вверх
Понедельник
21 Августа

"Есть люди с очень плохой репутацией, которые уже прошли конкурс в Верховный суд"

20.07.2017 11:54
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 529217

В июле 2016 года Президент Порошенко запустил судебную реформу в Украине, подписав ключевой закон "О судоустройстве и статусе судей". В нем, в частности, прописан новый порядок отбора и назначения на длжность судьи.

В частности, теперь Высшая квалификационная комиссия судей (ВККС) проводит квалификационный экзамен, проверку кандидатов в рамках законодательства по противодействию коррупции, а также конкурс на замещение вакантных должностей судьи. ВККС подает претендентов Высшему совету правосудия, который принимает решение о внесении кандидатур Президенту Украины для назначения.

Система судоустройства в целом упрощается, и ее составляют местные, апелляционные суды и Верховный суд, который является наивысшим судом в системе судоустройства.

Со вступления в силу этого закона началось формирование нового Верховного суда в Украине.

Впервые (как предусматривает закон "О судоустройстве и статусе судей") был создан абсолютно новый орган - "Громадська рада доброчесності" (Общественный совет добропорядочности) - который должен содействовать ВККС устанавливать соответствие судьи или кандидата на эту должность критериям профессиональной этики и добропорядочности, и таким образом отсеивать недобропорядочных, неквалифицированных и коррумпированных судей.

Однако, стоит отметить, что заключение общественного совета носит лишь рекомендательный характер - ВККС может его учесть, и таким образом прекратить дальнейшее участие кандидата на должность судьи в конкурсе, а может и проигнорировать (11 голосами из 16). В настоящее время деятельность Совета направлена на проверку кандидатов в Верховный суд Украины, и первый этап конкурса уже завершился.

Так, 17 июля Высшая квалификационная комиссия судей Украины провела последние заседания в пленарном составе относительно кандидатов, которые по заключению Общественного совета добропорядочности не соответствуют критериям добропорядочности и профессиональной этики. Ожидается, что до 1 августа ВККС сформирует финальный рейтинг кандидатов и предоставит свои рекомендации Высшему совету правосудия. После этого президенту Порошенко останется только вручить судьям удостоверения и, таким образом, запустить работу Верховного суда.

"Через несколько недель будет сформирован новый Верховный суд, который должен быть лишен коррупции", - пообещал глава украинского государства 14 июля.

Надо не все так гладко. Несмотря на то, что впервые в истории Украины формирование Верховного суда происходит под пристальным присмотром общественности, одиозным и недопропорядочным кандидатам все же удается "проскочить"…

О том, как происходит формирование "лишенного коррупции" Верховного суда, "ОстроВ" беседовал с членом "Громадської ради доброчесності", журналистом Натальей Соколенко.

- Расскажите про "Громадську раду доброчесності", как возникла идея ее создания?

- "Громадська рада доброчесності" - это уникальный орган во всем мире. Никогда не было такого, чтобы в стране существовал Верховный суд и параллельно к нему создавался еще один "суд". После Революции Достоинства судебной системе Украины был дан шанс самоочиститься. 7 апреля 2014 года был принят закон об очищении судебной ветви власти, где судьи могли тайным голосованием избрать себе новых руководителей. Но вместо этого они тайным голосованием избрали 90% прежних кадров. А ведь именно через них шла политическая и коммерческая коррупция, - то есть, в итоге ничего не изменилось. Поэтому, был принят новый, я бы сказала драконовский закон, это изменения в Конституцию Украины, которые предусматривали создание нового Верховного суда и участие общественности в этом процессе. В результате была создана "Громадська рада доброчесності".

Идея создания принадлежит общественному сектору, экспертам, активистам, которые непосредственно принимали участие в Евромайдане и до этого боролись с существовавшей судебной властью и коррупцией. В совет вошли эксперты, адвокаты, журналисты и общественные активисты. Мы не наделены властными полномочиями, у нас нет управленческих функций, мы созданы для содействия Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС), помогать им в этом конкурсе, чтобы отсеять судей, которые не отвечают критериям добропорядочности и профессиональной этики.

- Каким образом?

- Если "Громадська рада доброчесності" составляет вывод о том, что кандидат не соответствует критериям добропорядочности и профессиональной этики, то на этом этапе ему ставится "0" баллов, и он выбывает из конкурса. Стоит отметить, что это уже последний этап, и до этого кандидаты проходили спецпроверку, тестирование и письменное задание.

- Каковы результаты работы Громради по итогам первого этапа конкурса в Верховный суд? Скольких кандидатов удалось отсеять?

- Изначально в финал вышли 381 кандидат и на 134 из них мы составили вывод о несоответствии критериям добропорядочности и профессиональной этики. Пока ВККС согласилась лишь в 59 случаях с нашими выводами, и эти кандидаты выбыли из конкурса. Эти выбывшие кандидаты начали массово обращаться в суды и оспаривать это решение. Однако, перспективы с юридической точки зрения у них нет, потому что в Административном суде, куда они подают свои заявления, рассматриваются споры между гражданами и органами власти, а "Громадська рада доброчесності" не является ни тем, ни другим.

- Совет подвергался критике за то, что в его состав вошли журналисты, которые напрямую не имеют отношения к судебной системе, и адвокаты, которые могут быть заинтересованной стороной. Что Вы об этом думаете?

- Здесь может быть две противоположные точки зрения. Сначала нас критиковали за то, что в состав Совета входят журналисты и общественные активисты, которые ничего не понимают в юриспруденции и работе судей. Когда мы написали первые выводы о кандидатах и их начала учитывать ВККС, нас стали критиковать уже за то, что у нас в совете есть адвокаты, которые ходят на судебные процессы и судьи могут от них зависеть. Но тогда кто должен этим заниматься? Здесь не бывает идеального решения.

Если судья уверен в том, что он не злоупотребляет властью, что его электронная декларация соответствует тому, как он живет, что он корректен, что он разрешает журналистам фиксировать судебные заседания, что он не запрещает мирные собрания, что он знает, что такое права человека и так далее, - ему переживать не о чем.

- По каким критериям формируются выводы относительно судей?

- Мы пользуемся критериями Высшей квалификационной комиссии судей, Кодексом судебной этики и Бангалорскими критериями поведения судей - это документ, которым пользуется ООН. Интересно, что до конкурса, про Бангалорские критерии судей никто не знал, а на кодекс этот они плевали далеко и сильно, потому что в самом кодексе не предусмотрена система санкций. И теперь нам рассказывают, что судьи начали массово изучать кодекс судебной этики, потому что впервые было предусмотрено наказание в виде нашего вывода о недобросовестности. Мы считаем этот факт еще одним достижением работы "Громадської ради доброчесності".

В целом Кодекс судебной этики и Бангалорские критерии предписывают, что судья должен думать об имидже всей судебной системы и своим поведением поддерживать этот имидж, что его поведение и решения не должны вызывать подозрения в том, что он зависит от политической власти, бизнеса или денег.

- А как можно проверить эту зависимость на практике?

- Проверяем в каждом конкретном случае по-разному. Например, судья Донецкого апелляционного административного суда Валентина Юрченко прошла все предыдущие этапы конкурса, но мы нашли одно из ее решений, которое, на наш взгляд, было принято под политическим влиянием. В частности, она в свое время подтвердила решение суда первой инстанции о том, что Президент Виктор Ющенко не должен был награждать Степана Бандеру "Героем Украины". И мы нашли также решение о том, что Юрченко не дала уволить судью, который брал под стражу участников Майдана. А в Бангалорских критериях написано, что решения судей не должны вызывать подозрения в том, что они покрывают круговую поруку в судебной системе. Мы же считаем, что судьи, которые не дали уволить "судей Майдана", содействовали этой круговой поруке.

- И что было дальше по судье Юрченко? Вы ее вызвали на собрание Совета для объяснений и защиты своей позиции?

- Нет. Согласно нашему регламенту, мы не вступаем с судьями ни в какие контакты, чтобы нас потом не подставили или не уличили, что мы ведем с ними какие-то переговоры. Мы пишем вывод по судье, затем проходит заседание коллегии ВККС, где ее члены могут согласиться или не согласиться с нашим выводом. Если коллегия ВККС соглашается с выводом совета, то кандидат автоматически выбывает из конкурса. Если нет, то затем проходит заседание всей Высшей квалификационной комиссии судей, на котором они должны обязательно учесть наш вывод при вынесении решения или преодолеть его как вето 11 голосами (из 16).

Так вот, ВККС не поддержала наш вывод по судье Юрченко, и она продолжает участвовать в конкурсе. Примечательно, что ВККС не объясняет, как они голосуют и по каким критериям.

- Значит она теперь станет судьей Верховного суда?

- Не факт. Далее, после проведения всех собеседований с кандидатами, ВККС суммирует все баллы, сделает рейтинг и какой-то балл отсечения. Кто из кандидатов, преодолеет этот "балл", тот и, возможно, станет судьей Верховного суда. Далее этот список будет передан Высшему совету правосудия высшего совета юстиции, который не может никого добавить к этому списку, но может отсечь каких-то кандидатов. Дальше этот список передается президенту, который также может кого-то отсечь. Есть люди с очень плохой репутацией, которые уже прошли конкурс, но которых ни в коем случае нельзя допустить к работе в Верховном суде, поэтому мы будем очень внимательно следить за дальнейшим прохождением всей процедуры.

- То есть первое, на что вы обращаете внимание, это предыдущие судебные дела?

- Да.

- Разве можно проследить и проанализировать все предыдущие дела?

- Мы ни в коем случае не рассматривали все дела подряд. Мы смотрели только те дела, которые вызвали общественный резонанс, о которых много писали журналисты, которые обсуждались, несли угрозу авторитету судебной власти в Украине

- На что еще вы обращали внимание при вынесении решения?

- Мы также смотрим декларацию судьи. Нам предоставили дополнительную информацию спецорганы, и на ее основании мы можем сопоставить данные декларации. Наша главная задача - не пропустить людей, которые живут не по средствам, которые могут быть политически или финансово от кого-то зависимы.

134 вывода о недобросовестности - это гигантская работа с персональными данными, с гражданами, которые нам писали об этих судьях и так далее.

- Как это воспринимают кандидаты в Верховный суд?

- Насколько мы знаем, судьи, которые выбыли из конкурса, либо уже обратились в судебные инстанции, либо намерены это сделать. С одной стороны, они люди небедные и у них есть деньги для судебных разбирательств. С другой стороны, мы не понимаем, чего они хотят добиться. Верховный суд будет уже вот-вот сформирован, а решения судов будут нескоро. При этом, не прошедших отбор судей работы никто не лишает. Сейчас в судебной системе наблюдается очень острый дефицит с кадрами, судей просто не хватает. У нас 240 тысяч граждан лишены доступа к правосудию: они не могут развестись, оформить ДТП в судебном порядке, не могут назначить алименты и так далее. Например, в городе Яремче - ноль судей, потому что ранее судьи массово уволились, а новых пока не назначили.

- Сколько судей после этого отбора попадет в Верховный суд?

- Сейчас закончился только первый этап конкурса в Верховный суд, и полный состав (200 судей) не будет набран.

Чтобы заработал Верховный суд, достаточно набрать 65 судей. По нашим неподтвержденным данным, ВККС хочет сейчас набрать 120. Это много.

- Почему?

- Когда начинался конкурс, очень много потенциальных кандидатов не поверили в то, что он будет честным, и не подали свои документы. Более того, есть информация, что потенциальным кандидатам предлагали заплатить деньги, обещая успешное прохождение конкурса. В результате на этот конкурс принесли документы примерно 1000 человек, но мы ожидаем, что на второй этап подадутся около 5000. Поэтому, мы надеемся, что на второй этап придут более достойные кандидаты. Честно говоря, сейчас выбирать особо не из кого.

- Что будет с советом, когда Верховный суд будет полностью сформирован?

- Полномочия совета предусмотрены на 2 года, далее будет избран другой состав. После формирования Верховного суда мы будем оценивать судей апелляционных судов, затем судей первой инстанции - после того, как они пройдут обучение в школе судей. То есть все кандидаты в судьи пройдут подобную конкурсную процедуру.

- Как Вы считаете, что должно произойти в Украине, чтобы люди стали доверять судебной системе?

- Для простых украинцев в нашей судебной системе ничего не изменилось. Та же коррупция в судах осталась. Было бы очень хорошо, чтобы люди увидели в составе Верховного суда людей, которым можно доверять.

Второй вопрос - это НАБУ, которое своими действиями должно побудить коррумпированных судей уходить из системы.

Мы также надеемся, что будет создан Специальный антикоррупционный суд, который будет рассматривать дела судей-коррупционеров.

Это все приведет к очищению системы, и люди увидят этот эффект.

- Каким Вы видите новый Верховный суд?

- У меня нет пессимистического настроения в отношении судебной реформы и формирования нового Верховного суда, потому что так, как было - уже не будет. Судьи Верховного суда были какими-то небожителями, особо не ходили на публичные мероприятия, хамили, брали взятки, якшались с президентами и так далее. Сейчас такого больше не будет. В Верховный суд все-таки попадет хоть какое-то количество порядочных людей, и мы надеемся, что они не будут скрывать информацию о том, что в Верховном суде допускают политическое давление или коррупцию.

Беседовал Владислав Булатчик, "ОстроВ"