вверх
Понедельник
11 Декабря
Евгений Сытник
кандидат экономических наук, доцент, в 2002 - 2003 гг. стипендиат Программы им. Лейна Киркланда Польско-Американского Фонда Свободы

Домкрат и домкратия вместо демократии

31.05.2017 01:21:18
ID = 161948
Сегодня сенат Нидерландов разблокировал приостановленный было народным референдумом процесс юридического оформления ассоциации Украины и ЕС. С одной стороны, это решение верхней палаты голландского парламента можно рассматривать как признание усилий народа Украины, направленных на подтверждение европейского выбора. Однако это только часть правды, причем, я полагаю, меньшая.

Другая часть правды (большая часть) состоит в том, что европейские политические элиты в условиях катастрофического обвала доверия к режиму Порошенко внутри Украины решили немного поддержать, или «поддомкратить», как выразился один из комментаторов, этот самый режим. Ведь что у него в активе? Экономический рост? Наоборот, итог трех лет – резкое падение (минус 14 % ВВП и трехкратная девальвация гривны). Расследование преступлений клики Януковича? На уровне болтовни и добрых пожеланий. Торжество социальной справедливости? Слышу смех в зале… Может быть, восстановление территориальной целостности Украины? Тоже нет. Так недолго и до… Скажем, до того, что режим скопытится. А нужно ли это европейцам? Конечно, нет. Порошенко их устраивает. Транзит углеводородов осуществляется из России в ЕС по территории Украины бесперебойно. А это для европейцев главное. Если вдруг в Украине придет к власти патриотическое правительство, по образу своего мышления хотя бы отдаленно напоминающее, скажем, де Голля, оно пригрозит России реальным перекрытием трубопроводов, если та не уберется с украинских территорий. Нужно ли это Европе? Нет. 

А Порошенко нужен. Поскольку он делает всё, чтобы война на востоке и оккупация украинских территорий Россией касались бы только этих самых территорий и их жителей. А в остальной части Украины войны как бы и нет (хотя это обманчивая иллюзия, отложенная катастрофа). И для самого Порошенко войны нет. Его сын не в окопах. И для европейцев войны нет, ведь они из трубы все положенное им получают вовремя и в оговоренном с «Газпромом» объеме. Иначе говоря, Порошенко намеренно, в интересах европейской наднациональной олигархии отказывается использовать в деле защиты территориальной целостности Украины такой важный аргумент, как транзитный статус Украины. Можно сказать больше. При Порошенко этого ресурса в руках Украины как бы и нет. Порошенко его, по сути, отключил. Отключил и нейтрализовал то, чем Украина обладает в силу своего географического положения, и что в других руках было бы важным рычагом для давления на Кремль. С чем можно сравнить эту подлость? С какой ситуацией? Представьте, это, как если бы на ваш дом напала шайка вооруженных воров, она заняла несколько ваших комнат, убила ваших детей, выносит ценности, а вам не дают отстреливаться от воров с помощью ружья, которое у вас есть, а предлагают использовать лишь палку и кулаки. И впустую звать глухих соседей на помощь. Победите ли вы в этой схватке? 

Ясно, что, если режим Порошенко развалится, будущее правительство может потянуться к вентилю, чтобы по-другому говорить с Россией. Тогда у европейцев могут начаться нефтегазовые проблемы.
Нужно четко понимать эти моменты. И безвиз, и ассоциация Украины в ее (страны) нынешнем виде, на самом деле, как и вчера, по-прежнему несут большие риски для Евросоюза. Та же дыра в границе диаметром 400 км, торговля с бандформированиями, нищета и коррупция. Вал неучтенного оружия из зоны «АТО», который может хлынуть в ЕС. И если бы режим Порошенко был бы хоть чуточку популярней внутри страны, европейцы безвиза бы не дали, и не разблокировали бы приостановленную голландцами ассоциацию. Но режим уж очевидно завис над пропастью, и держится на соплях. Настолько на соплях, что расчетливые европейцы поняли: если у этого зачастившего к ним просителя не будет хоть какого-то актива в глазах его граждан, он может не усидеть в кресле, а значит, у них в Европе скоро тоже могут начаться проблемы. И европейцы решили «поддомкратить» Порошенко. 

Иными словами, дело не в прогрессе Украины на пути реформ. В решении по безвизу и ассоциации европейская бюрократия руководствовалась прежде всего своими шкурными интересами и интересами транснациональных корпораций. Пожелания и мнение народов для нее на втором плане. Причем, как украинского народа, так и народа Нидерландов. Так, вопреки желанию украинцев евробюрократы на годы затормозили безвиз, который могли бы предоставить давно с таким же успехом, как сегодня, а вопреки мнению народа Нидерландов, выступившего против ассоциации с Украиной, вдруг дали ход этой самой ассоциации.
То есть, нужно понимать, евробюрократия относительно независима от воли тех или иных народов. Она руководствуется своими расчетами и маневрирует. 

Но вернемся к Украине. Теперь ситуация здесь выглядит следующим способом. Неэффективному и непопулярному режиму, лишь имитирующему реформы, евробюрократы бросили с барского стола, условно говоря, куль конфет в виде безвизового режима и номинальной «ассоциации». Режим, в свою очередь, разбросает эти «конфетки» в толпу, значительная часть которой уже ничего не хочет, только бы вырваться из украинской беспросветности, говоря выражением анекдота о попугае, выехать «хоть тушкой, хоть чучелом». За это толпа спишет часть своих претензий и вопросов к режиму, а режим, соответственно, продержится еще какое-то время. В течение которого европейские бюргеры могут спать спокойно, не переживая по поводу своей обеспеченности российским газом и нефтью.
В общем, на наших глазах рождается новый контур, новая колониальная, точнее, неоколониальная схема. Европейский Союз выступает в роли домкрата для обанкротившегося во всех смыслах режима в одной из стран-соседей, режим подкупает свой демос ранее невиданной для большинства возможностью легко свалить из страны, отчего демос постепенно превращается в охлос. А демократия, и без того недоразвитая, в охлократию. Предлагаю называть такую систему евродомкратией, или просто, домкратией. Она не имеет с ответственной демократией в сущностном плане ничего общего.