вверх
Среда
25 Ноября

М. Черенкова: "Региону нужны качественные инженеры, агрономы, управленцы"

28.02.2011 09:22
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 159277

В Украине проблемы высшего образования - круглогодичные. Шарахающееся внешнее тестирование, закрытие вузов, сокращение стипендий и повышение платы за обучение - повод поговорить есть всегда... 

Каким будет в Донецкой области "образовательный процесс" в 2011 году корреспонденту "ОстроВ" рассказывает заместитель председателя Донецкой облгосадминистрации Марина Черенкова.

- Марина Анатольевна, с разницей в несколько лет вы получили два высших образования - переводчика английского языка и экономиста. Вы могли бы сравнить уровень высшей школы в Донецкой области в начале 90-х и теперь? На каких позициях стоит высшая школа региона сейчас?

- Это очень интересный и крайне сложный вопрос. Ответить на него я смогу только как бывшая студентка ТОГО времени. В 90-е годы были другие условия жизни, другое мироощущение, по большому счету, другая страна. С одной стороны, высшая школа постсоветского периода была менее доступна, если хотите. Поступать было крайне сложно (для меня – так точно, не буду говорить о других). Я никогда не скрывала того факта, что не смогла поступить с первого раза сначала в Московский государственный университет, а потом и в Донецкий государственный университет (с 2000 года Донецкий национальный университет). Работала и готовилась ко «второй попытке» целый год. Лично мне было сложно учиться. Но в этот период времени высшая школа дала мне не только диплом, но и научила меня трем основным навыкам и умениям, которые явились определяющими в моей жизни: а) самообразованию, постоянному поиску новых знаний не только при изучении предметов данной специальности, но и в смежных сферах; б) умению управлять своими ресурсами (временем, финансами и т.д.) и полагаться только на себя; в) уважать труд преподавателей и понимать, что они «вкладывают» в тебя не только новую информацию и знания, но и свое личное время, которое могли бы потратить на научную деятельность и собственную семью.

Я приведу один пример. В мое студенческое время у нас не было такого свободного доступа к информации, к библиотекам, какой есть сейчас у молодых людей. Я буду помнить до последнего дня своей жизни, как меня, среднестатистическую студентку, пригласила работать в свою личную библиотеку профессор Владавская Ирина Александровна. Именно госпожа Владавская объясняла мне, что если я работаю над курсовой по иностранной литературе и пытаюсь анализировать художественное произведение, я обязана знать и понимать, каким было государственное устройство, какова была политическая и экономическая ситуация, мировоззрение людей, живших в определенный период, на определенной территории.

Я всегда буду благодарна госпоже Ненарочкиной, преподававшей нам стилистику английского языка, научившей нас смотреть на каждое слово с точки зрения его этимологии. Использовать каждое слово очень аккуратно. Думаю, что мне просто повезло, меня учили профессионалы и очень добрые люди. Я была абсолютно счастлива.

Сегодня высшая школа Донецкой области – это 33 учебных заведения разной формы собственности, из них 14 частных. Ваш вопрос «На каких позициях стоит высшая школа сейчас?» имеет несколько составляющих: позиция качества знаний; позиция престижности высшей школы; позиция востребованности выпускников; позиция материально-технического оснащения и т.д.

На мой взгляд, высшей школе региона сегодня необходима поддержка и развитие, которые должны поднять, во-первых, качество знаний студентов; во-вторых, престижность работы молодых ученых и преподавателей; в-третьих, уровень преподавания и обучения, на более конкурентные позиции на рынке образовательных услуг.

Что я имею в виду? У нас существует прогноз потенциальных абитуриентов до 2026 года. Ситуацию с демографией даже упоминать не хочу, все её знают. Университет, или институт – это субъект хозяйственной деятельности. Высшей школе сегодня необходимо самостоятельно зарабатывать и изыскивать средства практически на всё. Основные средства поступают от студентов контрактной формы обучения, а если НЕТ студентов, что делать нашим учебным заведениям? База есть, преподаватели есть, а студентов НЕТ. Как выживать? – это вопрос № 1. Как развивать науку, как вкладывать в материально-техническую базу, чтобы её улучшить?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходима консолидированная позиция высшей школы, региональной власти и Минобразования. Эта позиция должна прорабатываться, обсуждаться и выноситься на суд общественного мнения, чтобы каждый из участников этого процесса понимал ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ ситуации, понимал причинно-следственные связи. То есть, зачем мы поступаем именно так, а не иначе? Есть ли другие сценарии развития?

Сегодня, мы только начинаем выстраивать такую архитектуру партнерства. Совет ректоров, который возглавляет господин Минаев – это абсолютно рабочий орган, который способен донести консолидированную позицию высшей школы: четко, прагматично, но при этом защищая свои интересы. Но это только начало.

- Что ждет абитуриента в нынешнем году? Какие вузы останутся, какие закроются, какие специальности станут актуальными?

- Прежде, чем начну отвечать, сразу даю вводную информацию: в нынешнем году правила приёма в ВУЗы не претерпят существенных изменений по сравнению с 2010 годом. Конкурс – по сертификатам 3-х дисциплин и среднему баллу аттестата. Волноваться не стоит.

Основной особенностью будет снижение количества выпускников 11 классов в 4 раза по сравнению с 2010 годом при планируемом снижении количества бюджетных мест на 42%.

Мы прогнозируем резкое снижение в этом году количества студентов на контрактной форме обучения при весьма затрудненном заполнении бюджетных мест по ряду технических специальностей (горное дело, химические технологии, металлургия, машиностроение) и гуманитарно-педагогических (физика, математика, химия).

В этом году для абитуриентов, как я выражаюсь, «год исполнения желаний». Количество абитуриентов, зарегистрировавшихся на ВНТ на настоящий момент – 8 421, а количество бюджетных мест в учебных заведениях высшей школы пока планируется на уровне – 7500. О контрактах я не говорю, каждый ВУЗ самостоятельно определяет количество контрактных мест. Главное, чтобы количество контрактных мест не превышало бюджетные места.

Все-таки отличный вы мне вопрос задали о высшей школе 90-х годов... Когда я поступала в Московский государственный университет, конкурс был 1 к 12, в Донецкий государственный университет – 1 к 5. А сейчас…сейчас - «манна небесная», 1 к 1 в лучшем случае и на отдельные специальности. Будет ли это стимулировать потенциальных студентов к подготовке и в дальнейшей учебе? Возможно, я ошибаюсь, но мне всегда казалось, что человек должен много работать, бороться, стараться, чтобы получить желаемое, иначе человек НЕ оценивает по праву полученное. Даром, просто, на «тяп-ляп» нельзя получать высшее образование. Его должны получать молодые люди, которые готовы УЧИТЬСЯ, а не просто проводить время в приятном обществе.

Что касается вопроса, какие вузы останутся, какие закроются, какие специальности станут актуальными, то я не думаю, что могу давать прогноз, какие ВУЗы останутся. Приведенные цифры говорят только об одном: потенциальных студентов меньше, чем мест в ВУЗах, то есть, говоря проще: предложение в несколько раз превышает спрос, при этом нанося ущерб престижности высшего образования. Трудовые коллективы ВУЗов региона анализируют и понимают ситуацию. И только трудовые коллективы должны решать, каким образом они видят стратегию развития собственного учебного заведения. Только такое решение должно приниматься с учетом всех участников процесса, и одними из главных партнеров являются Министерства, в прямом подчинении которых находится высшая школа нашего региона.

Актуальность специальностей – еще один проблемный вопрос. У нас катастрофическая нехватка квалифицированной рабочей силы – это не новость. Рабочая сила сегодня – это ресурс абсолютно нового качества. Что я имею в виду: во-первых, человеку, который хочет управлять комбайном Джон Дир, уже недостаточно просто окончить профессионально-техническое училище; во-вторых, специалисту, который хочет работать в голландской теплице, необходимы дополнительные навыки и умения, причем, практически на уровне хорошего инженера; в-третьих, желающему работать в животноводстве, нужно быть больше, чем просто ветеринаром; в-четвёртых, и к Вашей профессии сегодня, время предъявляет огромные требования. Журналисту, помимо общего высокого уровня образованности, необходимы знания в экономической, политической, образовательной, научной, производственной сферах и во многих других.

Вот вы же, задавая мне вопросы, сначала искали, читали и изучали необходимый материал, правда? Вам же нужно было отчего-то оттолкнуться (к слову – этот процесс называется неформальным образованием). Таковы потребности рынка. А кто выходит на рынок? Менеджеры, экономисты, юристы.

Но у меня другой вопрос: почему представители крупнейших компаний региона постоянно говорят, что вынуждены искать хороших менеджеров среднего звена и хороших юристов? Зачем крупные корпорации создают свои собственные учебные заведения, которые «доучивают» под потребности работодателя УЖЕ ОБУЧЕННЫХ специалистов?

Ответ на поверхности, этот ответ знает каждый: образовательные программы должны быть приведены в соответствие с потребностями работодателей. Именно работодатель определяет, какие навыки и умения, какой объем знаний и какого качества он готов ПОКУПАТЬ. ВУЗам необходим постоянный контакт с предприятиями реального и государственного секторов экономики.

Как получается, что молодой специалист с дипломом о высшим образовании, приходя на государственную службу, не понимает базовый алгоритм проектного управления, не умеет просто и грамотно составить письмо, не умеет работать с компьютером как «продвинутый пользователь», делает грамматические, стилистические, орфографические ошибки, если пишет «от руки»?

Как и когда стало модным быть с дипломом о высшем образовании, но малообразованным, когда в нашем обществе выстроился стереотип о НЕОБХОДИМОСТИ получения высшего образования? Мы его выстроили сами или нам его навязали? Если навязали, то кто?

Почему у нас в головах стоит знак «равно» между высшим образованием и высокооплачиваемой работой, несмотря на то, что сама жизнь опровергает это. Рабочий Краматорского машиностроительного завода получает зарплату в несколько раз больше, чем юрист, или экономист, работая на среднестатистическом предприятии.

Все эти вопросы – не новость, я уверена. Возможно, пора начинать на них отвечать всем вместе. Представителям высшей школы, региональной власти, общественности, журналистам, потенциальным студентам.

Вывод: региону нужны инженеры, агрономы, управленцы, химики, физики, педагоги и еще сотни других специалистов. Но все они должны быть, прежде всего, профессиональными, образованными, способными выполнять работу КАЧЕСТВЕННО!

- Сегодня несложно стать студентом, намного сложнее – оплатить учебу. Какие шаги предпринимает область, чтобы облегчить жизнь студенчества?

- Ваш вопрос предлагаю сразу разделить на две составляющие: первая – облегчить жизнь для тех студентов, которые решили поступать не на «бюджет», а на «контракт», так? вторая – при условии, что потенциальный студент выбирает для себя платную форму обучения, область должна создать условия для того, чтобы молодой человек или девушка смогли подрабатывать, правильно?

Если я правильно поняла вопрос, то ответ будет таким:

1. На заседании Президиума Совета ректоров ВУЗов Донецкой области было принято решение РЕКОМЕНДОВАТЬ ВУЗам области не повышать цены за обучение.  К слову, сегодня, как я уже упоминала, Совет ректоров очень оперативно включается в процесс управления региональной экономикой, да и регионом в целом. Задача губернатора нашей области господина Близнюка по привлечению региональной научной и преподавательской элиты к управлению и развитию области, медленно, но выполняется.  Все новости о своей работе Совет ректоров публикует на созданном сайте www.radar.donntu.edu.ua. Пользуясь случаем, я бы хотела поблагодарить Совет ректоров в лице господ Минаева, Горохова, Шубина, Поважного, Думанского, Федоринова. Эти ректоры - «играющие тренеры», как я выражаюсь, не боятся ответственности и работают на региональное развитие, на перспективу.

2. Во всем мире студенты подрабатывают и Донецкий регион не исключение. Я не слышала случаев, когда бы на работу, особенно в сфере услуг, не брали студентов – мне кажется, что здесь проблем нет. Просто для информации: на сегодня стоимость обучения в ВУЗах области составляет от 6 до 15 тысяч гривен в год (в зависимости от высшего учебного заведения и специальности).

В чем лично я вижу проблему. Так это в том, что у нас в стране не существует выстроенной системы выдачи кредитов на получение высшего образования, как в родной стране, так и за рубежом, которая бы действительно мотивировала учиться (а не покупать экзамены) и расширяла бы горизонт возможностей для студентов.

Сейчас большинство студентов учатся за счет родителей – это демотивирует, на мой взгляд. Если бы студент тратил собственные средства, пускай даже кредитный ресурс – это бы прививало ответственность за получения качественных знаний. Проще говоря, студент, которому нужно было бы вернуть кредит, уже бы с первого года обучения искал работодателя, которому он (она) мог бы продать свои знания, навыки и умения.

- Скандальная история с выборами ректора в Донецком национальном университете, которая, к слову, до сих пор не закончилась из-за судебных разбирательств, больно ударила и по имиджу вуза, и по образовательной сфере региона. Как, по вашему мнению, должна быть выстроена вертикаль взаимоотношений вуза и министерства образования, чтобы подобное не повторялось?

- Ваш вопрос, по сути, состоит из утверждения и вопроса. Таким образом, я должна отреагировать на ваше утверждение и ответить на вопрос, так? Таков был «план журналиста» J?

Итак, ваше утверждение: «Скандальная история с выборами ректора в Донецком национальном университете, которая, к слову, до сих пор не закончилась из-за судебных разбирательств, больно ударила и по имиджу вуза, и по образовательной сфере региона».

Моя реакция на ваше утверждение: «Скандальная история» – это следствие, а нам необходимо научится говорить о ПРИЧИНАХ. Я не знаю всех причин и не могу их знать по определению: региональная власть КУРИРУЕТ, а не УПРАВЛЯЕТ высшей школой в регионе – это во-первых.

Во-вторых, тот факт что Донецкий национальный университет – ведущий университет нашего региона, несколько сбавил темпы своего развития, не вызывает ни у кого сомнения. Это означает, что необходимость перемен уже назревала. Не берусь утверждать насколько давно.

В-третьих, трудовой коллектив университета сегодня – это люди, которые без громких слов, СОЗДАВАЛИ этот университет и вывели его на высокий уровень. Это коллектив ПРОФЕССИОНАЛОВ. ТОЧКА.

Я могу показаться не совсем объективной, но, на мой взгляд – это один из лучших коллективов высшей школы региона. Коллектив, который органично сочетает в себе опыт и новаторские подходы, качество классического преподавания с абсолютно прикладным бизнес образованием, и соответствующим к нему подходом – не может не вызывать уважения.

Поэтому имидж университета, я уверена, будет восстановлен именно ЭТИМ коллективом и на качественно другом уровне. Главное, чтобы была консолидированная позиция профессорско-преподавательского состава и студенческого самоуправления относительно стратегии дальнейшего развития Донецкого национального университета.

Теперь ответ на вопрос, как должна быть выстроена вертикаль взаимоотношений вуза и министерства образования, чтобы подобное не повторялось?

Абсолютно не уверена, что должна быть выстроена «вертикаль». Скажу больше, в наше время, в сфере высшей школы, на мой взгляд, «вертикаль» не даст ожидаемого эффекта и результата. Конечно, при условии, что ожидаемый результат – это повышение качества высшего образования, активизация научной деятельности и конкурентоспособность на рынке образовательных услуг не только в регионе или стране, но и за её пределами. Если мы принимаем такую формулировку ожидаемых результатов, то необходимо говорить не о вертикале, а о равнобедренном треугольнике.

О партнерстве университета, региональной власти и Министерства. Работа в партнерстве, предполагает не только согласованность действий, доверие и совместно разработанный план действий, но и ответственность сторон. Ответственность сторон дает нам предсказуемость процесса развития. Предсказуемость (стабильность, но не ЗАСТОЙ) привлекает человеческие и материальные ресурсы, а это уже, если хотите, «отдельный инвестиционный проект в сфере регионального образования».

Вывод: в сфере образования «вертикаль» не является достаточно эффективной формой управления. В других сферах, не спорю, такой подход возможен и даже необходим. Но университет, по моему мнению – это живой, постоянно растущий и развивающийся организм. Только в правильно выстроенном Партнерстве, с учетом интересов всех сторон и, БЕЗУСЛОВНО, с учетом развития реального и государственного секторов экономики, учебное заведение будет успешным.

- Как вы оцениваете уровень развития научного потенциала Донецкой области? Можно ли молодым людям, захотевшими получить диплом физика, химика, биолога надеяться, что они найдут работу в Донецкой области, в Украине?

- Если уж и браться за прогнозирование, то я вам отвечу так – это очень перспективные специальности. Наша область будет диверсифицировать свою экономику – другого пути нет, а эти специальности являются ключевыми для так называемых «новых отраслей экономики»: производство наноматериалов, фармацевтическая, медицинская отрасли и т.д. Но уверена, что вы знаете о том, что в нашей области активно работают 10 научно-исследовательских институтов Национальной академии наук Украины и более 40 отраслевых научных институтов. Многие разработки этих научных учреждений являются уникальными. Это исследования в сфере нанотехнологий и наноматериалов, создание новых материалов с улучшенными свойствами для различных отраслей промышленности, разработки в области медицины и экологии. И это заслуга физиков, химиков, биологов, а также и других специалистов естественных и точных наук.

Хотя по численности научных работников Донецкая область занимает четвертое место в стране, реальной проблемой для региона сегодня является старение научных кадров и отток молодых ученых.
Сегодня средний возраст научных работников в регионе составляет 44,4 года, из них докторов наук − 60 лет, кандидатов наук − 52,4 года. В Европе и США средний возраст сотрудника, впервые занимающего профессорскую должность, составляет 32 года.

С целью поддержки научно-ориентированной молодежи в 2009 году при поддержке облгосадминистрации создан Донецкий областной совет молодых ученых, совместно с которым мы реализуем проект, направленный на развитие и мотивацию деятельности молодых ученых региона. Этот проект предусматривает предоставление грантов, участие в образовательных программах и привлечение молодых ученых к реализации проектов и программ экономического и социального развития Донецкой области.

Сегодня научные учреждения области ждут дипломированных молодых специалистов, готовых решать актуальные задачи современной науки.

- 2010 год в Донецкой области был годом инноваций. Обозначьте, пожалуйста, его главные достижения. Оправдались ли ваши ожидания, какую корректировку вы намерены внести в процедуру проведения подобных экономических проектов?

- Проект «Год инноваций» дал старт активному формированию инновационной среды в регионе, а также посыл обществу о необходимости внедрения инноваций во всех сферах жизнедеятельности. Тот факт, что губернатором области господином Близнюком была разработана концепция и идеология «Года инноваций» – это уже само по себе инновация.

На территории нашей страны мне не приходилось сталкиваться с такого рода инициативами региональной власти. Обычно, на опережение, на развитие и на перспективу работает реальный сектор экономики. Я не участвовала в этом проекте с самого начала, меня «подключили» к этапу Третьего Международного Инвестиционного Саммита, поэтому, думаю, что могу быть объективной. Любой проект оценивается по качественным и количественным показателям и проект «Год инноваций» – не исключение. Серия из 11 мероприятий, в которых приняли участие более 4 000 человек из 21 страны мира – это хороший количественный показатель.

Тот факт, что по отдельным мероприятиям эксперты и профессионалы хотят продолжать дискуссию и уже озвучили темы, проблемы, а ГЛАВНОЕ, возможные пути их решения – это показатель КАЧЕСТВА. Если мы смогли выявить потребность (читай спрос), значить будет формироваться механизм удовлетворения этой потребности (читай предложение). Это правильный путь, мы его не навязываем, мы вместе его выбираем.

В 2011 году нами намечено проведение ряда мероприятий, которые будут продолжать идеологию Года инноваций. Это конференции по медицине, личной безопасности человека, реформированию системы управления, по научным и технологическим паркам, управлению в современных энергосистемах и других.

Количество и качество дискуссий, уже переросло в конкретные интервенции, программы, или проекты – с этим вообще сложно спорить, если мы говорим о доказательной базе.

Таким образом, результатом «Года инноваций» можно считать следующее: в регионе будет реализован пилотный проект по реформированию системы здравоохранения; формируется региональная сеть Школ будущего; разрабатывается Стратегия территориального маркетинга Донецкой области и пяти пилотных городов (Артемовска, Макеевки, Краматорска, Красноармейска, Горловки); готовится Проект развития и мотивации научной деятельности молодых ученых Донецкой области.

А кроме того - дан старт реализации крупных инновационно-инвестиционных проектов:
1) ООО «Фурлендер виндтехнолоджи» Организация производства ветроэнергетических установок типа «Фурлендер» мощностью 2,5 мВт;
2) ООО «Ветряной парк Новоазовский» Организация производства ветряной электроэнергии путем строительства 30 ВЭУ типа «Fuhrländer» мощностью по 2,5 мВт в Новоазовском районе.

Последние два проекта отвечают на вопросы скептиков, «а где же инновационно-инвестиционные проекты». Интенсивное инновационное развитие инновационной среды в регионе активировано.
Наша дальнейшая задача состоит в том, чтобы Донбасс являлся не только индустриальным регионом Украины, но и стал её высокоинтеллектуальным, инновационным центром.

И несколько слов о 2011 годе. Построение системы обучения на протяжении всей жизни - это проект 2011 года. Информация о нем - на сайте облгосадминистрации. В ближайшее время будет организована отдельная пресс-конференция с нашими основными партнерами этого проекта - с группой компаний СКМ – System Capital Management (SCM) и международной компанией "KPMG International".

- Вы имеете сравнительно богатый опыт сотрудничества с зарубежными организациями по различным аспектам. В каком географическом и экономическом направлении регион должен развивать сотрудничество с зарубежными партнерами в ближайшие годы? Можно сделать это сотрудничество максимально эффективным за короткие сроки?

- Если честно, то я совсем не считаю свой опыт «богатым». Опыт есть, но его всегда мало, как и знаний, собственно говоря.  Я думаю, что сейчас мир развивается настолько быстро, что ориентироваться на одно экономическое или географическое направление было бы не совсем дальновидно.

Что нужно делать всегда – так это следить за лучшими мировыми практиками, новыми рынками, динамично развивающимися экономиками любых стран, на каком бы из континентов они не находились. Изучать их, адаптировать и делать СВОЙ ПРОДУКТ.

Главное, в нашем случае, успеть сделать «продукт» такого качества, чтобы зарубежные партнеры им заинтересовались.

Почему я употребила глагол «успеть»? Потому, что многие страны опередили нас, и мы для них теперь являемся РЫНКОМ, а мне бы хотелось, чтобы Донецкая область «торговала» высокотехнологичными продуктами с другими странами и регионами.

Ваш вопрос «Можно сделать это сотрудничество максимально эффективным за короткие сроки?» - один из самых сложных и интересных.

Смотрите, наш менталитет дает ответ – «да, НУЖНО, очень быстро, много и сейчас». Но так отношения, к сожалению, с зарубежными партнерами не развиваются. Я всегда говорила и говорю, слова СТАБИЛЬНОСТЬ, ПРОЗРАЧНОСТЬ, ПРЕДСКАЗУЕМОСТЬ и ДОВЕРИЕ – есть определяющими в сотрудничестве, по крайней мере, с партнерами Европы и США. О других говорить не берусь.

Если честно, то это отдельная тема, достаточно объемная, где нужно приводить конкретные примеры, чтобы читатели поверили. Я готова отвечать.

- Институт искусственного интеллекта заявил о намерении объединиться с ДонНТУ. Решен ли этот вопрос?

- Спасибо большое за вопрос, потому что для меня, это возможность подтвердить гипотезу о том, что работая в ПАРТНЕРСТВЕ, мы работаем более эффективно. Я не буду повторять количество потенциальных студентов, прогноз и т.д. Отвечу так. Во-первых, собрания трудовых коллективов Донецкого национального технического университета и Государственного университета информатики и искусственного интеллекта состоялись. Трудовые коллективы этих ВУЗов самостоятельно определяли возможность дальнейшего совместного развития.

Во-вторых, по результатам обсуждений трудовых коллективов приняты решения о вхождении последнего в состав Донецкого национального технического университета, с целью объединения кадрового потенциала и материально-технической базы по подготовке специалистов мирового уровня в области информатики и компьютерных технологий.

В-третьих, после этого ВУЗы обратились в областную администрацию и Министерство образования и науки, молодёжи и спорта Украины. Насколько я знаю и понимаю, это решение трудовых коллективов поддерживается.

Ярослав Колгушев, «ОстроВ».




Новости партнеров