вверх
Пятница
15 Декабря

НЬЮ-ЙОРК, ВЕНА, БУДАПЕШТ ИЛИ КИЕВ. Кто и где будет решать судьбу Донбасса после того, как придется признать провал Минска

27.11.2017 12:38
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 537172

Спустя 3 года после подписания Минских соглашений никакого прогресса по их реализации нет, и эксперты украинских think tanks настоятельно рекомендуют властям предлагать мировому сообществу новые идеи. Официальные же лица продолжают настаивать на том, что альтернатив Минску нет и перекладывать ответственность за решение проблемы Украины на международных посредников.

Главной темой последних нескольких месяцев стало «введение миротворцев ООН на Донбасс», однако, во-первых, в украинском обществе мало кто понимает специфику такой операции, а, во-вторых, вникать в это и смысла особого нет, потому что вероятность позитивного голосования Совета безопасности ООН по этому вопросу минимальна. Причина проста – Россия предлагает Украине тупиковый сценарий «мироворцев по линии разграничения с ОРДЛО» и тем самым анонсирует свое вето во время голосования за любой другой проект резолюции Совбеза ООН. Эксперты украинских исследовательских институтов сходятся во мнении, что никаких миротворцев ООН в ОРДЛО в ближайшее время не будет. Пока законопроект, признающий Россию страной-агрессором, готовится ко второму чтению в парламенте, у дипломатов еще есть время. Но рано или поздно нужно будет признавать, что Минские соглашения нужно или пересматривать, или отменять.

После провала идеи о введении миротворцев Украина снова вернется на исходную позицию: существуют только Минские соглашения. Такая политическая парадигма существенно ограничивает возможности Украины как государства, которое больше всех заинтересовано в разрешении проблемы.

Итак, какие еще реальные концепции реинтеграции Донбасса разработаны в Украине и кто этим занимается?

«Центр исследования социальных перспектив Донбасса» сравнил альтернативные Минским соглашениям проекты реинтеграции ОРДЛО, которые могут стать актуальными.

Другие варианты

Как минимум три существенно отличающихся друг от друга проекта реинтеграции Донбасса уже разработаты и презентованы в Украине. Это проект главы «Центра исследований социальных перспектив Донбасса» Сергея Гармаша «Будапештский формат», Международного центра перспективных исследований (МЦПД) «United nations Interim Administration in Donbas (UNIAD)» и народного депутата Сергея Таруты «Три Основы». Все они предусматривают формирование на территории ОРДЛО Временной международной администрации, однако существенно отличаются друг от друга.

Итак, что же предлагают Украине и международному сообществу авторы проектов?

Все три концепции предусматривают полный отказ или существенный пересмотр Минских соглашений.

Гармаш предлагает отказаться от Минска и сформировать группу переговорщиков с Украиной из представителей государств-подписантов Будапештского меморандума: США, Великобритании, Франции, Китая и России. Сергей Тарута предлагает формировать «Венский формат», и ввести состав участников переговоров США, Россию, Германию, Францию и Украину. В МЦПД также четко акцентируют на участии России в переговорах и трактуют их в первую очередь как двухсторонние: Украина должна предложить идею, а Россия – на нее согласиться.

Международная временная администрация под эгидой ООН в Донбассе – это реальный механизм решение проблемы.

Механизм принятия решения по МВА – идентичный концепции миротворцев (Резолюция Совбеза ООН), но администрация – намного более широкое понятие. МВА предусматривает не только военное урегулирование (прекращение огня и разоружение), но и решение вопросов гражданского управления территориями, восстановления инфраструктуры, экономических связей, свободы СМИ. В таком случае «голубые каски» - это одно из подразделений МВА наряду с другими.

МВА – это форма обеспечения легитимной власти там, где государственные органы (в нашем случае - украинские) не могут выполнять свои функции в силу военных и политических обстоятельств. В новейшей истории есть несколько примеров, в которых МВА способствовала как деоккупации и возврату территорий под юрисдикцию государств (Восточная Славония и Хорватия), так и деколонизации (Намибия и ЮАР), деоккупации (Восточный Тимор и Индонезия), тогда как миротворцы могут лишь заморозить конфликт (Кипр). При этом нужно учесть, что МВА в Косово содействовала отделению территории, однако тут оценивать ее нужно в контексте геополитических факторов.

Пакет полномочий МВА зависит от мандата, который определяет Совет Безопасности ООН.

Что предлагают украинские аналитики?

Эксперты поддерживают концепцию Peace Keeping – операции ООН по поддержанию мира. Она может предусматривать введение военного контингента, который обеспечит реальное прекращение огня и физическую безопасность, а затем – формирование региональной администрации из числа представителей ООН, который обеспечит гражданское управление в переходном периоде.

Разница в подходах авторов концепции есть.

Гармаш считает, что единственным реалистичным путем является формирования Международной временной администрации и ее воинского контингента должно осуществляться странами – подписантами Будапештского меморандума, в том числе РФ, так как в обратном случае Россия будет просто блокировать этот проект на уровне Совбеза ООН. При этом, Гармаш полагает, что ни при каких обстоятельствах нельзя допускать российских «миротворцев» на границу Украины и России.

Серей Тарута полагает, что участники «Венского формата» должны только проводить консультации и принимать политические решения, а в ОРДЛО могут быть введены контингенты и администрация третьих стран. В МЦПД уточняют, что ее главой может стать спецпредставитель Генсека ООН.

«Войска ООН должны выйти на рубежи линии разграничения и отвода войск и постепенно, район за районом, занимать всю ныне оккупированную территорию, устанавливая на ней международную временную администрацию. И так вплоть до выхода на ныне неконтролируемые участки границы Украина—РФ», - полагает Сергей Тарута.

«Деятельность администрации финансируется Украиной и странами-гарантами ее территориальной целостности, и обеспечивает, в том числе, все социальные выплаты, восстановление инфраструктуры и экономических связей, свободу СМИ», - предлагает Гармаш.

По сути, МВА - это передача региона под внешнее управление на определенный период. Главной задачей МВА будет уравновешенная демилитаризация региона и перевод его в юридическое поле Украины. Только в этом случае становятся возможными нормальные выборы.

Как провести выборы

Все эксперты сходятся во мнении, что местные выборы в ОРДЛО можно будет проводить не ранее, чем через 2-3 года после установления Международной временной администрации. Именно столько времени потребуется для разоружения, устранения токсичного пропагандистского поля, возвращения тех переселенцев, которые на это согласятся, восстановления экономических связей и прав собственности, создания равных возможностей для политических структур во время избирательной кампании и, обеспечения безопасности всех их участников. Важно отметить, что благодаря МВА украинские власти также не смогут перегибать палку в политике культурной ассимиляции или других чувствительных сферах, что обезопасит страну от спекуляций и провокаций. Фактически реинтеграция ОРДЛО не будет зависеть от того, насколько сильно изменится политический состав парламента на выборах.

«МВА может создать основу для того, чтобы территория рано или поздно вернулась в конституционное поле государства и был восстановлен порядок, который существовал в докризисный период», - говорит эксперт МЦПД Евгений Ярошенко.

Преступление и наказание

Под международной юрисдикцией будет реализована еще одна критически важная задача – наказание военных преступников и коллаборантов. Именно правильное решение этой задачи обезопасит Украину от рецидивов "русской весны" в будущем.

Уже очевидно, что украинские следственные органы и суды не могут разобраться даже с теми сепаратистами, организаторами референдумов, которые жили или живут на подконтрольной территории. Единичные политические кейсы вроде дела Ефремова - не в счет. Политические дела крайне сложны, но уголовные дела об убийствах, пытках в подвалах, обстрелах городов из артиллерии и прочие «подвиги ополченцев» должны стать знаковыми для украинской истории.

В своем проекте МЦПД отдельно обозначает необходимость вынесения уголовных дел против лиц, совершивших преступления в военное время, преступления с оружием в руках, преступления против человечности и т.п. в международный суд. Более того, МЦПД предлагает передать туда же дела по убийствам в ходе акций на Майдане и преступлениям, связанным с аннексией Крыма.

При этом UNIAD от Международного центра перспективных исследований предусматривает также амнистии для преступлений, не связанных с насилием, при участии МВА и международного суда. Такой суд может быть создан резолюцией Совета безопасности ООН.

Конституционная реформа

«Особый статус» для ОРДЛО – это пункт из Минских договоренностей. В проектах аналитических центров также вопрос о статусе регионов в Украине (в том числе временно неподконтрольных частей Луганской и Донецкой областей) рассматривается по разному.

Например, Сергей Гармаш выступает принципиально против какого-либо «особого статуса» для территорий ОРДЛО. Он считает, что представители граждан живущих на временно неподконтрольных Украине территориях, должны иметь право принимать участие в работе Конституционного собрания по разработке нового текста Конституции и голосовать за него также, как и все остальные граждане Украины.

«Регион должен вернуться в Украину с такими же правами, какими будут обладать остальные области. Иначе все региональные элиты захотят себе особые статусы и начнут провоцировать конфликты, как это делали в 2014 году местные власти на Донбассе», - говорит глава «Центра исследований социальных перспектив Донбасса». - Кроме того, «особый статус» – это косвенная победа сепаратистов, он может спровоцировать негативное отношение к Донбассу остальной Украины».

В МЦПД считают, что Украине нужен будет масштабный диалог и принятие в целом новой Конституции, которая будет касаться «широкого круга вопросов государственного устройства, в том числе децентрализации, прав и обязанностей всех регионов, что позволит завершить реинтеграцию ОРДЛО без территориальной дискриминации других регионов». Именно Конституционная реформа, основанная на общественном согласии, минимизирует возможность манипуляций региональными отличиями внутри Украины. То есть объем прав регионов в Украине нужно увеличивать не потому, что Россия ввела войска в Луганск и Донецк, а потому, что это нужно самой Украине.

Новые задачи

В значительной степени украинское политическое поле построено на манипуляциях войной и внешней политикой; слишком много проблем списаны на российскую агрессию. Решение о Международной временной администрации критически изменит внутриукраинское политическое поле, потому власть будет вынуждена вернуться в экономическую повестку дня, говорить о больницах, дорогах и тарифах как собственных результатах.

Think tanks в США и Европе имеют намного большее влияние на власти, чем в Украине. Поэтому именно на уровне аналитических центров нужно продвигать идею МВА, чтобы она стала понятна экспертам и политикам из других стран.

Раз политика официальных властей сформирована вокруг несостоятельных Минских договоренностей, то именно украинские экспертные и аналитические центры уже сейчас могут начать кампанию по лоббированию проекта МВА на международной арене через аналитиков и экспертов исследовательских институтов в ЕС и США – именно такая договоренность достигнута на очередном заседании экспертного клуба «Будущее Донбасса».

Марина Воротынцева, Центр исследований социальных перспектив Донбасса

Проект осуществляется при поддержке The Black Sea Trust, a project of the German Marshall Fund of the United States. Мнения, выраженные в письменных или электронных публикациях, не обязательно отражают мнения Черноморского фонда им.  Маршалла, или его партнеров






ПОСЛЕДНИЕ СТАТЬИ