеспечить им сбыт.

С другой стороны, М.Тимченко не акцентирует внимания на том, почему часть энергоблоков тепловых электростанций ДТЭК до сих пор продолжает работать на антраците и тощих углях, которые компания импортирует из России – вместо того, чтобы перевести эти энергоблоки на уголь газовой группы, добываемый в Доброполье – и таким образом решить вопрос со сбытом.

Носить воду дырявым ведром

На фоне этих внутренних проблем В.Зеленский сосредоточился не на их решении (чтобы прекратить отток валюты из экономики в виде ПИИ), а на привлечении новых внешних инвестиций от реального зарубежного бизнеса.

В этом контексте надо рассматривать его июньский разговор с канадским премьером Джастином Трюдо, в ходе которого В.Зеленский пообещал взять под личную опеку проект канадской компании Black Iron стоимостью $1,1 млрд по строительству Шимановского горно-обогатительного комбината в районе Кривого Рога.

И уже 23 июня стало известно, что персональным куратором этого проекта назначен заместитель главы офиса президента Игорь Жовква.

Он станет для канадцев "инвестиционной няней" – будет помогать им решать многочисленные вопросы во взаимоотношениях с центральными и местными украинскими властями.

Например, сейчас у компании возникли проблемы с получением земельного участка под разработку Шимановского железорудного месторождения.

Оказалось, что эти земли находятся в ведении министерства обороны – которое не горит желанием просто так взять и отдать участок бизнесменам. С подобными вопросами сталкиваются и другие инвесторы.

Поэтому В.Зеленский намерен узаконить и упорядочить практику персонального шефства топ-чиновников над особо важными (денежными) инвестпроектами.

С этой целью он 1 июля внес на рассмотрение Верховной Рады законопроект о создании в Украине института "инвестиционных нянь".

Помимо собственно введения персонального кураторства, он предусматривает серьезные "плюшки" для крупного бизнеса (стоимость проекта, подпадающего под действие нового закона, должна быть не менее $100 млн).

Это и упрощенные процедуры выделения земучастков, подключения к газовым, водопроводным, электрическим сетям, и серьезные налоговые льготы: освобождение от налога на прибыль, от уплаты пошлин и НДС при ввозе в Украину нового оборудования.

Более того, по новому закону государство берется за свой счет обеспечить смежную инфраструктуру для проектов: строить автомобильные и железные подъездные дороги, тянуть линии электропередач, газо- и водопроводы.

До 30% от стоимости инвестпроекта государство обязуется потратить на эти цели. Это очень серьезные вещи и, по идее, они создают реально мощные стимулы для прихода в Украину зарубежного бизнеса.

И он вроде бы начал "подтягиваться". Первой "ласточкой" можно считать передачу в концессию херсонского морского торгового порта.

Подписание концессионного договора состоялось в Херсоне 7 июля при участии В.Зеленского.

В соответствии с документом компания RisOil грузинского бизнесмена Шоты Хаджишвили получила в свое распоряжение всю портовую инфраструктуру на 30 лет, обязавшись вложить в ее развитие 300 млн грн. Еще 18 млн грн будет вложено в смежную инфраструктуру.

Сумма инвестиций относительно небольшая, но есть ожидания относительно "оживления" работы херсонского морпорта с приходом концессионера.

Если через него пойдет большой грузопоток – появятся дополнительные объемы перевозок у госкомпании ПАО "Укрзализница", вырастут отчисления в госбюджет в виде портовых сборов и т.д.

Поскольку сделку вели Международная финансовая корпорация IFC из группы Всемирного банка и Европейский банк реконструкции и развития – есть основания ждать прихода новых серьезных инвесторов в реальный сектор украинской экономики.

Одним словом, нельзя сказать, что президент ничего не пытается сделать для подъема национальной экономики. Кое-что у него даже получается или должно получиться через какое-то время.

Другое дело, что без наведения необходимого порядка внутри страны (прекращения "изъятия реинвестированных доходов предприятий и компаний реального сектора ", а также "теневых" и "полутеневых" схем, как с той же "Укрнефтью" и в углепроме) все усилия В.Зеленского по реанимации еле дышащей экономики напоминают попытку наполнить бак водой с помощью дырявого ведра.

На пресс-конференции 20 мая президент анонсировал планы по привлечению в Украину $7 млрд ПИИ в течение 1,5 года.

Это амбициозная, хотя и реалистичная задача: учитывая, что в 2019 г. приток ПИИ был на уровне $2,5 млрд, в 2018 г. - $2,4 млрд.

Но если, как отмечалось выше, эти же ПИИ будут уходить из Украины такими темпами, как в I кв. т.г. – то за 1,5 года отток составит $9,6 млрд.Т.е. уйдет все равно больше, чем придет усилиями В.Зеленского и его команды.

Между тем президенту приходится сталкиваться и с очень серьезным внешним сопротивлением.Ранее он и правительственная команда инициировали принятие мер по поддержке украинского машиностроения.

С этой целью был подготовлен проект постановления Кабмина "Некоторые вопросы реализации пилотного проекта по осуществлению закупок техники отрасли машиностроения", а также законопроект "О внесении изменений в закон о публичных закупках по созданию предпосылок для устойчивого развития и модернизации украинской промышленности".

Документы предусматривают, что при закупках зарубежной техники и оборудования украинскими госкомпаниями либо бюджетными ведомствами часть комплектующих для техники должна производиться в Украине.

Степень локализации определена в 15-30%. Это вполне корректные и умеренные цифры. В других странах показатель нередко находится на уровне 50%.

И подобные требования о локализации есть практически повсеместно. Т.е. ничего революционно нового украинский Кабмин и офис президента не изобрели.Просто наконец-то решились внедрить в Украине общепринятую мировую практику по поддержке национального производителя. И тут же получили ответную реакцию от Евросоюза.

Посол ЕС в Украине Матти Маасикас направил премьеру Денису Шмыгалю письмо и спикеру ВР Дмитрию Разумкову письмо, в котором отмечается, что указанные инициативы противоречат обязательствам Украины в рамках ассоциации с ЕС и нарушают требования ВТО по доступу к госзакупкам. Текст письма появился в СМИ 4 июля.

М.Маасикас в завуалированных выражениях, но достаточно четко предупредил: если эти документы будут приняты, ЕС ужесточит доступ украинских товаров на свой рынок (при том, что свободного доступа и так нет, все в рамках мизерных квот) и свернет кредитование украинских проектов – в частности, через Европейский инвестиционный банк.

Позиция ЕС в данном случае предельно понятна: он хочет получить максимальную прибыль для своих компаний от поставок в Украину и не готов делиться частью этой прибыли с украинскими партнерами.

Тот факт, что при этом ЕС является политическим союзником Украины, никак не влияет на его позицию в торгово-экономических вопросах. И это тоже обычная практика.

К примеру, ЕС и США тоже являются политическими союзниками – что не мешает им вести торговые войны, защищая свои рынки и своих производителей.

Другое дело, что в случае ЕС и США экономическая мощь оппонентов находится на сопоставимом уровне.

А если украинская экономика зависит от зарубежных кредитов, т.ч. европейских – то да, должнику как-то сложно доказать своему кредитору, что он не прав.

Может ли В.Зеленский в таких условиях справиться с внешним давлением – станет ясно ближе к осени. Но в любом случае он значительно упростил бы свою задачу, разобравшись сначала с "дырявым ведром".

Виталий Крымов, "ОстроВ"



Новости партнеров