вверх
Суббота
17 Августа

Украина и дефолт: объявить нельзя платить

05.06.2019 09:37
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 569908

Громадные выплаты по внешним займам в этом году тяжело даются Украине. Облегчить их предполагалось путем рефинансирования – т.е. за счет новых кредитов, прежде всего от Международного валютного фонда.

Однако политическая неопределенность, связанная с досрочными парламентскими выборами и последующим формированием нового правительства, поставила на паузу кредитную программу МВФ.

Это в свою очередь остановило получение займов от Всемирного банка и Евросоюза.

В сложившейся ситуации совладелец финансово-промышленной группы "Приват" Игорь Коломойский в интервью западным СМИ выразил мнение о целесообразности объявить государственный дефолт – т.е. не возвращать ранее взятые займы МВФ и другим кредиторам.

В свою очередь, премьер Владимир Гройсман заявил о недопустимости такого шага – который, по его словам, «будет иметь тяжкие последствия для населения».

В свою очередь, сторонники дефолта из числа экспертов отмечают, что дефолт государства по долговым обязательствам перед МВФ не является украинским ноу-хау.

Итак, что же на самом деле будет, если на уровне государства не вернуть долг кредитору?

В "хорошей" компании

Для начала стоит напомнить, что ранее это уже произошло: в 2015 г., когда правительство Украины отказалось возвращать $3 млрд, взятых в долг у Российской Федерации в 2013 г.

РФ пытается добиться взыскания этой суммы и штрафных санкций в британских судах, но пока безуспешно.

Тогда же, в 2015 г., дефолт наступил и по остальным государственным облигационным внешним займам. Обязательства по ним были реструктуризированы: часть долга Украине списали - $3,8 млрд.

А выплату еще $11,6 млрд перенесли с 2015-2023 гг. на 2019-2027 гг. Но тогда Киеву приходилось иметь дело с частными кредиторами – в основном американскими инвестфондами.

Сейчас же речь идет о долгах перед международными финансовыми организациями, а это на порядок серьезнее.

Тем не менее, с 1959 г., т.е. за последние 60 лет, – по подсчетам киевского экономиста Виктора Скаршевского, - 30 стран допустили 34 дефолта по кредитам МВФ.

Более того, 5 стран делали это дважды: Сьерра Леоне, Замбия, Гондурас, Конго и Гаити. А Судан, Сомали и Зимбабве до сих пор не вышли из дефолта перед МВФ: с 1984 г., с 1987 г. и с 2001 г.

Т.е. в подавляющем большинстве случаев дефолт не означает отказ государства от долговых обязательств, а всего лишь их отсрочку.

За 1959-2019 гг. между объявлением дефолта и возвратом долга проходило в среднем 6 лет. Хотя есть и рекордсмены. Так, Ираку для расчетов с МВФ понадобилось 14 лет, Камбодже – 19 лет, Либерии – 23 года.

Но здесь речь идет о странах, становится в один ряд с которыми, наверное, не хотелось бы никому в Украине. А из более-менее развитых стран дефолты перед МВФ объявляли Аргентина и Греция.

Причем у Греции самый "свежий" дефолт: был объявлен в 2015 г. Аргентина же имеет самый большой долг перед МВФ. По сравнению с ней у Украины еще не все так безнадежно. И тем не менее.

Кредиты МВФ: кому и зачем?

Для начала стоит разобраться, для чего, собственно, нужны кредиты МВФ.

Если коротко, то - не нужны. Но при одном условии: у страны достаточно сильная экономика.

Тогда она может занимать деньги не у МВФ, а у частных инвесторов путем выпуска и продажи облигаций внешнего госзайма (ОВГЗ). Под небольшой процент.

Например, Испания в 2010 г. разместила ОВГЗ на 3,5 млрд под 3,657%. Российская Федерация в марте этого года смогла разместить ОВГЗ на $3 млрд под 5,1%.

Если же экономика слабая, то такие займы обходятся очень дорого. Так, в октябре 2018 г. правительство Украины заняло $2 млрд под 9%. т.е. почти в 2 раза дороже, чем РФ.

При этом надо понимать, что займы под 7-9% годовых в долларе – гарантированный путь к банкротству страны.

Чтобы комфортно обслуживать долг с такими условиями (т.е. своевременно и в полном объеме выплачивать процентный доход держателям облигаций), рост национальной экономики должен быть порядка 10%. В Украине он не дотягивает до 3%.

А имея кредитную программу с МВФ, страна может занимать у частных инвесторов под более низкие проценты – вот и весь смысл сотрудничества с Фондом.

Кроме того, программа с МВФ открывает возможность получать кредиты под небольшой процент от Всемирного банка и Евросоюза. И как раз кредиты ВБ могут идти на финансирование инвестиционных проектов внутри страны.

Например, в мае 2014 г. власти Украины смогли получить кредит на $1,5 млрд под 0,9%. Сравнив это с условиями октябрьского займа (ОВГЗ) 2018 г., получим обслуживание долга на условиях ВБ – $13,5 млн в год, а обслуживание ОВГЗ $135 млн в год.

Если взять 5 лет, т.е. весь период действия займа ОВГЗ и кредита ВБ, то получим $67,5 млн и $675 млн. Итого, цена "жизни без МВФ" - порядка 600 млн переплаты.

И это только по одному отдельно взятому займу. А он в течение года делается не один и не два раза.

Тогда возникает следующий вопрос: а зачем стране вообще брать кредиты, если так тяжело их отдавать?

Снова-таки, в них нет никакой необходимости. Но это если страна имеет позитивный внешнеторговый баланс.

А Украина уже много лет находится в минусе. Например, по итогам 2018 г. Украина продала зарубежным покупателям своей продукции на $47,3 млрд, а сама купила у них – на $56,9 млрд.

Итого, получаем - минус $9,6 млрд, которые ушли из страны, из ее экономики. Вот как раз для восполнения этого оттока и нужны внешние валютные займы.

Из диаграммы следует, что только 2 года из предыдущих 5 Украине удавалось сводить внешнеторговый баланс с плюсом. Это 2014-2015 гг.

Напомним, в 2014 г. курс гривны обвалился с $/8 грн. до $/16 грн., т.е. в 2 раза, а в 2015 г. – с $/16 грн. до $/24 грн.,- еще в 1,5 раза.

Вот за счет этой девальвации национальной денежной единицы и удалось решить проблему с нехваткой валюты. В результате резко подорожали сначала импортные товары, а потом и все остальные.

При этом зарплаты у подавляющего большинства населения стались на прежнем уровне – т.е. все мы резко обеднели. Точнее, почти все.

Обнищание в 2014-2015 гг. не коснулось небольшой прослойки олигархов, политиков, коррумпированных чиновников и топ-менеджеров крупных компаний и предприятий.

А как туго тогда пришлось всем остальным – каждый может вспомнить по собственному опыту.

Падение покупательной способности в свою очередь привело к охлаждению экономики и ее падению. Это видно из графика валового внутреннего продукта Украины.

Итак, глубокое падение имело место как раз в 2014-2015 гг. – когда внешнеторговый баланс впервые за несколько лет вышел в плюс. Т.е. за такую валютную регулировку населению пришлось дорого заплатить.

Вспомним, как это было: остановка предприятий, неоплачиваемые отпуска, неполная рабочая неделя с соответствующим снижением зарплаты – все это в 2014-2015 гг. Украина проходила.

Тогда же наблюдался самый стремительный рост цен, даже по официальным данным Госстата.

Итак, теперь очень легко ответить на вопрос, что же произойдет в случае отказа платить МВФ по ранее взятым кредитам. Разумеется, Фонд прекратит давать новые займы.

Тогда надо их брать под безумные проценты на внешних рынках капитала. Но и это вряд ли удастся сделать: вот вы бы заняли денег знакомому – зная, что он не отдал предыдущий долг другим людям?

А если новых займов не будет, то выход один: новая девальвация гривны. И все, что она за собой влечет: рост цен на все товары, падение доходов населения и новый тяжкий удар по экономике.

Собственно, это происходило и в Аргентине, и в Греции – когда там объявлялся дефолт перед МВФ. Это ждет и Украину – если инициатива И.Коломойского все же получит поддержку нового руководства страны.

Искусство жить без долгов

Почему Украина постоянно торгует себе в минус, "ОстроВ" подробно рассказывал ранее. Однако помимо кредитов есть и другой способ пополнения валютных запасов страны – без займов и кредитов.

Это привлечение прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в собственную экономику. Это гораздо более предпочтительный вариант: ведь кредиты и займы потом надо возвращать с процентами, а инвестиции мало того, что остаются в стране, так еще и способствуют ее экономическому росту.

Но с инвестициями у нас все так же плохо, как и с внешней торговлей. Согласно свежим данным Госсстата, по итогам I кв. в экономику Украины их поступило $587,6 млн.

За этот же период отток ПИИ составил $496,5 млн. Итого реально в стране осталось только скромных $91,1 млн. Этих денег явно недостаточно для покрытия оттока валюты по внешнеторговому балансу.

И при этом следует понимать, что иностранными эти инвестиции могут считаться только отчасти. В основном это деньги, которые олигархи выводят в оффшоры для уклонения от уплаты налогов – а затем возвращают обратно для поддержания текущей работы своих украинских предприятий и компаний.

Если же говорить о реальных ПИИ в экономику, то характерным примером можно считать историю с чешской Skoda Auto, дочерней компанией немецкого автоконцерна Volkswagen AG.

В конце марта т.г. Skoda Auto отказалась от строительства автозавода полного цикла в Украине стоимостью €1,4 млрд.

Как пояснили в компании, правительство Украины во главе с Владимиром Гройсманом за 2 года не смогло предложить условий, которые заинтересовали бы Skoda Auto как потенциального инвестора.

"К сожалению, Украина не выдержала конкуренции в борьбе за крупного инвестора. Можно сказать, что она даже не вступала в борьбу за €1,4 млрд инвестиций, 5 тыс. новых рабочих мест и возможность производства 300 тыс. автомобилей в год с уровнем экспорта €4,5 млрд", - говорилось в заявлении компании по этому поводу.

Теперь еще раз обратимся к данным внешнеторгового баланса Украины, где мы имеем минус $9,6 млрд по итогам 2018 г.

Т.е. даже несмотря на вопиющую ситуацию в нефтеперерабатывающей промышленности, во многом формирующую негативное сальдо, за счет одного только запуска крупного автозавода, работающего на европейский рынок, Украина могла бы резко нарастить экспорт и в 2 раза уменьшить дыру в своем платежном балансе.

Иными словами, в 2 раза сократив годовой отток валюты из экономики по торговым операциям, страна также в 2 раза уменьшила бы потребность во внешних займах. Но наше правительство, почему-то, упустило такую возможность…

Вот, собственно, и все, что нужно знать о кредитах МВФ.

Теоретически мы вполне могли бы без них обойтись: реанимировав нефтеперерабатывающую промышленность и за счет захода в страну хотя бы одного инвестора уровня Volkswagen AG с серьезным проектом.

А на практике получается полная безысходность. Почему она получается – вопрос риторический.

Виталий Крымов, "ОстроВ" 




Новости партнеров