вверх
Пятница
19 Июля

Экономические итоги 2018: Гороскопы не солгали

28.12.2018 15:34
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 561048

Уходящий год не принес Украине реальных изменений к лучшему в экономической сфере – хотя для этого и были предпосылки.

Поэтому можно скептически относиться к астрологии, но тем не менее, факт остается фактом: по восточному календарю 2018 г. – год Желтой Собаки, а это животное не любит перемен и считается символом постоянства.

Так и Украина: хоть и пыталась шагнуть в светлое будущее, но в итоге осталась там же, где и была. А постоянство может быть как со знаком "+", так и с "-".

Финансовый позитив

К положительным факторам можно отнести стабильность гривны: в 2018-й страна вошла на отметке $/28,3 грн., а по состоянию на конец декабря курс оставался в пределах $/27,95 грн.

Поэтому и рост цен на все группы товаров и услуг тоже был вполне умеренным – не галопирующим, как в 2014-2015 гг.

Примерно на одном уровне держался и госдолг: на 1 января это было 2 141 674,4 млн грн., на 1 ноября – 2 093 075,5 млн грн. в эквиваленте.

Позитивной оставалась динамика экономики в целом: по итогам 2017 г. валовой внутренний продукт (ВВП) увеличился на 2,5%, годом ранее – 2,4%.

По промышленности тоже есть изменения к лучшему: если за 2017 г. промпроизводство в Украине снизилось на 0,1%, то за январь-октябрь т.г. – повысилось на 1,8%.

Однако сдвиги слишком мизерны, чтобы считать их серьезными достижениями. Это был вынужден признать и сам президент Петр Порошенко, выступая 20 сентября в Верховной Раде с ежегодным посланием.

"Мы выстояли и возобновили рост. Однако, большинство украинцев пока не почувствовали улучшения благосостояния, а уровень жизни восстанавливается медленно и неравномерно и по регионам, и социальным, и по возрастным группам", - сказал он.

Аналогичные тезисы озвучивал и премьер Владимир Гройсман – уточняя, что требуется ежегодный рост ВВП на 5%, чтобы население ощутило изменения к лучшему.

Пока же, как свидетельствуют декабрьские данные Национального банка Украины, реальные располагаемые доходы населения составляют только 82% от уровня докризисного 2013 г.

Тем временем стабильность вернулась в банковский сектор. Напомним, на 31 декабря 2013 г. в стране работало 179 банков, но в течение 2014 г. их число сократилось до 157, т.е. закрылось 22 банка.

Потом в 2015 г. их осталось 113, "лопнули" сразу 44 банков, после чего процесс пошел на спад: в 2016 г. закрылись 14 банков, осталось 99, в 2017 г. – еще 15, осталось 84.

За 2018 г. закрылось только 3 банка, на конец декабря их в Украине насчитывалось всего 80.

Говорить об окончательном завершении "банкопада" пока преждевременно: вслед за ВТБ Банком уйдет и БМ Банк, соответствующее решение летом т.г уже принято его российскими акционерами.

Кроме того, остаются вопросы по дальнейшей работе Сбербанка и Проминвестбанка, на них "ОстроВ" подробно останавливался ранее.

Тем не менее, банковская "чистка" которая сопровождалась переделом собственности, практически завершена.

Вкратце об ее итогах: "на руках" у Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ), управляющего ликвидацией обанкротившихся банков, осталось на 19,6 млрд грн. недвижимости, которую он не может продать в виду отсутствия платежеспособного спроса.

Государство в лице Нацбанка и Минфина заплатило из кармана граждан-налогоплательщиков $4,5 млрд в качестве докапитализации и выплат вкладчикам проблемных банков – несмотря на это, часть из них потом все равно пошла на ликвидацию.

По текущему курсу это 126 млрд грн. и это без учета Приватбанка – туда "влили" 155,4 млрд грн. бюджетных денег.

Теперь о том, почему понадобились "вливания": по свежим подсчетам ФГВФЛ, из "лопнувших" в 2014-2017 гг. банков их бывшие владельцы и топ-менеджеры украли 607,5 млрд грн.

А это, между прочим, треть всего украинского госдолга. Причем реального наказания никто не понес и возвратить удалось менее 1% от похищенного.

Вряд ли все это можно считать позитивом, но позитив в другом – что все это наконец-то закончилось.

В строю остались банки, чьи владельцы рассматривают их как легальный бизнес-проект, а не "пирамиду" по типу печально известных "МММ" и проч.

Это подтверждается и тем фактом, что по итогам I полугодия т.г. адекватность регулятивного капитала в целом по банковской системе Украины составила 16,39% при нормативе 10%.

На этом список позитивов, увы, заканчивается. Далее следует стабильный негатив.

"Реформенный" негатив

Под лозунгами реформ продолжался необоснованный рост тарифов ЖКХ – которые, несмотря на постоянные повышения, все никак не выйдут на "рыночный" уровень.

По крайней мере, в этом сограждан уверяет руководство страны. А олигархи тем временем продолжали "доить" Украину и ее граждан в уходящем году.

Ринат Ахметов и его компания ДТЭК зарабатывали на формуле "Роттердам+", по которой уголь украинской добычи в тарифе на производство электроэнергии считается по цене импортного, купленного на бирже в Роттердаме и привезенного оттуда морем и по железной дороге.

Как результат – рост операционной прибыли ДТЭКа за январь-сентябрь т.г. - 28% к тому же периоду 2017 г., до 19 млрд грн., а в сравнении с январем-сентябрем 2016 г. – и вовсе в 2,6 раза.В комментарии компании говорится, что финансовые результаты ДТЭК в 2018 г. улучшились в т.ч. благодаря росту мировых биржевых котировок на уголь.

Действительно, цена угля за последние 2 года на мировом рынке выросла в 2,5 раза – с $42 до $100/т. Хотя, конечно же, затраты компании Р.Ахметова на угледобычу в Украине не увеличились в 2,5 раза.

Такую вот "реформу" провела в мае 2016 г. Национальная комиссия регулирования энергетики и коммунальных услуг, подконтрольная президенту Петру Порошенко.

Затем в августе т.г. НКРЭКУ продлила действие "Роттердам+" до июля 2019 г. Дальнейшая пролонгация представляется весьма вероятной в случае сохранения нынешней конфигурации власти после выборов, намеченных на март 2019 г.

Ведь и полноценный рынок газа нынешние власти Украины обещали кредиторам запустить еще в 2015 г. – и где он? Поэтому нет оснований думать, что с рынком электроэнергии будет как-то иначе.

Игорь Коломойский по-прежнему не платил в полном объеме ренту за недропользование – в результате чего налоговый долг подконтрольной ему госкомпании "Укрнефть" вырос до 27,9 млрд грн. по сравнению с 11,8 млрд грн. в 2017 г.

Президент П.Порошенко и премьер В.Гройсман делают вид, что не замечают этого – не забывая по телевизору объяснять украинцам, что у правительства нет средств для повышения зарплат и пенсий, потому что бюджетные деньги идут на выплату внешних долгов, которые набрали предшественники.

Облгазы Дмитрия Фирташа, объединенные в "Региональную газовую компанию", в 2018 г. продолжали по своему усмотрению считать объемы газа, использованные населением – и требовать от государства соответствующую оплату начислений по субсидиям. А это миллиарды гривен за один отопительный сезон.

При этом реформа газового рынка, предусматривающая переход на электронный учет госкомпанией ПАО "Укртрансгаз" объемов потребления облгазами – в очередной раз благополучно отложена, теперь уже на 2019 г.

Долларовый миллиардер Юрий Косюк в 2018 г. по-прежнему не стеснялся получать сотни миллионов гривен из госбюджета в качестве господдержки сельхозпроизводства – хотя изначально предполагалось, что претендовать на такие дотации могут только мелкие фермерские хозяйства.

Неудивительно, что правительству в лице министерства финансов для выплат по государственным обязательствам приходилось опять делать новые займы: т.е. отдавать старые долги за счет новых. Поэтому и уровень госдолга почти не изменился.

"Медовые" победы

Одним из наиболее значимых достижений-2018 стал подъем Украины с 76-го на 71-е место в рейтинге Doing Business, который ежегодно составляет Всемирный банк.

Годом ранее тоже был неплохой прогресс: с 80 на 76 место. Президент, премьер, представители Минэкономторга и Нацбанка не упускают случая напомнить об этих сдвигах, указывающих на улучшение бизнес-климата в стране.

Вот только… Предыдущий министр-"реформатор" Айварас Абромавичус утверждал со ссылкой на оценки Всемирного банка, что подъем на 1 строчку в рейтинге Doing Business означает дополнительный приток $600 млн прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в страну.Вслед за ним этот тезис подхватили и другие высокопоставленные чиновники. Теперь считаем. По итогам 2013 г. Украина была на 112 месте в рейтинге ВБ.

Получаем, что за 4 года она должна дополнительно получить $24,6 млрд прямых иностранных инвестиций, в т.ч. за прошедший год – $3 млрд.

Открываем статистику Национального банка Украины. Прямые иностранные инвестиции в млн $:

2013

2014

 2015

 2016

2017

2018, 6 мес.

4499

410

2961

3284

 2202

  1121

Итого получаем 8,857 млрд. Если посчитать итоги т.г. исходя из имеющихся данных за январь-июнь, умножив их на 2, получим за 5 лет $11,099 млрд.

Т.е. примерно в 2 раза меньше, чем нам обещали, причем "дополнительных" инвестиций.

А здесь еще надо учитывать докапитализацию украинских филиалов зарубежных банков: эти перечисления тоже считаются как ПИИ, но это не инвестиции в реальный сектор экономики, которые нужны больше всего и которые как раз должен стимулировать подъем в рейтинге ВБ.

Итого за годы "реформ" имеем вроде бы как впечатляющий прорыв в плане упрощения условий ведения бизнеса, защиты инвестиций, улучшения администрирования налогообложения и т.д.

А коэффициент полезного действия от этого прорыва фактически нулевой, если сравнить с притоком ПИИ в предыдущий период.

 2005

 2006

 2007

 2008

 2009

 2010

 2011

 2012

 7808

 5604

 9891

 10913

 4816

 6495

 7207

 8401

Т.е. даже в провальный кризисный 2009 г. объем ПИИ был в 1,5 раза выше, чем сейчас. Не говоря уже о более успешных годах – когда бизнес-климат в стране был хуже некуда, согласно рейтингу Doing Business.

Теперь остается сложить 2+2 и прийти к нехитрому выводу, что приток инвестиций не связан с местом в рейтинге Всемирного банка и зависит от совсем других факторов.

И ладно, если бы точка зрения о взаимосвязи притока инвестиций и бизнес-климата была ошибочным мнением одного чиновника, пусть и высокопоставленного. Но А.Абромавичус уже давно не министр экономики Украины, а его мантру о необходимости улучшать позиции в Doing Business продолжают повторять нынешний глава Минэкономторга Степан Кубив, премьер Владимир Гройсман и президент.

Так, комментируя подъем Украины на 71 место в рейтинге, П.Порошенко в январе т.г. заявил, что теперь цель – войти в топ-50 Doing Business.

Подобные заявления свидетельствуют либо о ложных ориентирах у руководства страны, либо о сознательном игнорировании того простого факта, что приток инвестиций стимулируется прежде всего платежеспособным спросом населения. Но для этого его, население, нужно перестать грабить за счет "рыночных" тарифов на газ, электроэнергию и услуги ЖКХ.

В связи с этим вспоминается известный герой мультфильмов, которого удивляла странная природа меда: "Мед - если есть, то его сразу нет!". Так и с подъемом Украины в рейтинге ВБ: успехи вроде есть, но при этом их нет.

Тоже самое относится и к судебным разбирательствам с Российской Федерацией. По этой части Украина может однозначно записать уходящий год себе в плюс.

Сначала 28 февраля стокгольмский арбитраж удовлетворил требования НАК "Нефтегаз Украины" о компенсации российским госконцерном "Газпром" снижения объемов транзита. И теперь по результатам двух арбитражных производств в Стокгольме "Газпром" должен выплатить "Нефтегазу" $2,56 млрд долл.

Россияне пытались оспорить это решение в апелляционном суде шведского округа Свеа – но 13 сентября снова проиграли. Однако по-прежнему не признают решение арбитража и "Нефтегаз" сейчас пытается в судах Великобритании, Швейцарии и Нидерландов добиться принудительного выполнения стокгольмского вердикта путем конфискации зарубежных активов "Газпрома".

Другое дело, что процесс это очень и очень небыстрый. Как деликатно выразилось экспертно-аналитическое агентство Fitch Ratings, "сроки исполнения решения стокгольмского арбитража остаются неясными". Т.е. могут растянуться на много лет.

Так, 13 декабря стало известно о решении федерального суда в Нью-Йорке, по иску "Нефтегаза" обязавшего местную финансовую компанию GLAS Americas LLC раскрыть информацию об активах "Газпрома" в Европе. В материалах иска указывается, что GLAS Americas, вероятно, владеет информацией о местонахождении акций швейцарской компании Nord Stream 2 AG, оператора строящегося российского газопровода "Северный поток-2".

Между тем еще в конце мая исполнительный директор "Нефтегаза" Юрий Витренко утверждал, что швейцарский суд уже арестовал акции Nord Stream 2 AG в обеспечение иска украинской компании. Получается, что топ-менеджер не моргнув глазом солгал миллионам сограждан, за счет которых он вместе с главой правления НАКа Андреем Коболевым выписал себе премии в размере $6 млн и $7,9 млн соответственно.

Этот факт вызвал определенное возмущение у общественности прежде всего самим размером выплат. Но главное здесь, пожалуй, другое: руководители "Нефтегаза" получили бонусы за шкуру неубитого медведя. Процесс охоты на него только идет – а премиальные деньги тот же А.Коболев уже успел перечислить за границу, где у него живут родственники.

Немного иная ситуация с иском Ощадбанка к РФ о взыскании $1,3 млрд с РФ в качестве компенсации за утрату украинским государственным банком своих инвестиций и активов в аннексированном Крыму.

Международный арбитражный коммерческий трибунал в Париже 26 ноября удовлетворил этот иск и россияне точно также отказались выполнять это решение, как и постановление стокгольмского арбитража.

Но если у "Газпрома" в Украине нет имущества, то у РФ как государства – есть. Прежде всего это украинские филиалы госбанков РФ: Сбербанка России и Внешэкономбанка.

Тем не менее, глава правления Ощадбанка Андрей Пышный 18 декабря в комментарии СМИ почему-то начинает рассказывать, что процесс выполнения решения парижского арбитража – дело небыстрое и затянется надолго. Дескать, арбитражный вердикт – это переломный момент в споре, но не завершающий, если говорить о выплате компенсации.

Возможно, подобная неспешность в отношении украинских Сбербанка и Проминвестбанка вызвана тем, что они могут стать разменной монетой в переговорах о продаже липецкой фабрики "Рошен"?

Поэтому снова имеем ту же ситуацию: победа есть, а результатов нет.

Успешным на данный момент можно считать и решение Высокого суда Лондона от 14 сентября, который согласился с доводами украинской стороны о том, что рассмотрение иска РФ о взыскании $1,3 млрд т.н. "долга Януковича" не должно рассматриваться по сокращенной процедуре.

Само разбирательство не закрыто: в 2019 г. оно продолжится в Верховном суде Великобритании и, возможно, вернется в Высокий суд Лондона на повторное рассмотрение.

Таким образом, судебные баталии с РФ в уходящем году были успешными для Украины – но до полной и окончательной победы еще далеко. Как и до выхода экономики на орбиту более высокую, чем была до войны.

Виталий Крымов, "ОстроВ"


Новости партнеров