вверх
Вторник
21 Мая

Приключения угля из "ДНР", или Цена "русского мира" в долларах

29.01.2019 12:22
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 562293

Добыча и экспорт угля остается главным источником собственных доходов руководства так называемых "ДНР" и "ЛНР". Это происходит потому, что соседи Украины продолжают покупать нелегальный уголь с территорий Донецкой и Луганской обл., неподконтрольных официальному Киеву.

Тем самым Турция и Польша, а также ряд других европейских стран, поддерживают существование сепаратистских режимов в Донецке и Луганске - в нарушение международного права и ранее принятых санкций против причастных к российской агрессии на Донбассе. Хуже того, Украина и сама, несмотря на блокаду, судя по всему, не брезгует покупать оккупационный уголек, спонсируя этим агрессора…

"Толерантность" Климкина

Первые сообщения о налаживании продаж угля из ОРДЛО в Турцию и страны ЕС появились в СМИ еще в 2015 г. Этот "бизнес" контролировали тогдашние лидеры сепаратистов Александр Захарченко и Игорь Плотницкий, сейчас он частично перешел в управление представителей группы беглого харьковского зиц-олигарха Сергея Курченко – через компании "Газ-Альянс" и "Внешторгсервис".

Инцидент с сухогрузом "Волго-Балт 214", затонувшим у побережья Турции 7 января, вновь привлек внимание к этой проблеме. Поскольку, как выяснилось, на борту судна, вышедшего из российского порта Азов, находилось 3 тыс. т. угля – предположительно из "ДНР".

Направлялся "Волго-Балт 214" в турецкий порт Самсун под флагом Панамы, владельцем судна официально числится турецкая компания Orbital Ship Management.

Глава МИД Украины Павел Климкин, комментируя ситуацию с затонувшим сухогрузом, был краток и осторожен в выражениях, ограничившись несколькими обтекаемыми фразами.

"Относительно происхождения угля – мы это проверяем. Мы знаем о российских попытках смешивать уголь с оккупированных территорий и российский – и его вывозить, причем не только в Турцию. Мы работаем с нашими партнерами, чтобы сделать соответствующее расследование – и не только об этом", – сказал он.

Но вот прошло уже 3 недели – а МИД и его руководитель хранят молчание относительно итогов проверки – если она вообще проводилась. И это выглядит очень подозрительно.Ведь если это легальный уголь из Ростовской обл., т.е. с российской территории Донбасса – то почему бы не объявить для СМИ: ваша информация не подтвердилась. По крайней мере, не только журналисты, но и все граждане Украины (из кармана которых П.Климкин и его подчиненные получают зарплату) в таком случае смогут убедиться: дипломаты не даром едят свой хлеб, они что-то делают.

Если же это нелегальный уголь из ОРДЛО, то тогда для начала неплохо было бы П.Климкину вызвать посла Турции к себе в МИД и вручить ему официальную ноту протеста по данному поводу.

Ну а если проверка не проводилась, то это может означать только одно: нежелание пустить ход событий по второму сценарию. Хотя П.Климкин на брифинге 9 января и уверял, что это очень принципиальный для Украины вопрос.

"Я говорил с нашими европейскими партнерами, поскольку у нас есть также информация, что были российские попытки вывозить такой миксованный, смешанный уголь и в некоторые европейские страны. С некоторыми другими странами у нас есть обоснованные подозрения, что были попытки вывозить этот уголь не только в Турцию", – признал он.

Обращает внимание, что глава МИД предпочел не называть страны, покупающие уголь у сепаратистов. Хотя, по его словам, речь идет об обоснованных подозрениях.

Странная "толерантность" министра иностранных дел Украины по "очень принципиальному вопросу" вызывает как минимум недоумение – с чего бы это?

Угольный "договорняк"

Позднее с разъяснениями по данному вопросу выступил луганский экс-губернатор, а ныне заместитель министра по вопросам временно неподконтрольных территорий Георгий Тука.

По его словам, сложность в том, что угольный бассейн Донбасса находится не только на территории Украины, но и частично заходит в Ростовскую обл. РФ.

"Поэтому химическим анализом почти невозможно доказать, что уголь, который обозначается как добытый на территории Ростовской области, на самом деле с украинского Донбасса", – пояснил чиновник.

Любопытно, что ранее он утверждал обратное. "Если, например, этот уголь реализуется по документам Кузнецкого угольного бассейна, то это очень легко можно будет исследовать. Если будут выдавать за шахты в Ростове — это уже будет сложнее, но я не думаю, что это невозможно", — заявил Г.Тука в телеэфире "5 канала" в августе 2017 г.

Ранее СМИ сообщали, что основными покупателями нелегального угля из ОРДЛО являются Турция и Испания, далее по убывающей идут Италия, Польша, Болгария и Румыния.

Стоит отметить, что в Италии покупателем назывался не кто-нибудь, а Unicoal SPA, входящая в госкомпанию ENI, один из крупнейших энергоконцернов Европы.

Небольшие объемы поступали в Грецию, Грузию, Молдову и даже в Марокко. Допустим, в случае с ними действительно можно ограничиться неофициальным разговором на уровне министров, сделав им "китайское предупреждение".

Однако поставки в Италию и особенно в Турцию носят системный характер и требуют жесткого реагирования. Почему же его до сих пор не последовало?

Министерство энергетики и угольной промышленности Украины лишь в июне 2017 г. обратилось в МИД с письмом, предложив через украинские посольства предупредить 8 стран о риске нелегальных угольных поставок из ОРДЛО.

Речь шла о Турции, Нидерландах, Испании, Молдове, Болгарии, Бельгии, Польше и Румынии. Украинским дипломатам поручили проинформировать об этом местные порты, таможни, существующих и потенциальных покупателей.

Однако проинформировать – лишь первый шаг. А что делать, если полученная информация игнорируется – как, например, в случае с Турцией? Почему нет дальнейшей реакции?

Может быть, есть какие-то высокие политические соображения, заставляющие в чем-то пожертвовать национальными интересами, чтобы затем достичь гораздо большего?

Например, известно, что Украина несколько лет ведет переговоры с Турцией о зоне свободной торговли и сейчас процесс на финишной прямой.

Поэтому сразу напрашивается предположение, что в Киеве не хотят поднимать вопрос о турецких закупках угля из ОРДЛО, дабы не обострять отношения и не срывать подписание соглашения с важным торговым партнером Украины.

Но, как сообщают СМИ со ссылкой на дипломатические источники, документ готовится в целом невыгодный для Украины.

В частности, сохраняются пошлины на ввоз украинской сельскохозяйственной и стальной продукции. А это те позиции, по которым украинские производители конкурентны на турецком рынке. Это те сектора, за счет которых Украина могла бы значительно улучшить свой отрицательный внешнеторговый баланс.

Но… по данным все тех же источников, на государственном уровне решено пойти на определенные уступки Турции ради сохранения ее поддержки крымско-татарского движения, непризнания аннексии Крыма и в благодарность за содействие в получение томоса для Православной церкви Украины.

В таком случае получается, что ради этих вопросов руководство страны готово закрыть глаза на косвенную поддержку сепаратистов в Донецке и Луганске турецкими энергетическими компаниями.

Вряд ли такой подход можно назвать отвечающим национальным интересам и оправданным с точки зрения дипломатической стратегии.

Зато тогда сразу получает объяснение упомянутая выше "толерантность" главы украинского МИДа как при реакции на инцидент с сухогрузом "Волго-Балт 214", так и в целом на проблему: угольную контрабанду из ОРДЛО сделали частью цепочки негласных политико-экономических договоренностей.

Есть и еще один деликатный нюанс, не позволяющий украинским дипломатам повышать голос в разговорах об этой проблеме с европейскими партнерами.

Как неоднократно отмечалось в материалах журналистских расследований, украинские энергокомпании сами закупали нелегальный уголь с неподконтрольных территорий Донбасса.

Он завозился под видом российского и южно-африканского, в основном на электростанции, входящие в госкомпанию ПАО "Центрэнерго". Также имели место поставки угольной продукции вообще без какой-либо сопроводительной документации. Здесь, пожалуй, стоит напомнить, что именно нынешний министр  энергетики и угля Игорь Насалик, в  бытность еще депутатом от БПП ездил в оккупированный Донецк, где проводил переговоры с "министром доходов и сборов ДНР" "Ташкентом о поставках угля. То есть, связи и каналы коммуникации  для нелегальных поставок у украинских властей точно были.

Европейские партнеры прекрасно об этом знают и при случае всегда могут спросить того же П.Климкина: "А почему тогда вы сами занимаетесь поддержкой сепаратистов?". И крыть в ответ главе украинского МИДа, что называется, нечем.

По итогам 2018 г. украинские потребители по документам закупили в России угля на $1,824 млрд.

Остается лишь предполагать, какая часть этих денег осела в Донецке и Луганске в карманах и на счетах предводителей местных "борцов за независимость".

Доходный бизнес

СМИ сообщали о небольших выявленных партиях угля из "ДНР"-"ЛНР". К примеру, за 2017 г. объем продаж в Турцию оценивался в 340 тыс. т., в Испанию – в 200 тыс. т., в Украину – 75 тыс. т., в Италию –61 тыс. т., в Польшу – 32 тыс. т., в Румынию – 30 тыс. т., в Болгарию – 26 тыс. т.

Эти данные получены на основе изучения российских таможенных деклараций. Но, как уже отмечалось, нередко поставки идут вообще без каких-либо документов.

В материалах одного из расследований говорится о документально зафиксированном экспорте из ОРДЛО 1,3 млн т. угля за 2015 г.

При этом сами авторы отмечают, что реальная цифра с учетом контрабанды в несколько раз выше. Попробуем оценить ее масштаб расчетным методом.

За январь-ноябрь в целом по "ДНР" показатель угледобычи был 7,362 млн т., если доверять данным сепаратистов. В таком случае по итогам года можно ожидать 7,8-7,9 млн т.

Сейчас там работают «госкомпании»: "Торезантрацит", "Макеевуголь", Донецкая угольная энергетическая компания (ДУЭК), шахта "Комсомолец Донбасса", шахта им.Засядько и шахтоуправление "Донбасс".

Лидерами по объемам производства являются "Торезантрацит", "Комсомолец Донбасса" и "Макеевуголь".

Добыча у макеевского объединения в последние годы стабилизировалась на отметке 1 млн т. – хотя довоенные объемы уверенно превышали 2 млн т.

По итогам 2018 г. шахтеры "Макеевугля" отчитались о добыче 1,1 млн т., "Торезантрацит" за 11 мес. сообщил о 2,054 млн т., ДУЭК за 2017 г. – 800 тыс. т., шахта им.Засядько за 8 мес. 2018 г. – 471 тыс. т., ш/у "Донбасс" на протяжении нескольких мес. отчитывалось о добыче 53,7 тыс. т., "Комсомолец Донбасса" – 141-155 тыс. т.

В таком случае получаем, что добыча 7,8-8,0 млн т. в "ДНР" – вполне корректный показатель. Тем более, что на отдельных шахтах в прошлом году вводились в эксплуатацию новые лавы.

В ОРЛО работает "Луганскуголь", переименованное сепаратистами в "Центруголь". Это объединение считается "государственным республиканским предприятием" и контролируется самопровозглашенными властями "ЛНР".

"Луганскуголь" по итогам 2018 г. отчитался о добыче 1 млн т., удвоив показатель по сравнению с 2017 г. за счет ввода новых лав – главным образом на шахте "Белореченская".

Объединения "Красндонуголь", "Ровенькиантрацит" и "Свердловантрацит", до 2017 г. принадлежавшие Ринату Ахметову, теперь переданы на откуп "Внешторгсервису" С.Курченко.

Суммарно эти объединения за 2018 добыли порядка 7-7,3 млн т., в т.ч. "Краснодонуголь" 1,5-1,8 млн т. Таким образом, в целом по "ЛНР" показатель порядка 8 млн т. и суммарно по ОРДЛО – 15-16 млн т.

Теперь по потреблению. Основные потребители коксующегося угля – Ясиновский, Макеевский, Енакиевский и Алчевский коксохимзаводы. Все они находятся "под Курченко", т.е. переданы в управление "Внешторгсервиса".

Действует эта компания специфически: к примеру, с работниками рассчитываются наличными, которые привозят на предприятия в мешках, без каких-либо проводок по банковским счетам.

Неудивительно, что и официальных сведений о производстве на этих заводах тоже нет. Ранее сообщалось, что за 5 мес. 2017 г. МКХЗ произвел 127 тыс. т. кокса, ЯКХЗ – 108 тыс. т., ЕКХЗ – 68 тыс. т.

В таком случае при условии бесперебойной работы указанных предприятий их годовое производство в 2017 г. составило соответственно 305 тыс. т., 259 тыс. т., 163 тыс. т., или 727 тыс. т. суммарно.

Возьмем в расчет сообщение "министерства экономического развития ДНР" о росте производства кокса за 2018 г. в 2,2 раза в денежном выражении.

Учтем расчет рост цен на кокс украинского производства в 2018 г. до $264/т против $219/т. в 2017 г., т.е. на 20,5% и получим прирост производства в натуральном выражении до 1,3 млн т.

Такой показатель выглядит близким к действительности с учетом общего полуобморочного состояния промышленности в "республиках".

Информация об экспорте кокса из ОРДЛО отсутствует, данные объемы поглощаются Алчевским металлургическим комбинатом и Енакиевским металлургическим заводом.

АМК с декабря 2017 г. по декабрь 2018 г. произвел 1,5 млн т. стали и проката. Этот объем требует 800-850 тыс. т. кокса и 1,04-1,105 млн т. угля.

Это означает, что ЕМЗ забрал оставшиеся в "ДНР" 400-500 тыс. т. кокса – поскольку "Алчевсккокс" продолжает простаивать, и поставки данного сырья возможны только из ОРДО.

Суммарно такое производство кокса обеспечивает потребление порядка 1,7 млн т. коксующегося угля – т.е. весь нынешний объем добычи "Краснодонугля" и шахты им.Засядько.

Объемы "Макеевугля", которое также добывает уголь марки "К", остаются невостребованными для внутреннего потребления в "республиках".

Конечно, совсем не обязательно на подконтрольные сепаратистам коксохимзаводы отправлять всю продукцию "Краснодонугля", а с "Макеевугля" все гнать на экспорт – скорее, используется смешанная схема поставок.Тем не менее, получается, что примерно 1,1 млн т. коксующегося угля за год вывозится за рубеж.

Теперь по энергетическому углю.

Здесь основной потребитель – Старобешевская тепловая электростанция, использующая энергетический уголь марки "АШ" и "Т".

При работе на полную мощность ее энергоблоки за год сжигают 1,4 млн т. угля. Есть еще Зуевская ТЭС, способная использовать 860 тыс. т.

Остальной энергетический уголь идет бытовым потребителям, но им много не надо – с учетом того, что ОРДЛО успели покинуть несколько миллионов вынужденных переселенцев.

По данным самопровозглашенных властей, в "ДНР" на 2018 г. требовалось 173 тыс. т. угля для льготных категорий населения, в "ЛНР" – 33 тыс. т.

Получаем, что для промышленных нужд в ОРДЛО используется порядка 4 млн т. угля в год, и еще 1-2 млн т. – бытовыми потребителями. Итого до 6 млн т.

Таким образом, ежегодный нелегальный экспорт угля с неподконтрольных территорий приближается к отметке 10 млн т. в год.

Это гораздо больше, чем данные российских аналитиков, сообщавших об 1,5-2 млн т. незаконных угольных поставок из украинского Донбасса в 2017-2018 гг.

Они, по всей видимости, также оперируют цифрами официальной таможенной статистики – тогда как большая часть угля идет контрабандой, без документального оформления.

И это означает неплохие доходы для тех, кто дорвался до власти в Донецке и Луганске на теме "независимости Донбасса" – с учетом роста мировых цен на энергетический уголь с $42 до $100/т. за последние 2 года.

Впрочем, из-за нелегального происхождения добытый в ОРДЛО уголь тамошние "хозяева жизни" вынуждены отдавать зарубежным трейдерам по $22/т., по данным журналистских расследований.

Но даже в таком случае годовая выручка составляет $220 млн – неплохой стимул, чтобы до последнего цепляться за идеи "русского мира".

Позор или санкции?

Основным каналом сбыта являются российские порты на Азовском море, железнодорожные поставки в ЕС через Беларусь не очень выгодны с точки зрения логистики – доставка морем гораздо предпочтительнее.

Косвенно это подтверждается данными официальной российской статистики.

Например, ростовский порт в довоенном 2012 г. обеспечил перевалку на экспорт 1,21 млн т. угля, а в 2018 г. – уже 2,1 млн т. В 2017 г. было еще больше: 2,33 млн т.

Через порт "Азов" в 2012 г. на экспорт пошло 810 тыс. т. угля, в 2018 г. – 1,3 млн т., через таганрогский порт прирост с 650 тыс. до 753 тыс. т. в 2017 г. (в 2018 г. показатель снизился до 625 тыс. т.).

При этом через азовские порты экспортируется только уголь украинского или российского Донбасса. Поставки сибирского и дальневосточного угля идут через тихоокеанские порты, а через балтийские – северного и сибирского.

Еще в 2012 г. ростовский губернатор Василий Голубев жаловался на убыточность местного углепрома, суммарно дававшего порядка 3,6-3,8 млн т. в год. А уже по итогам 2017 г. , то есть, после "национализации" в ЛДНР область отчитывалась об увеличении угледобычи на 37%, до 5,8 млн т. – при том, что в целом по России прирост был всего на 4%.

Откуда взялся такой стремительный взлет, что произошло? Совершенно очевидно, что увеличение показателя получено за счет угля, вывозимого из ОРДЛО и продаваемого уже под видом российского.

Ранее министр по вопросам неподконтрольных территорий и перемещенных лиц Вадим Черныш в интервью СМИ отмечал, что есть 3 способа пресечь угольную контрабанду с НКТ.

Это украинские и международные экономические санкции, уголовные преследования со стороны украинского правосудия и практика обнародования компаний и лиц, причастных к контрабанде.

"Это так называемый механизм name and shame - когда имена людей и названия фирм, привлеченных к схемам, объявляются публично. В международном сообществе это формирует их соответствующую репутацию и затем больно бьет по бизнесу", - пояснял глава МинВОТ в январе т.г.

Но пока нет ни того, ни другого, ни третьего. Как уже отмечалось, это связано с тем, что украинская сторона сама не безупречна в данном вопросе.

И самопровозглашенные власти "ЛНР"-"ДНР" продолжают обогащаться, пользуясь беспринципностью украинского руководства.

Виталий Крымов, "ОстроВ"