вверх
Среда
14 Ноября

Осень-2018: неприятности, которые нас ожидают

12.09.2018 12:59
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 554885

Лето позволило всем на время забыть об экономических проблемах. Но от этого они никуда не делись. Итак, с чем же Украина входит в период осеннего всплеска деловой активности (не путать с осенним обострением психзаболеваний).

МВФ и Украина: и снова здравствуйте!

Оказывается, по спирали может развиваться не только всемирная история, но и кредитная. С наступлением осени наиболее актуальным оказался вопрос "даст ли МВФ Украине новый кредит?".

Премьер Владимир Гройсман еще 23 августа предупредил, что невыплата внешних долгов грозит стране дефолтом.

"А это остановка производства, девальвация гривны, инфляция. Нам нужно уберечь людей от этого негатива, поэтому нам и нужны новые заимствования, чтобы вернуть старые", - заявил он, объясняя необходимость нового кредита от МВФ.

Для начала стоит отметить, что та же самая ситуация была и год назад, и два, и три, и четыре.

И это заставляет усомниться в эффективности тех 144 реформ, об успешном проведении которых президент Петр Порошенко заявлял украинцам год назад, 30 августа 2017 г.

В чем "перемога", если через год страна опять стоит с протянутой рукой перед международными кредиторами и, как нас уверяют, без новых займов жизни нет?

Так, министерство финансов в тот же день, 23 августа, опубликовало стратегию управления госдолгом на 2018-2020 гг.

В документе указывается, что дефолт повлечет за собой падение обменного курса до $/36 грн. к концу текущего года (т.г.). Тем самым "пересичных" аккуратно подводят к выводу, что из двух зол следует выбирать меньшее.

Дескать, новый кредит МВФ, главным условием для которого сейчас называется повышение цены газа населению (тянущее за собой рост тарифов на отопление и горячую воду) – это лучше, чем дефолт.

В.Гройсман 25 августа в ходе поездки в Луцк озвучил данный тезис открытым текстом: "Я понимаю, что люди его воспринимают категорически негативно, я и сам его воспринимаю негативно. Но между двумя плохими решениями я выберу то, которое меньше всего будет приносить вред украинским гражданам".

В данном случае глава правительства откровенно слукавил. Поскольку, как уже отмечалось, год назад в начале осени Украина находилась в аналогичной ситуации.

Но тогда МВФ требовал от властей создания антикоррупционного суда и более широких полномочий для НАБУ при проведении следственных действий против топ-чиновников, включая высшее руководство страны.

Пойти на такое гораздо сложнее, чем поднять цену газа "пересичным" – ведь здесь под угрозой оказались личные интересы и будущее в Украине для тех, кто сейчас "у руля". Точнее, "у корыта".

Поэтому тогда новый кредит у МВФ не удалось выпросить. Вместо эго 18 сентября 2017 г. министерство финансов взяло в долг $3 млрд путем размещения облигаций внешнего госзайма.

В принципе, ничего не мешает и сейчас пойти тем же путем. Год назад облигационный займ был распродан среди инвестиционных банков под 7,5% годовых.

Киевский экономист Виктор Скаршевский полагает, что и сейчас вполне можно было бы разместиться на примерно тех же условиях.

Да, это гораздо дороже, чем можно было бы занимать, имея продолжение кредитной программы с МВФ – примерно в 2 раза. Но зато это позволило бы снять столь болезненный для простых граждан вопрос, как новое повышение тарифов ЖКХ.

План "А": затянуть пояса

Тем не менее, как следует из процитированного выше заявления В.Гройсмана, вопрос повышения цены газа (читай: тарифов ЖКХ) для населения можно считать решенным.

Сейчас с представителями МВФ идут консультации только о том, насколько именно в Украине подорожают газ, отопление и горячая вода нынешней осенью.

Разумеется, в связи с этим не стоит обманываться и верить заверениям премьера, что для него "в данном вопросе самое главное - социальная защита граждан".

Данные Государственной службы статистики Украины свидетельствуют, что в январе-июле т.г. субсидии на оплату услуг жилищно-коммунального хозяйства выплачены в сумме 734 млн грн.

Тогда как за тот же период 2017 г. было 3,069 млрд грн. Т.е. выплаты государства малоимущим для компенсации роста тарифов ЖКХ сократились в 4,2 раза к тому же периоду 2017 г.

Только за июль средний размер субсидии на одну семью в Украине уменьшился на 28,8% по сравнению с июлем 2017 г., до 103,9 грн. При этом сами тарифы во многих случаях успели вырасти в 1,5, а то и в 2 раза.

Кроме того, правительство во главе с В.Гройсманом еще в мае ужесточило правила предоставления субсидий ЖКХ. Теперь при расчете для одиноких пенсионеров будут учитываться не только их собственные доходы (пенсии), но и доходы взрослых детей и внуков – даже если те проживают в другом городе.

Хотя, во-первых, далеко не факт, что те помогают своим старикам – даже имея такую возможность. А во-вторых, прожиточный минимум в стране искусственно занижен.На самом деле, чтобы прожить, требуется гораздо больше, чем 1496 грн. в мес., официально утвержденные Кабинетом министров Украины (КМУ).

Поэтому получается, что по расчетам региональных управлений Минсоцполитики, человек способен жить сам и материально помогать престарелым родителям – хотя в реальности его зарплаты едва хватает, чтобы самому едва сводить концы с концами.

Кроме того, уже в конце июля т.г. КМУ "срезал" социальные нормы потребления услуг ЖКХ, в пределах которых назначается субсидия.

В частности, на отопление — с 5,5 до 4,5 м3 газа в мес., на электроэнергию - с 51 кВт-ч. до 30 кВт-ч., по квартплате - с 75 м2 до 49 м2 на одного пенсионера или 62,5 м2 на двоих пенсионеров.

Все это противоречит предыдущим обещаниям В.Гройсмана, данным в конце апреля 2016 г., когда одним из первых его решений после прихода в премьерское кресло стало повышение цены газа для населения в 2 раза, до 6900 грн./1000 м3.

"Конечно, те, кто более благосостоятелен, будут доплачивать полную цену согласно своему потреблению. Тот, кто будет нуждаться в дополнительной социальной защите от государства, ее получит", - заверял тогда новоиспеченный глава правительства.

Кстати, не лишним будет вспомнить еще одно его заявление того же периода. "Это сложное решение, но необходимое для нашего государства – вопрос установления единой цены на газ. Убежден в том, что мы поставим точку и это будет последнее изменение цены на газ в жизни нашего государства. Много лет на этой теме спекулировали – важно, чтобы мы были прозрачными", - сказал премьер на заседании КМУ 27 апреля 2016 г.

Итак, прошло всего лишь 2 года и теперь оказывается, что и повышение не последнее, и спекулировать на газовой "теме" все так же продолжают. Только не совсем понятно, кто спекулирует.

Списать это на "попередников" уже не получается - как с госдолгом, в росте которого В.Гройсман обвиняет бывших премьеров Юлию Тимошенко и Николая Азарова.

И еще один небольшой экскурс в недавнюю историю позволяет вспомнить, что тогда, в 2016 г., нынешний премьер обещал рост украинской газодобычи.

Дескать, ранее госкомпания ПАО "Укргаздобыча" была вынуждена дешево продавать свой ресурс НАК "Нефтегаз Украины". Поэтому у нее не оставалось финансов для инвестиций в развитие: разведку новых месторождений и бурение скважин.Теперь же, после повышения цены газа для населения до 6900 грн./1000 м3, "Укргаздобыча" развернется в полный рост, уверял В.Гройсман.

В подтверждение его слов госкомпания в мае 2016 г. представила т.н. "план 20/20" – программу увеличения добычи с предыдущих 14,5 млрд до 20 млрд м3 в 2020 г.

Правда, по итогам 2016 г. прирост получился более чем скромным, если сравнить с тем объемом финансовых ресурсов, который появился у компании от 2-кратного повышения тарифов: всего на 0,5%, до 14,605 млрд м3.

Далее в 2017 г., было 15,3 млрд м3, в январе-августе т.г. добыто 10,159 млрд м3, на 0,8% больше, чем за тот же прошлогодний период.

Это значит, что и в целом по итогам 2018 г. показатель будет не выше 15,5 млрд м3. Между тем до 2020 г. остается всего ничего и с учетом существующей динамики прироста газодобычи можно с уверенностью говорить о провале "плана 20/20".

Вот почему нет оптимизма и относительно свежих обещаний В.Гройсмана в течение 10 лет снизить долговую нагрузку на Украину до комфортного уровня, который не будет давить на простых граждан.

"Моя стратегическая цель – заложить основы погашения долга в течение следующего десятилетия. Вот задача – вырваться из долговых оков. И мы можем это сделать, экономика начинает восстанавливаться", – заявил премьер 1 сентября, поясняя необходимость продолжения программы с МВФ, подразумевающей рост тарифов ЖКХ для населения.

Обращает внимание, что "вырваться из долговых оков" глава правительства хочет, взяв очередные кредиты – т.е. за счет новых долгов.

Несостоятельность такой "стратегии" очевидна и наталкивает на неутешительный вывод: единственный план властей заключается в дальнейшем затягивании поясов у населения.

Курсом на 30

Украинцы уже начали привыкать к сезонным колебаниям обменного курса: весной и летом он укрепляется по отношению к доллару, а осенью на межбанковском валютном рынке начинается "слалом".

Тем не менее, новости с межбанка по-прежнему воспринимаются почти как сводки из зоны боевых действий. И опять становится актуальным вопрос: до какого уровня упадет гривна в этот раз?

Очевидно, что зловещий минфиновский сценарий "валютного шока" не будет реализован. По крайней мере, в этом году.

И не только потому, что у правительства есть возможность восполнить недостаток валюты за счет нового займа – облигационного или от МВФ.

На самом деле для обменного курса гораздо большее значение имеет ситуация на внешних рынках, на которые поступает украинские экспортные товары. А это в основном зерно, железная руда и сталь.

По зерну благоприятный ценовой прогноз основан на принятом в начале сентября решении правительства Аргентины, одного из ведущих поставщиков на мировой рынок, ввести пошлины на экспорт зерна.

Это означает повышение цены предложения – поскольку за счет дополнительных платежей на таможне аргентинские производители будут продавать свою продукцию дороже. А значит, и остальные могут выставлять близкие к ним цены – более высокие. Либо, если остальные участники рынка решат держать стоимость зерна на существующем уровне – аргентинцы становятся неконкурентными и теряют объемы продаж.

Это означает уменьшение глобального предложения – которое снова-таки толкает вверх мировые цены на зерно. А его у нас предостаточно.

Агентство "УкрАгроКонсалт" прогнозирует в т.г. рост сбора зерновых в Украине до 62 млн т. по сравнению с 61,3 млн т. годом ранее. При этом еще совсем недавно, лет 10 назад, урожай в 50 млн т. и чуть выше считался "космосом".

По руде: здесь "законодателем моды" является Китай как основной потребитель. В середине августа на товарной бирже Далянь она продавалась по $73/т.

На IV кв. контракты на поставку железной руды в Китай продаются по $75/т.

Для сравнения: в 2015 г., когда обменный курс гривны "пробил дно" на отметке $/40 грн., цены на руду в Далянь и порту Циндао находились в пределах $45/т.

И, наконец, стоимость стального проката на мировых рынках удерживается от обвала за счет сокращения производства в Китае, где власти наконец-то озаботились экологической ситуацией.

Кроме того, достаточно сильным остается внутреннее потребление стали в КНР, удерживая местных производителей от выброса излишков продукции на внешние рынки.

Поэтому предпосылки для снижения цен на сталь так же отсутствуют. Так что, теоретически, курс мог бы и далее до конца года держаться на отметке $/26 грн.

Однако в обесценивании гривны заинтересовано прежде всего само правительство Украины. Именно поэтому курс опускается – хотя Нацбанк подчеркивает, что фундаментальных причин для девальвации нет.

Тем не менее, она происходит. Все просто: чем дешевле гривна, тем проще Кабинету министров Украины (КМУ) обеспечивать выполнение доходной части госбюджета.

Поскольку примерно 40% поступлений обеспечивает таможня – взимающая платежи в твердой валюте. В т.г. она впервые вышла на плановые показатели в июле – как раз когда началось снижение курса.

Правда, у медали есть и обратная сторона: чем дешевле гривна, тем больше денег требуется на платежи по внешнему долгу, номинированному в "твердой" валюте. Но они покрываются за счет все новых и новых кредитов. В результате страна только глубже увязает в долгах.

Зато сиюминутную ситуацию в госфинансах таким образом можно спасти: и обеспечить ресурсом расходную часть, и отбиться по текущим долговым выплатам.

Вот почему курс $/30 грн. к концу т.г. – наиболее вероятный сценарий. Именно это значение и заложено в закон о госбюджете-2018.

Виталий Крымов, "ОстроВ"