вверх
Пятница
18 Августа

Бизнес по-новому, или Кому достаются российские активы в Украине

13.06.2017 10:06
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 526730

Основной владелец российской горно-металлургической группы "Евраз" Роман Абрамович и его партнеры формально сделали очередной шаг по выходу из бизнеса в Украине.

Принадлежавший им горно-обогатительный комбинат (ГОК) "Сухая балка" в Днепропетровской обл. купила группа DCH харьковского олигарха Александра Ярославского.

Соответствующее сообщение появилось в СМИ в конце мая. Однако не стоит поспешно торжествовать по поводу того, что "Абрамович в Украине - фсьо".

В данной сделке есть слишком много вопросов. Главный из них – а кто настоящий выгодополучатель, т.е. бенефициар от этой сделки?

Неслучайные совпадения

Р.Абрамовича в Украину в свое время привели днепропетровские олигархи Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов.

Они в 2007 г. продали россиянам металлургические активы: ГОК "Сухая балка", Днепропетровский металлургический завод им.Петровского (ДМЗП), Днепропетровский, Днепродзержинский и Баглейский коксохимзаводы.

Многие задавались вопросом, когда Р.Абрамович уйдет из Украины, еще в 2008-2009 гг., в период первой волны кризиса в мировой металлургии.

Вопрос вполне логичный, ведь для снижения операционных расходов и долговой нагрузки в кризисный период "Евразу" пришлось продать часть активов в Южной Африке, Европе и Северной Америке.

Но как раз украинский филиал Р.Абрамович сохранил. Хотя, прямо скажем, это далеко не самая привлекательная бизнес-единица. Так, ДМЗП – один из старейших металлургических заводов Украины.

Это означает высокую степень износа оборудования, его низкую производительность и высокие затраты на ремонты и модернизацию. Что же касается "Сухой балки", то она добывает железную руду в шахтах.

Т.е. по себестоимости эта руда выходит гораздо дороже, чем у расположенных поблизости Южного, Ингулецкого, Центрального и Северного ГОКов, где добыча ведется в карьерах, т.е. открытым способом.

Но, возможно, как раз поэтому "Евраз" и не спешил с продажей украинских активов – все равно выручить на их продаже более-менее приличные деньги не получится.

Дело в том, что в 2007 г. Р.Абрамович и партеры заплатили за эти заводы группе "Приват" фантастическую сумму: $3,8 млрд.

Правда, из них "живыми" деньгами – только $1 млрд, в счет оставшейся суммы И.Коломойский и Г.Боголюбов получили 9,72% акций в "Евраз-холдинге".

Тем не менее, очевидно, что сейчас тот же $1 млрд за все предприятия группы ДМЗП получить нереально, даже $500 млн представляется нереальной величиной.

К суровой рыночной действительности близки $400 млн. А значит, разницу между этой цифрой и $1 млрд владельцам "Евраза" надо записать себе в прямой убыток.

Понятно, они не горят желанием этого делать. Поэтому до последнего времени украинский филиал продолжал оставаться полноценной бизнес-единицей "Евраз-холдинга".

Даже несмотря на резкое ухудшение украинско-российских отношений с весны 2014 г. И еще в июле 2016 г. вице-президент "Евраза" Денис Новоженов в интервью СМИ утверждал, что его компания не намерена продавать активы в Украине.

"Украина в силу своего расположения, наличия сырья, накопленной промышленной экспертизы — это одна из оптимальных стран, где можно и нужно заниматься металлургией. Именно поэтому украинские предприятия объединены в отдельный дивизион "Украина" и являются для нас стратегическими активами, планов по их продаже на сегодняшний день нет", — дословно сказал топ-менеджер.

Однако кое-что изменилось за прошедшее с тех пор время. Продаже "Сухой балки" предшествовал ряд связанных друг с другом событий.

Сначала предприятие не получило от Государственной службы геологии и недропользования Украины новую лицензию на право разработки железорудных месторождений.

Срок действия предыдущей лицензии, выданной в 1996 г., закончился в сентябре 2016 г. На этом основании прокуратура остановила добычу руды на "Сухой балке", которая формально вдруг стала незаконной.

Таким образом, из-за действий властей предприятие несколько месяцев оказалось в состоянии вынужденного простоя и понесло серьезные убытки.

Об отсутствии лицензии руководство "Сухой балки" и "Евраза" заявляли еще в марте 2017 г. – хотя весь необходимый пакет документов для получения лицензии был предоставлены в Госгеонедр.

Такие действия чиновников можно рассматривать как давление на владельцев с целью вынудить их расстаться с предприятием. Дескать, все равно работать на нем вы больше не сможете.

Довольно подозрительно выглядит и акция протеста горняков "Сухой балки", которые 11 мая отказались подниматься на поверхность, требуя повышения зарплаты.

Нет, вполне возможно, что оплата их труда действительно была неадекватной. Но… акция началась 11 мая, 17 мая она завершилась – после того, как администрация ГОКа согласилась повысить з/п работникам на 20%.

А уже 27 мая, т.е. через полторы недели, становится известно, что новым владельцем "Сухой балки" стал А.Ярославский. Вряд ли такое совпадение случайно.

Скорее, протест горняков стал последней каплей, заставившей Р.Абрамовича и его партнеров принять решение, уже назревшее ранее в связи с блокированием работы ГОКа властями.

Ширма для…

По степени влияния на СМИ, политикум, решения правительства и парламента А. Ярославский всегда был и остается олигархом второго эшелона. Да, у себя в Харькове это весьма влиятельный и "уважаемый" человек. Но у него и близко нет тех ресурсов в сфере медиа и политики, которыми располагают группы И.Коломойского, Р.Ахметова, Д.Фирташа для влияния на общенациональном уровне.

Поэтому, вероятность того, что подобную схему смог реализовать А.Ярославский, представляется близкой к нулю.

Ранее, при В.Януковиче, группа ВЕТЭК Сергея Курченко, пользуясь поддержкой власти, легко отжала у Ярославского любимую игрушку – харьковский футбольный клуб "Металлист" и одноименный стадион.

С тех пор А.Ярославский не стал сильнее и ближе к власти, поскольку в политику принципиально старается не играть.

Да и в рейтинге самых состоятельных украинских бизнесменов он тоже прилично отстает от лидеров, располагаясь на 8 месте.

Кроме того, в условиях нынешней политики "деолигархизации", которую проводит президент Петр Порошенко, большинство ФПГ, включая вышеупомянутые, фактически лишены права голоса.

Остальные, провластные, могут действовать только по согласованию либо с доверенными лицами ПАПа, либо с ним лично.

Если же кто-то пытается начать самостоятельную игру – сразу возникает острый конфликт.

Как это было, к примеру, с блокированием премьером Владимиром Гройсманом вступления в силу постановления Кабинета министров Украины, позволяющего приступить к продаже радиочастот под мобильную связь 4G.

В случае же с "Сухой балкой" все обошлось тихо и без скандалов. Но команду руководству Госгеонедр кто-то все же дал – так действовать без указания свыше ни один чиновник никогда не станет.

Это значит, что указание поступило с самого верха. Но с чего бы это, к примеру, президенту играть в интересах А.Ярославского? Действительно, никаких доводов в пользу такого варианта нет.

Ведь П.Порошенко действует прежде всего в интересах собственного бизнеса, объединенного в ФПГ "Укрпроминвест".

В качестве примера можно вспомнить историю с продажей украинского филиала Сбербанка России, когда, по сообщениям СМИ, в переговорах участвовала инвесткомпания ICU, представляющая интересы "Укрпроминвеста".

Тогда ICU якобы предложила сделать частью сделки липецкую кондитерскую фабрику, входящую в компанию "Рошен" П.Порошенко – чтобы покупатель Сбербанка одновременно купил и эту фабрику.

ICU, естественно, опровергла информацию СМИ, которые ссылались на источники, близкие к переговорам.

Тем не менее, факт остается фактом: в помещениях ряда отделений Сбербанка в Киеве, которые закрылись после силовых акций так называемых "активистов", обосновались фирменные магазины Roshen.

Что же касается А.Ярославского, то ему ранее уже приходилось "помогать" более крупным акулам бизнеса.

К примеру, в 2016 г. фирма из орбиты DCH, кипрская оффшорка Glenshee Holdings Ltd., подавала заявку на участие в приватизации государственного Одесского припортового завода, крупного производителя минеральных удобрений.

И тогда DCH сообщала, что намерена привлечь инвестиционный банк Rothschild&Co в качестве советника для покупки ОПЗ.

А это тот самый Rothschild&Co, в управление которому П.Порошенко передавал свой "Рошен"… Совпадение? Возможно.

Вот только еще раз следует подчеркнуть, что Госгеонедр – не та структура, которая сейчас будет плясать под дудку А.Ярославского. Да, впрочем, и любого другого из его коллег.

Между тем можно вспомнить и еще одну любопытную сделку, имевшую место в августе 2016 г.

Переходящий вымпел ХТЗ

Тогда российская группа ГАЗ Олега Дерипаски продала Харьковский тракторный завод А.Ярославскому.

ХТЗ – крупнейшее предприятие украинского сельхозмашиностроения, принадлежало харьковскому олигарху ранее. Именно он сам в 2007 г. и продал ХТЗ россиянам. Но в этом нет сенсации.

На самом деле случаи, когда бизнесмен А купил какой-то актив у бизнесмена В, а потом продал его обратно А (как правило, уже значительно дешевле) – не такая уж и редкость.

Другое дело, что продажа ХТЗ очень похожа на ситуацию с "Сухой балкой".

Как заявил тогда, в август 2016 г., глава совета директоров ГАЗ Зигфрид Вольф, "решение о продаже ХТЗ было принято на фоне неспокойной ситуации на заводе, которая выглядит как попытка незаконного захвата".

Дело в том, что предприятие было остановлено в марте 2016 г. совместными действиями силовиков, прокуратуры и СБУ.

Обвинения в адрес генерального директора Андрея Коваля были стандартны для последнего времени: его заподозрили в "работе на Путина".

По версии следствия, гендиректор собирался демонтировать литейные цеха предприятия, порезать оборудование и вывезти в Россию.

Версия выглядит довольно экзотично: в России есть собственное развитое сельхозмашиностроение, при этом на той же технологической базе, что и в Украине.

Т.е. очень сомнительно, что оборудование ХТЗ представляет для россиян хоть какую-то ценность.

Тем не менее, завод был остановлен – соответственно, у него, как снежный ком, начали накапливаться долги по зарплате, к делу подключилась прокуратура, требуя погашения этих долгов…

Вот так легко и просто с помощью силовых органов, подконтрольных президенту, работающее предприятие загнали в яму, вынудив его владельцев пойти на продажу.

"Это может привести к серьезным санкциям в отношении тех, кто стоит за рейдерской атакой и использует имя Украины в качестве прикрытия",- заявил тогда З.Вольф.

Любопытно, что П.Порошенко принял самое деятельное участие в ситуации с ХТЗ: в декабре 2016 г. в президентской администрации прошло совещание, посвященное данному вопросу.

Представители предприятия тогда передали П.Порошенко обращение трудового коллектива с просьбой оказать содействие запуску производства.

"Изучив этот документ, а также хронологию событий, президент Украины отдал распоряжения, необходимые для устранения правовых препятствий для запуска производства", - говорилось в сообщении АП.

Далее, уже в марте текущего года, во время поездки в Харьков П.Порошенко первым делом отправился на ХТЗ, пообещав помочь предприятию в поиске новых рынков сбыта.

При этом стоит отметить, что до настоящего времени президент не особо баловал вниманием промышленные предприятия во время рабочих поездок по стране. И точно никому не обещал персональной поддержки, ограничиваясь общими рассуждениями о необходимости преодоления экономического кризиса в Украине…

Ничего личного, только бизнес

Таким образом, в случаях с ХТЗ и "Сухой балкой" можно увидеть некие параллели: владельцы-россияне, столкнувшись с давлением со стороны украинского госаппарата, вынуждены продавать активы.

В обоих случаях покупателем выступает группа, за спиной которой угадываются интересы, связанные с действующим главой государства.

Конечно, можно спросить: какой же криминал в том, что представителей агрессора выдавливают из Украины? Действительно, криминала в этом нет.

Вопрос следует поставить иначе – насколько корректным следует считать такое выдавливание, когда конечным бенефициаром от межгосударственного украинско-российского конфликта становится одна частная ФПГ?

Напомним, что в ходе этого конфликта на Донбассе практически ежедневно гибнут люди, а общий счет потерь идет на тысячи человек – не считая миллионов, потерявших свой дом, работу, обеспеченное будущее.

Одно дело, когда для компенсации нанесенного ущерба российские активы в Украине официально национализируются, т.е. переходят в госсобственность, по решению суда.

Совсем другое, когда их просто заставляют продавать с большой скидкой неким ФПГ, имеющим возможность действовать при помощи государственных институтов власти.

Т.е. это может рассматриваться как использование служебного положения в личных целях – коррупция. Без нее не обходится ни в одной стране, но где-то больше, где-то – меньше.

В цивилизованных странах есть определенная грань, переходить через которую не принято. Очевидно, что нам до этих стандартов большой политики еще далеко…

Кроме того, в этом контексте можно вспомнить историю борьбы за Кременчугский нефтеперерабатывающий завод.

На его базе в 1994 г. было создано ЧАО "Укртатнефть" – совместное предприятие (СП) с участием ряда украинских и российских частных и государственных компаний.

Россияне тогда повели себя не совсем красиво, не выполнив взятые обязательства в рамках соглашения о создании СП. Но и с ними поступили соответственно.

ФПГ "Приват" И.Коломойского в 2000-х гг. выдавила россиян из числа акционеров по классической рейдерской схеме: с использованием несогласованной допэмиссии акций, "размывшей" долю оппонентов, силовым захватом офиса, "нужными" решениями судов и регистраторов.

И тоже вроде бы как нет повода сочувствовать российским компаниям из орбиты президента Татарстана Ментимира Шаймиева. Им ответили беспределом на беспредел, в соответствии, так сказать, с "законом бумеранга".

Вот только проблема в том, что юриспруденция не знает такого закона.

Поэтому когда татарские компании и Фонд госимущества Татарстана обратились в международный коммерческий арбитражный трибунал в Париже, тот в августе 2014 г. удовлетворил их требования, обязав государство Украина выплатить $112 млн компенсации за нарушение прав инвесторов.

Итак, рейдерский захват Кременчугского НПЗ осуществила ФПГ "Приват" И.Коломойского, а платить отступные россиянам пришлось всем гражданам Украины из своего кармана.

Как бы впоследствии этот же сценарий не был реализован и в отношении ХТЗ и "Сухой балки".

Тем более, что З.Вольф уже пригрозил властям Украины международным судебным разбирательством за потерю ХТЗ.

Юрий Нехаев, специально для "ОстроВа"