вверх
Четверг
29 Июня

Насалик и его реформы, или О туманном будущем украинских шахт

07.06.2017 17:55
IBLOCK_TYPE_ID = articles; ID = 526351

Министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик 1 июня побывал на Донбассе. Там в шахтоуправлении "Южнодонбасское №1" он представил концепцию реформирования госсектора углепрома до 2020 г., утвержденную 24 мая на заседании Кабинета министров Украины (КМУ).

Ранее, 31 мая, аналогичную презентацию министр провел во Львове на совещании с руководством западноукраинских угольных шахт.

Характерно, что никаких деталей этого документа нет в открытом доступе. Его нет ни на сайте Минэнергоугля, ни у КМУ, где также публикуются принятые решения.

Да и сам министр всячески избегал конкретизации, пообещав лишь, что к 2020 г. все госшахты выйдут на безубыточный уровень работы.

Однако есть основания для здорового скептицизма в отношении заявлений И.Насалика.

Управление манипуляциями

Начать с того, что планы отказаться от бюджетных дотаций, из которых покрываются убытки госшахт, декларировали все министры еще как минимум с Сергея Тулуба (2006-2007 гг.).

Но воз, как говорится, и ныне там. Во-вторых, И.Насалик на своей должности ведет себя как политик, а не профессиональный менеджер – тем самым девальвируя значимость своих месседжей до нуля.

Например, можно вспомнить его обещание возобновить экспорт украинской электроэнергии в Белорусь, данное в апреле 2016 г., сразу после назначения.

"ОстроВ" сразу усомнился в реалистичности такого плана – и не ошибся.

На дворе июнь 2017, прошло больше года, а обещанного экспорта так и нет. Про него уже и сам И.Насалик давно забыл. Ведь в тот момент ему просто требовалось обратить на себя внимание громким заявлением – что и было достигнуто. Только и всего.

Аналогично и с данным тогда же обещанием прекратить коррупцию в госсекторе углепрома.

"Схематозы, которые работают в угольной отрасли – где не копнешь, там чьи-то уши появляются. Но, поверьте, эти уши, как редиску, повыдергиваю! Это вопрос времени. Или я их повыдергиваю, или будете отпевать меня. Одно из двух!" – заявил тогда министр в комментарии журналистам.

Снова-таки: прошло больше года. И.Насалик жив-здоров, да и коррупция в госсекторе углепрома тоже благополучно здравствует.

Хотя если оценивать действия министра не как профессионального управленца, занятого развитием угледобычи в Украине, а как политика, манипулирующего общественным мнением, то надо признать: в этом компоненте И.Насалик действительно понимает толк.

Так 30 мая текущего года он заявил, что ликвидация госшахт долгие годы оставалась источником коррупционного обогащения их руководства и чиновников Минэнергоугля.

В данном случае министр-политик с одной стороны, выступил в роли Капитана Очевидность, с другой – не привел никаких подтверждающих цифр и фактов. Т.е. ограничился голословным популистским заявлением по теме, на которую есть общественный запрос.

Точно таким же матерым популизмом веет и от его обращения к Государственной фискальной службе Украины с просьбой конфисковать уголь, добытый на шахтах в ОРДЛО и завезенный в Украину под видом импорта из России.

И.Насалик сообщил об этом 19 мая, выступая в Верховной Раде перед депутатами. И снова таким образом продемонстрировал "патриотическую" позицию, не углубляясь в детали.

А вот как таможеннику на железнодорожном посту отличить уголь из ростовских шахт от угля из шахт украинского Донбасса, И.Насалик "забыл" уточнить.

Когда же на одном из телеэфиров его все же спросили относительно идентификации импортируемого угля на предмет региона происхождения, он ответил, что есть специальное лабораторное оборудование, позволяющее это сделать.

И опять без подробностей: а сколько стоит один такой комплекс, сколько их требуется, где взять деньги на закупку (поскольку при составлении госбюджета-2017 такой статьи расходов не было предусмотрено) и когда эти комплексы окажутся у таможенников под рукой.

Одним словом, при таком подходе И.Насалика к решению задач и проблем, стоящих перед госсектором украинского углепрома, есть большие сомнения в обещанной безубыточности госшахт с 2020 г.

И.Насалик, в прошлом мэр Калуша и депутат Верховной Рады –это политик чистой воды, для которого главное – вовремя вскочить на броневик и бросить в толпу именно тот лозунг, который она хочет услышать в данный момент. Чтобы возглавить движение и на этой волне получить какие-то бонусы.

Снежный ком реформ

Неудивительно, что практические результаты деятельности И.Насалика, мягко говоря, оставляют желать лучшего.

По итогам января-апреля угледобыча в Украине снизилась на 3,3%, до 13,066 млн т. И дело не только в прекращении поставок из оккупированных р-нов Донецкой и Луганской обл.

Упала добыча в объединениях, которые находятся у правлении Минэнергоугля: в "Селидовугле" – на 39,9%, до 453 тыс. т., в "Краснолиманской" – на 31,9%, до 150,8 тыс. т., в ш/у "Южнодобасское №1" – на 36,1%, до 134,2 тыс. т.

Ухудшились результаты и у госшахт западноукраинского бассейна. Но если в ГП "Львовуголь" падение "всего" на 5,4%, до 427,2 тыс. т., то в ГП "Волыньуголь" – обвал на 48,5%, до 39,4 тыс. т.

Общую статистику спасли частные добывающие компании: у "ДТЭК Павлогадуголь" прирост на 11,1%, до 6,662 млн т., у ОДО "Белозерская" – на 32,8%, до 329 тыс. т., и т.д.

В целом же по госшахтам за 4 мес. падение добычи составило 20,6%, до 1,672 млн т. Напомним, по итогам 2016 г. добыча у госшахт сократилась на 14,13%, до 5,79 млн т.

Т.е. падение показателей ускорилось и это та цена, которую мы платим за то, что у руля угольной отрасли президент Петр Порошенко поставил политика вместо менеджера.

Все очень просто: падение угледобычи компенсируется импортом, за который приходится платить валютой.

Это приводит к увеличению цены угля в тарифе энергокомпаний и, по цепочке, к росту цифр в платежках для населения.

А министр в это время, напомним, то "борется" с псевдоимпортом угля из РФ, то в телеэфирах изображает непримиримого борца с коррупцией.Между тем результаты его практической деятельности иначе как провальными назвать нельзя.

Ведь в конечном итоге работа министра оценивается одним показателем – объемом добытого угля. Все остальное – попытка отвлечь внимание на второстепенные вещи.

Исходя из этого становится понятно, почему нет никаких подробностей по новой концепции реформирования госсектора углепрома. Не потому, что они секретны – их просто нет как таковых. Ведь понимания, что и как надо делать – тоже нет.

Тем не менее, кое-какие нюансы из новой концепции после визита И.Насалика на ш/у "Южнодонбасское №1" все же стали известны. И они лишь подтверждают вышесказанное.

К примеру, предлагается списать госшахтам долги на 12,2 млрд грн. Это и неоплаченная электроэнергия, и задолженность перед Пенсионным фондом Украины, и т.д.

Несложно спрогнозировать, как на данную инициативу отреагируют Минсоцполитики, Минфин и Государственная фискальная служба Украины – очень мягко говоря, без энтузиазма.

Точно так же не нужно быть ясновидящим, чтобы предположить, что шансы принятия соответствующего закона в Верховной Раде близки к нулю.

Однако реалистичность отраслевых министерских планов мало заботит политика, у которого время измеряется периодами от выборов до выборов.

Тогда надо ли удивляться, что концепцией предусмотрено, например, выделить $500 млн на покупку китайских горно-проходческих комбайнов Sanyi и $50-100 млн на – горно-шахтное оборудование Caterpillar?

И это вместо того, чтобы обеспечить заказами украинских производителей данного оборудования.

Но если выбор Caterpillar еще можно объяснить желанием обеспечить надлежащее качество, то в отношении китайской техники такой аргумент уже не работает. Так может, это и есть та самая коррупция, о которой как любит рассуждать министр перед СМИ?

В любом случае понятно, что при таком политическом подходе к управлению отраслью заявленная в концепции цель увеличить добычу угля госшахтами до 8,7 млн т. к 2020 г. – не более чем утопия.

Производственные показатели в госсекторе углепрома ухудшаются с каждым месяцем, однако об этом никто не говорит: ни сам министр, ни премьер, ни президент.

Чтобы отвлечь внимание от данного факта, акцент смещается на проект по переводу тепловых электростанций с антрацитового угля на газовый.

Как известно, добывающие антрацит шахты расположены в ОРДЛО и проект преподносится как снижающий зависимость украинской энергетики от неподконтрольных территорий.

Но вся фишка в том, что сейчас данный проект фактически не имеет смысла: при таких темпах падения добычи в госсекторе газового угля тоже скоро будет не хватать.

И тогда какая разница, что импортировать – антрацит или уголь марки Г? В любом случае платить на него придется валютой.

Снова-таки, с нынешней динамикой сокращения угледобычи есть опасения, что И.Насалик на презентации своей концепции в "Южнодонбасском №1" в кои веки сказал правду, только не всю.

"Могу с твердостью сказать, что через год и 2 мес. у нас не будет ни одной убыточной шахты", - заявил министр.

А что, если и правда не будет ни одной – ни убыточной, ни прибыльной, вообще никакой? Не только на Донбассе, но и в Западной Украине?

В этой связи очень логично выглядят сообщения СМИ, которые появились вечером 6 июня в СМИ.

В них со ссылкой на источники утверждается, что премьер В.Гройсман решил заменить И.Насалика на более адекватного управленца и что этот вопрос уже практически решен.

Если так, то в ближайшее время в Минэнергоугля произойдут очередные перестановки. Они необходимы, с учетом вышеизложенного и решение премьера – единственно верное в данной ситуации.

Вот только… Пока новый министр войдет в колею, пока расставит на местах своих людей – пройдет время. Потом наверняка его подчиненные приступят к разработке новой концепции для углепрома.

Поскольку каждый министр после прихода на должность считает своим долгом принять собственный стратегический документ, не обращая внимание на предыдущие наработки.

Одним словом, пока у нового менеджмента, который, хотелось бы верить, все же появится в стенах Минэнергоугля, дойдут руки до реальных реформ в госсекторе углепрома – вполне может так статься, что реформировать будет уже нечего… Ведь угледобыча на госшахтах продолжает падать.

Виталий Крымов, "ОстроВ"